Большая Медицинская Энциклопедия

Надпочечники


НАДПОЧЕЧНИКИ (glandulae suprarena-les, epinephra, hypernephra, paraganglia), парные инкреторные органы, лежащие в задне-верхней части брюшной полости на верхневнутренней поверхности почек. Открытие и первое описание надпочечников приписывается анатому Евстахию (Eustachius)B 16 в.,невнимание врачей было впервые привлечено* #4 <^Ч,

в

Рисунок 1. Надпочечники человеческого плода в 5,5 см (А) и в 10 см (В): а—спереди; Ъ—сзади; 1—правый; 2—левый. к Н. работами Аддисона (Thomas Addison) в 1885 г.; он указал на значение Н. как органов, необходимых для жизни. Его же имя носит болезнь, связанная с поражением Н. Анатомия. У взрослого надпочечники имеют закругленно-треугольную или полулунную форму (форму «толстой запятой» по Testut). Эта форма устанавливается не ера-. зу: до 3-г© месяца внутриутробной жизни Н. имеют форму чечевицы, с 3-го месяца до рождения их форма треугольная или коническая, сплющенная спереди назад и основанием обращенная назад (рис. 1—3). В детском возрасте толщина Н. больше, чем у взрослого (10—11 мм против 7 мм).У Н. различают три поверхности (передне-боковую, задне-срединную и нижнюю, или основание), верхний полюс и боковой и срединный края. Поверхности, гладкие в начале развития, в дальнейшем становятся морщинистыми; самая значительная из таких складок на передней поверхности Н. образует так назыв. ворота H.(hilus gl. suprarenalis), куда входит несколько артериальных веточек и откуда выходят центральная вена EL <vena suprarenalis, s. v. centralis gl. supra-ren.) и лимф, сосуды.—Средние размеры Н.:

1                  В

Рисунок 2. Надпочечники человеческого плода в 17 см (А) и новорожденного (Б): а—спереди; Ъ—сзади; 1—правый; 2—левый. высота 30 мм, ширина 25 мм, толщина "7—8 мм; средний вес 12 г (Testut); у взро-

Рисунок 4. Различное положение надпочечника(схема): 1—задний край печени; 2—правая почка; 3— почечная вена; 4— нижняя полая вена; пунктиром — высокое стояние надпочечника; черточками — среднее; сплошной линией—низкое. (Из Testut.)

1                                   В                                   2

Рисунок 3. Надпочечники взрослого человека: А—спереди; В—сзади; 1—правый; 2—левый. слого Н. в среднем равен 25-й части объема и веса почки (Latarjet).—Цвет Н. темно-желтоватый, консистенция довольно мягкая.— Существует много вариантов в форме надпочечников: встречаются овоидные, треугольные и четырехугольные надпочечники. Прилегая к почкам, Н. занимают одно из 3 положений (рис. 4): высокое, когда Н. лежит на верхнем полюсе почки на уровне Dx—xi> низкое, когда Н. находится сейчас же .над почечными сосудами у внутреннего края почки на уровне от Dxn до Ln, и среднее— между первыми двумя. Какое бы положение надпочечники ни занимали, они всегда помещаются в почечном ложе (fascia renalis), занимая его верхне - внутреннюю часть и будучи охвачены жировой капсулой (capsula adiposa). Н. связаны рыхлой соединительной тканью с почками в месте их соприкосновения с ними.Прослойка между надпочечниками и почками у взрослых состоит из жировой ткани, в толщине индивидуально колеблющейся (от 0,5 до 3 см); у эмбрионов и новорожденных она совершенно отсутствует (Г. Иванов). Во всяком случае эта связь очень слабая, т. ч. при смещении почки надпочечники всегда остаются на своем месте; кроме того Н. прочно удерживаются широкими фиброзными тяжами, простирающимися от капсулы надпочечника к соседи. органам и тканям; таких связок различают по три у каждого Н.: 1) связка, идущая от передней поверхности правого Н. к внутреннему краю нижней полой вены (у левого Н. аналогичная связка идет к аорте); 2) связка над-почечнико - печоночная, идущая к нижн. поверхности печени, 3) связка надпочечнико - диафрагма льная, самая прочная из всех связок надпочечников, идущая от верхнего угла Н. к куполу диафрагмы. Эти связки не являются истинными связками, а лишь соединительной тканью, особо прочной вокруг сосудов Н. (Latarjet). Топография Н. Задней поверхностью оба Н. лежат на боковой части позвоночника под углом к нему в 45°, на ножках или поясничной части диафрагмы. Левый Н. лежит ниже правого, нисходя до Ln, и занимает обычно низкое положение, среднее же и особенно высокое он занимает чрезвычайно редко (С. et M. Gerard). Между ним и задней стенкой брюшной полости проходят truncus sympathies и окончание п. splanchnici majoris et minoris и vena lumbalis ascendens. При высоком положении левый надпочечник лежит на уровне XII ребра, в таком случае при подходе к нему сзади встречается плевральная полость, именно — sinus costo-dia-phragmaticus. Передняя поверхность левого Н. частью покрыта задним листом париетальной брюшины; к Н. спереди прилежат вверху— нижняя поверхность левой доли печени и задн. край селезенки (не всегда), в середине—желудок, внизу— хвост поджелудочной железы (не

Рисунок 5. Правый надпочечник (1) спереди: 2—его ворота; 3—часть, сопри

касающаяся с печенью, всегда); поперек Н покрытая брюшиной; 4— проходят селезеноч то же—лишенная брюшины; 5—правая почка; 6 и 9—12-перстная кишка; 7—pancreas; 8—цент- покрытая%И iavl жениилежит на вер- inf. и 12-перстн. кишкой; 11—г. cava inf. ные сосуды. Основанием левый Н. при своем высоком поло- хнем полюсе почки, при низком (что чаще) — на почечных сосудах. Срединный, выпуклый край Н. касается ganglion semilunare sin. и отстоит от аорты на 1—2 см. Кратчайшее расстояние левого Н. от средней линии тела в среднем равно 1,8 см (Промптов).—П р а в ы й Н. лежит несколько выше левого и занимает обычно среднее положение; низкое для него редко, а высокое очень редко (Gerard). Между правым Н. и задней стенкой брюшной полости кроме элементов, перечисленных при описании левого Н., проходит анастомоз между п. phrenicus dext. и plexus Solaris (Latarjet). Переднюю поверхность правого Н. прикрывают в медиальной части v. cava inferior, в нижнемедиальном углу—duodenum, а в остальной части—печень, отк-ройН.в средней своей части отделен брюшиной (рис. 5). Основанием правый Н. лежит на почке, спускаясь нижне-медиальным углом при низком положении до почечных сосудов. Срединным краем Н. лежит в непосредственной близости с ganglion semilunare и с v. cava inf., то отстоя от нее на 7г см то между ней и позвоночником. Кратчайшее расстояние Н. до средней линии тела в среднем равно 1,5— '2 ел* (Промптов).—Верхними полюсами оба надпочечника обращены косо вверх кнаружи и немного кпереди. Кровеносные сосуды надпочечников. Н. очень обильно снабжены кровью, к-рую получают по 4 группам артерий: 1) art. suprarenalis sup. (ветвь art. phrenicae inf.), 2) art. suprarenalis media (ветвь aortae abd.), 3) art. suprarenalis inf. (ветвь arteriae renalis) и 4) art. capsulae adiposae renis (ветвь aortae abd. или art. renalis). Артерии, дав многочисленные анастомозы между собой, ветвятся в веществе Н.—В е н ы Н. соединяются в большинстве случаев в большую вену (vena suprarenalis, s. v. centralis gl. suprarenalis), выходящую из передней поверхности Н.; она впадает справа в v. cava inf., слева—в v. renalis sin. Почти постоянно существует у левого Н. vena reno-capsulo-diaphragmatica—анастомоз между v. centralis gl. supraren., v. phrenica inf. и v. renalis (Albarran). Эта вена является колятераль-ным путем между vena renalis и пристеночными венами брюшной полости.—Л и м ф. сосуды Н. по выходе из глубины Н. -1-9 собираются на внутреннем крае Н., откуда и идут к лим-фат. железам; делятся на передние и задние. У правого Н. передние,числом 4—5, очень объемистые, идут косо вниз и к середине, пересекают спереди правые почечные сосуды и v. cava inf. и впадают в 2—3 парааор-тальные лимф, железы сейчас же ниже почечных сосудов; задние лимфатич. сосуды, числом 2—3, очень короткие, идут к лимф. железам на задней поверхности venae cavae inf.,между ней и ножками диафрагмы (рис.6). Лимф, сосуды левого Н.: передние, числом 4—6, идут почти вертикально вниз и вливаются в парааортальные лимф, железы

Рисунок 6. Регионарные лимфатические железы и сосуды надпочечников.

Рисунок 7. Окончания симпатических нервов. Нервы почек и надпочечника: 1 и 2—правый п. phrenicus; 3—веточка к надпочечнику; 4— нервы из п. splanchnicus major (5) и из надпочечного узла (б); 7—окончание п. splanchnici major, в дополнительном узле; 8—правая почечная вена; 9—почечно-надпочечниковые анастомозы; 10—полулунный узел; 11—ветви, соединяющие узел с таковым же на др. стороне; 12—окончание п. vagi dextri; 13— правый надпочечник; 14—нервы из полулунного узла.

сейчас же ниже левых почечных сосудов; задние лимфатическ. пути (4—5) идут различно: одна их часть впадает в левые парааортальные железы, сейчас же ниже почечных сосудов, другая—идет вверх, проходит в щели между внутренней и промет жуточиой ножками диафрагмы в грудную полость, где и впадает в задние медиасти-нальные железы на уровне DIX между аортой и позвонком.— НервыН. получают из двух источников: одни идут к задней поверхности Н. из п. splanchnicus major, другие—к передней поверхности из plexus Solaris (рИСуНОК 7).                        А« Сироткин. Сравнительно-анат. данные. Надпочечники (околопочечные железы) у низших позвоночных представлены органами двоякого рода: межпочечными, или интерренало-I. "^ / выми железами (glandulae interrena-\| - и les), и адреналовыми, или хромаф-\'J фи иными (glandulae suprarenales, s. iW/ adrenales). Хромаффинные железы j-L-j-i в основе своей являются метамер-1! ' 2 ными образованиями, обнаружива-i •'] ющими в филогенетическом разви-(]-■ тии тенденцию сливаться между !)"'' собой. У акул адреналовые же-\~_\ лезы состоят из метамерно распо-!'-,[ ложенных телец, стоящих в связи (. -\ с симпатической нервной системой; 1-Щу межпочечные же образуют парные \'VY или непарные массы, расположен-\'Х\, ные ближе к хвосту, причем мета-!• -\ мерное расположение в них нераз-И'! личимо (рисунок 8: интерренало-ц'.\ вые (5) и супрареналовые (2) ор-\ 1: ганы акуловых; 1—почки). У к о-\^ с т и с т ы х рыб адреналовые железы включены в стенки карди-Рис 8 нальных вен5 межпочечные же лежат на почках, иногда проникая в их паренхиму. У амфибий впервые оба вида околопочечных желез входят в соприкосновение друг с другом и одевается общей капсулой, образуя Н., которые у хвостатых лежат по медиальному краю почек, отличаясь от них золотисто - желтой окраской, а у бесхвостых располагаются по вентральной поверхности почек также в виде желтых угловато изогнутых полосок. У р е п-тилий и птиц адреналовая система проникает вглубь межпочечных масс, образуя тесное неправильное переплетение тяжей; Н. в виде удлиненных, так называемых золотисто-желтых тел расположены поблизости от половых желез. Наконец у млекопитающих надпочечники располагаются по верхнему краю почек, причем заканчивается внедрение адреналовой системы внутрь межпочечной и превращение первой в мозговое, а второй—в корковое вещество надпочечника. Эмбриологические данные. Надпочечники берут начало из двух источников: во-первых из мезодермы брюшной полости, дающей начало интерреналовой системе—корковому веществу, во-вторых из зачатков симпатич. ганглиев, за счет которых развивается адре-наловое мозговое вещество (рис. 9). Корковое вещество появляется у зародышей человека на 1-м мес. утробной жизни (5 мм длины) между зачатковым эпителием полового бугорка и корнем брыжейки в виде разрастаний мезотелия брюшины, к-рые затем от-шнуровываются от мезотелия и ложатся по бокам брюшной аорты. У низших позвоночных зачатки коркового вещества развиваются в метамерном порядке; у человека область зачатка ограничивается узкой поло- сой соответственно верхнему участку Воль-фова тела (Soulie). Значительно позднее, во второй половине 2-го месяца (у зародыша 19 мм), появляются зачатки мозгового вещества, выходящие по мнению большинства авторов из пограничного ствола симпати-

Рисунок 9. Схема развития надпочечника: 1— хорда; 2—симпатический ганглий пограничного ствола; 3— зачаток мозгового вещества; 4—зачаток коркового слоя; 5—половой бугорок; б—канальцы первичной почки; 7—Мюллеров ход; 8—Вольфов ход. (По Корнингу.)

ческой нервной системы. Выделение это* происходит на значительном протяжении до тазовой области (Kohn), но только часть-клеток (симпатогонии) входит в состав Н., остальные образуют т. наз. параганглии и Цуккеркандля орган (см.). Кроме того мозговое вещество образуется теми хромаффинны-ми клетками, которые выселяются сюда из краниальных полюсов брюшных аортальных параганглиев (Иванов, М. Wrete). Образование Н. происходит следующим образом (Poll): зачаток коркового вещества окружается мезенхиматозной капсулой, к которой подходят вместе с сосудами симпатогонии; затем они начинают проникать. вглубь и образуют разветвляющиеся тяжи; лишь постепенно мозговое вещество занимает центральное положение. На 3-м месяце Н. помещаются на краниальной и отчасти вентральной поверхности почек и имеют сравнительно большую величину, к концу 3-го> месяца они сдвигаются еще больше в краниальном направлении. Гист. диференци-ровка начинается приблизительно в то же время, раньше в корковом веществе, которое разделяется на три пояса; несколько позднее в мозговом, элементы к-рого диференциру-ются на ганглиозные и хромаффинные клетки. Величина Н. у плодов относительно очень велика за счет сильного развития коркового слоя; после рождения происходит быстрое уменьшение Н. вследствие дегенерации внутренних слоев коркового слоя. Гистология. На разрезе Н. человека и млекопитающих можно невооруженным глазом различить двоякого рода вещество [см. отд. таблицу (ст. 15—16), рис. 9]: корковое (substantia corticalis) и мозговое (sub-stantia medullaris). Первое желтовато-белого цвета, переходящего в глубоких слоях в коричневый, более плотно, легко разрывается по направлению, перпендикулярному к поверхности, имеет толщину в 0,28—1,12 лип (КбHiker). Мозговое вещество серовато-розовое, иногда красное от большого содержания крови, менее плотно; в толщину по краям 0,35—0,75 мм, в середине 2—3 мм. Корковое вещество (рис. 10) покрыто с по-

Рисунок 10. Разрез надпочечника (слабое увеличение): Л—корковое вещество; В—мозговое вещество; 1—капсула; 2—zona - glomerulosa; 2'—zona fascicularis; 3—zona reticularis. (По Эбнеру.)

верхности фиброзной капсулой, в поверхностных слоях к-рой встречаются жировые дольки и кровеносные сосуды; в глубине оно плотнее, и от него отходят внутрь органа соединительнотканные перегородки, образующие строму коркового вещества. Капсула содержит гладкие мышечные волокна. Паренхима коркового вещества Н. состоит из тяжей эпителиальных клеток (цилиндры Келликера), расположенных перпендикулярно к поверхности органа. По характеру и расположению тяжей различают в корковом веществе три зоны, идущие параллельно поверхности (Arnold): 1) наружная зона клубочков (zona glomerulosa), 2)   средняя, пучковая (zona fascicularis) и 3)   внутренняя, сетчатая (zona reticularis). Впрочем не все согласны с таким разделением: указывают, что у человека z. glomerulosa выражена неясно и нет оснований ее выделять (Ebner); другие, наоборот, обращая внимание на характер клеток, различают 4 зоны, выделяя из пучковой зоны спонгиозную (Guieysse), и даже 5 зон, разделяя пучковую зону на 3 (Bernard и Bi-gard). Зона клубочков названа так потому, что эпителиальные тяжи под капсулой б. или м. сильно изгибаются, иногда на концах вздуваются колбообразно и на разрезах кажутся отделенными от пучковой зоны прослойками соединительной ткани. Клетки в этой зоне имеют небольшую величину, у многих животных узкую цилиндрическую форму; из включений содержат мелкие зерна или капельки жиров и липоидов. Многие авторы, следуя Готшау (Gottschau), считают клубочковую зону скоплением молодых, зародышевых элементов, которые, постепенно созревая, переходят в следующие слои; в ней неоднократно описывали клеточные деления.—Зона пучков характеризуется тем, что эпителиальные тяжи в ней расположены параллельными, слегка изгибающимися рядами; между ними, тесно прилегая, идут кровеносные капиляры. Клетки здесь большей величины, кубической или же многогранной формы, 9—20 в диаметре, содержат круглое ядро. Неравномерное распределение протоплазматиче-ских включений дало повод нек-рым авторам различать в пучковой зоне отдельные виды клеток (рисунок 11): вакуолизированные клетки — спонгиопиты (аделоморфные клетки Богомольца), темные клетки (главные— Богомольца), сидерофильные клетки, мик-роциты и др.—Р етикулярная, или сетчатая зона характеризуется тем, что эпителиальные тяжи изгибаются в стороны и анастомозируют, образуя сети с широкими промежутками; соответственно этому изменяется и ход капиляров. Клетки сетчатой зоны меньше по размерам (8—18 ,м), темнее и, начиная с 20-го года жизни, содержат зерна и глыбки буро-желтого пигмента. Происхождение его не установлено: большинство авторов считает его результатом превращения включений пучкбвой зоны или выражением атрофического состояния клеток. Согласно этому ретикулярную зону рассматривают обыкновенно как зону инволюции, в которой гибнут клетки, передвинувшиеся из пучковой зоны. По другому взгляду (Bernard и Bigard) выработка пигмента имеет особое функц. значение, аналогичное накоплению липоидов. Наиболее характерной особенностью клеток коркового вещества является содержание в них большого количества жировых веществ, расположенных в протоплазме в виде капель или зерен. В большинстве своем они принадлежат к липоидам и в частности к соединениям холестерина (см. Липоиды); кроме того специфическими окрасками можно обнаружить присутствие свободных жирных к-т (б. ч. в ретикулярной го' v.*/ •; 'V^1 * .(Г* * ^ ,% -.. a t^*> - г .< gym-.r ».^ S>" ,4 Ряс. 11. Корковое вещество надпочечника (сильное увеличение): 1—сосуды; 2—темные клетки; 3—светлые клетки (споншоциты). (По Эбнеру.) зоне) и небольшие количества нейтрального жира. Распределение липоидов в коре Н. неравномерно. Всего больше их находится в пучковой зоне. В клубочковой зоне количество их значительно меньше, и иногда отмечаются клетки, не содержащие липоид-ных включений. В ретикулярной зоне липоидов также меньше, нежели в пучковой зоне. Капельки жировых веществ здесь очень мелки. Содержание липоидов в коре Н. сильно варьирует у животных одного и того же вида (Колосов), что делает наблюдения за изменением липоидов в коре Н. под влиянием экспериментальных воздействий очень трудным и неоднократно приводило к ошибкам.—В протоплазме клеток коры Н. обнаружены органоиды: центрио-ли, сетчатый аппарат Гольджи, хондриомы и различные включения: сидерофильное вещество (дает реакцию на железо), окси-фильное вещество (Ciaccio) и упомянутый выше пигмент ретикулярной зоны. Мозговое вещество (рис. 12) состоит 1) из соединительнотканной стромы с большим количеством эластических волокон и клеток; 2) из кровеносных сосудов, среди которых выделяются широкие вены, и 3) из клеточных тяжей, расположенных в виде сетей кругом сосудов. Характерной особенностью мозгового вещества является соединение в нем двоякого рода элементов: симпатических ганглиозных клеток и особого рода эпителиальных клеток — хромаффин- ных (Копп) или феохромных (Poll). Эти клетки имеют многогранную, нередко цилиндрическую форму, 8—18 ii в диаметре и содержат в себе зерна, красящиеся после обработки хромовыми солями в коричнево-желтый цвет (реакция Henle); они же от действия полуторахлористого железа получают зеленовато-голубую окраску (реакция Vul-pian'a), а при импрегнации серебром по методу Кахала—черную. Большинство авторов предполагает, что зерна в клетках мозгового вещества представляют собой адреналин. В очень широких кровеносных ка-пилярах мозгового вещества среди свернувшейся плазмы крови можно обнаружить затеки вещества, дающего красочную реакцию с полуторахлористым железом (растворившиеся зерна адреналина). Попытки вызвать сдвиги в морфологии клеток мозгового вещества путем раздражения секреторных нервов (п. splanchnicus major) не дали достаточно "убедительных результатов. Строма образована так наз. решотчатыми волокнами (Gitterfasern): они оплетают кровеносные сосуды и переходят на капиляры, оплетая их густой нежной сетью. От капиляров ре-шотчатые волоконца переходят на тяжи эпителиальных клеток коры и мозгового вещества, образуя вокруг них тончайшие мелкопетлистые футляры. Кровеносная система коркового и мозгового вещества тесно связаны между собой. От многочисленных артериальных ветвей, разветвляющихся в капсуле, отходят капиляры в корковое вещество и идут радиаль-но между эпителиальными тяжами; они изливаются в значительной части в вены мозгового вещества. Мозговое вещество получает кровь из особых артериальных ветвей, прободающих корковое вещество; они переходят затем в извивающиеся капиляры сину-соидного характера, к-рые вливаются в центральную вену. — Нервы Н. Многочисленные нервные стволики, происходящие гл. обр. из солнечного сплетения и принадлежащие симпат. нерву (большие и малые чревные нервы) (в происхождении этих стволиков по мнению нек-рых авторов участвует блуждающий нерв), входят в капсулу ., где расположе-^динитепьная ткань; з— НО большое КОЛИ- ^эпителиальные островки чеСТВО нервных уз- хромаффинных клеток. (По ЛОВ. Нервные уЗЛЫ                 Пренану.) содержат типические симпатические клетки. Далее нервные стволики, следуя ходу кровеносных сосудов, входят в корковое вещество, отдавая боковые ветви в кору, и вступают в мозговое вещество. Количество нервных волокон в мозговом веществе чрезвычайно велико. Нервные волокна образуют окончания на клетках мозгового вещества в виде маленьких петелек или колечек (Пи-нес, Колосов). Количество нервных клеток

Рисунок 12. Мозговое веще-ствонадпочечника: 1—кровеносные сосуды; 2—сое-

т, ^.

чЖ<#ш ь

5                                                                 d                                 7 Рисунок 1. Очаги размягчения в коре головного мозга вследствие тромбоза сосудов (endarteriitis syphilitica). Рисунок 2. Menin-gomyelitis syphilitica. Утолщение и инфильтрация мягкой мозговой оболочки спинного мозга. Рисунок 3. Neuroma plexi-Forme. Рисунок 4. Множественные неврофибромы нервных стволов. Рис., 5. Naevus pigmentosus verrucosus. Рисунок 6. Неврофиброматоз. Рисунок 7. Надпочечник после бывшего кровоизлияния в него: а — детрит на месте медулярного и частью коркового вещества; с—сохранившиеся близ капсулы (d) части коры; снутри последняя отграничена рубцовои тканью (Ъ) с отложениями гемосидерина. Б. М. Э.                                                    К ст. Надпочечники, Неврофиброматоз, Naevus, Нервная система. в мозговом веществе сильно варьирует у разных животных и даже у животных одного и того же вида. Способ окончания их отростков не выяснен. На основании данных по развитию Н. нужно предполагать, что нервные клетки коры и мозгового вещества Н. связаны с симпатическими нервными волокнами.                           В. Карпов. Патологическая анатомия. Пороки развития. Случаи агенезии обоих Н. (у жизнеспособных и в остальном нормальных индивидуумов), неоднократно описывавшиеся в старой мед. литературе (до 1860 г.), совершенно не вяжутся с доказанной в наст, время абсолютной необходимостью для жизни этого органа и являются очевидно результатом ошибки или недостаточной точности наблюдения. Вероятно в этих случаях дело шло о врожденной дистопии Н., которая обычно бывает двусторонней и при которой Н., располагаясь то под фиброзной капсулой почек то даже в клетчатке около почечных сосудов, легко могут быть просмотрены. Даже отсутствие одного Н. представляет исключительную редкость (во всей литературе 9 б. или м. достоверных случаев; из них в 8 отсутствовал правый Н.). Чаще наблюдаются значительные степени недоразвития этого органа, к-рые всегда сочетаются с крупными дефектами в развитии центральной нервной системы (анэнцефалия, акра-ния). Сущность этого сочетания до сих пор еще не выяснена. Гист. исследованиями по отношению к Н. установлено только, что 1) недоразвитие здесь касается гл. обр. коркового слоя, в то время как мозговое вещество может находиться даже в сравнительно избыточном количестве, и 2) что недоразвитие является исключительно количественным, тогда как степень зрелости органа оказывается обычно большей, чем у нормального плода соответствующего возраста (см. Анэнцефалия). К очень редким порокам относится слияние обоих Н. в один непарный орган (аналогично подковообразной почке), а также одностороннее или двустороннее удвоение их. Наоборот, чрезвычайно часто (особенно в раннем детском возрасте) встречаются т. н. прибавочные Н. Последние состоят обычно только из клеток коркового слоя и представляют собой обособленные узелки величиной от микроскоп. размеров до вишни, к-рые могут либо находиться в самом Н. (в глубине его ткани или в капсуле) либо быть рассеянными в прилежащей клетчатке, а также внутри или около нек-рых брюшных органов (почки, a. et v. suprarenalis, v. cava, plexus Solaris, colon transversum, селезенки, правой доли печени, pancreas, v. spermatica interna, m. ilio-psoas, семенного канатика, яичка и его придатка, широких связок, трубы, яичника). Образуются такие узелки или путем отщепления от сформировавшегося уже интерреналово-го органа (корковая часть будущего Н.) во время врастания в него зародышевых клеток мозгового слоя (симпатогониев) или же еще раньше, в период развития и слияния отдельных мезодермальных зачатков, из к-рых образуется этот орган и к-рые в то время находятся в самом тесном соседстве с первичной почкой, формирующимися половы- ми железами и прилежащими сосудами. У новорожденных такие прибавочные корковые узлы можно найти в том или ином из указанных мест почти в 100%, причем в течение ближайших лет жизни большинство их обыкновенно атрофируется и исчезает. Трупные изменения, расстройства кровообращения, дегенерация, некроз. На секционном столе в Н. очень нередко определяются такие изменения, относительно к-рых до сих пор остается нерешенным вопрос, в какой мере они являются прижизненными и насколько, с другой стороны, в их происхождении играют роль процессы посмертного характера. Сюда относится прежде всего т. н. размягчение Н. Выражается оно образованием щелевидной полости между корковым и мозговым веществом, преимущественно на месте внутреннего, наиболее пигментированного слоя zonae reticularis, благодаря чему в резко выраженных случаях происходит как бы секвестрация всего мозгового вещества. Там, где последнее отсутствует, напр. у медиального и лятерального краев надпочечника или в детском органе, в к-ром мозговой слой вообще слабо развит, такое размягчение производит впечатление центрального. В основе этого явления, раньше относимого целиком на счет трупных изменений (или по мнению некоторых на счет механических повреждений при вынимании и разрезании органа), по общепринятому в настоящее время взгляду лежат все же прижизненные расстройства в виде резкой гиперемии, отека, кровоизлияний, клеточной дегенерации и т. п. Будучи сильнее всего выражены в ретикулярном слое благодаря его рыхлости и большей ранимости, они в свою очередь дают повод к чрезвычайно быстрому развитию здесь аутолитического трупного или даже может быть атонального размягчения. Соответственно этому и встречается описанная картина чаще всего при инфекционных болезнях, сопровождающихся тяжелыми расстройствами кровообращения в Н., а также при застойных состояниях, особенно в старческом возрасте у артериосклеротических субъектов. К той же категории явлений, возникающих вследствие комбинированного действия прижизненных и посмертных процессов, относятся повидимому и часто констатируемые в Н., иногда обширные, некротические фокусы без признаков реакции в окружающей ткани (т. н. п с е в д о н е к р о з ы). Расстройства кровообращения. Кровоизлияния в подпочеч-ники (см. отдельную таблицу рис.7) наблюдаются обычно в связи с резким венозным застоем и могут быть очень разнообразны по величине, начиная от мелких экстравазатов до сплошного геморагического ин-фарцирования органа или до образования крупных гематом, превращающих часть или даже весь Н. в кровяную кисту [см. отд. табл. (ст. 119—120), рис. 5]. Так как очень нередко такие кровоизлияния бывают двусторонними, то при обширных размерах они могут вести к смерти вследствие острой недостаточности надпочечников. Основной причиной кровоизлияний чаще всего служат различные травматические и инфекцион-но-токсические воздействия. Среди первых главное место занимает родовая травма новорожденных (особенно при тазовых положениях), влияние которой на этот орган усиливается физиологически наступающими к моменту родов чрезвычайно резкой гиперемией и разрыхлением внутренней зоны коркового слоя. Немаловажное значение в качестве этиологического фактора может иметь также оживление по методу Шульце. Что касается инфекционно-токсических влияний, то нет почти ни одной острой заразной б-ни, при которой в более или менее тяжелых случаях не пришлось бы встретить кровоизлияния в Н. Чаще они наблюдаются при дифтерии, затем при различных формах сепсиса, брюшном тифе, дизентерии и других б-нях, особенно у пожилых субъектов. Очень нередко моментом, благоприятствующим их возникновению, служат те или иные предварительные сосудистые расстройства, как-то: резкая гиперемия, токсический или застойный тромбоз вен, бактериальные эмболии и т. п. Из других болезненных состояний, дающих повод к кровоизлияниям в Н., заслуживают упоминания сильные и длительные венозные застои (например при пороках сердца), обширные ожоги, лейкемия и различные формы геморагического диатеза. Среди дегенеративн о-а трофических процессов чаще всего встречаются расстройства жирового обмена, выражающиеся гл. обр. в уменьшении общего количества липоидов коркового слоя (вместе с уменьшением размеров отдельных липоид-ных капель в клетках), а также в изменении хим. их состава в смысле исчезания холестериновых соединений при относительном и даже абсолютном увеличении фосфатидов. Нередко дело доходит почти до полного исчезания липоидов из органа.—Обычно одновременно с этим, но иногда и совершенно самостоятельно, возникают и другие расстройства обмена, в особенности т. н. вакуольное перерождение (см.), также очень часто встречающееся в Н. как при разнообразных пат. состояниях, так между прочим и при физиол. инволюции их. Наблюдается оно как в корковом, так и в мозговом слое и выражается появлением в клетках или крупных вакуолей, занимающих нередко все клеточное тело, или же мелких капелек, пронизывающих клетку и придающих ее протоплазме на препаратах мелкоячеистый вид. В корковом веществе вакуоли возникают иногда внутри липоидных капель, которые постепенно принимают кольцевидную или полу лунную форму, а затем и совсем исчезают. Вследствие нередко случающегося при этом полного расплавления и гибели отдельных клеточных элементов или мелких клеточных групп и скопления на их месте отечной жидкости, в корковом веществе могут возникать небольшие полости, очень сходные с железистыми благодаря тому, что окружающие клетки образуют как бы непрерывную эпителиальную обкладку по их стенкам. Однако с истинными железистыми фоликулами такие полости ничего общего не имеют. В мозго- вом веществе наряду с образованием вакуолей можно заметить иногда появление в протоплазме клеток своеобразных, слабо окрашивающихся гиалиноподобных капель различной величины. Иногда в мозговом веществе наблюдается ослабление или даже полная потеря клетками способности давать реакции на адреналин (см. Адреналин), в частности общеупотребительную в гистологической практике так наз. хромовую реакцию Генле. С наибольшей достоверностью об этой реакции можно судить при фиксации в течение суток свежих кусочков Н., взятых не позже, чем через 3 часа после смерти, в смеси из 90 частей 3,5%-ного раствора двухромокис-лого калия и 10 частей продажного формалина. Исчезание реакции свидетельствует об уменьшении или прекращении выработки специфического гормона клетками и часто сопровождается вакуольным их перерождением. Основной причиной, вызывающей все указанные расстройства обмена, служат гл. обр. различные острые инфекционные и токсические воздействия (дифтерия, скарлатина, тифы, паратиф, холера, пневмония, различные виды сепсиса, обширные ожоги и т. п.), в меньшей степени нек-рые хрон. интоксикации (многие формы tbc, перни-циозная анемия, часть лейкемий, нек-рые опухоли, иногда диабет). При тяжелых формах острых инфекций (особенно при дифтерии и скарлатине) в корковом слое встречаются иногда ограниченные фокусы некроза, несомненно прижизненного происхождения с ясно выраженной реактивной зоной.— Заслуживает упоминания также отложение амилоида в Н., что имеет место в каждом случае общего амилоидоза (см. Амилоидное перерождение) и иногда может достигать большой интенсивности. Возникает оно преимущественно вокруг капиляров коркового слоя, особенно zonae fasciculatae, вызывая по мере своего развития атрофию и гибель соответствующих клеток паренхимы. Гипертрофические процессы могут касаться как всего органа в целом (напр. при викарной гипертрофии одного Н. вследствие гибели другого), так и отдельной его части. В коре изменения гипертрофического характера почти всегда бывают тесно связаны с жировым обменом, развиваясь соответственно повышению содержания в ней липоидов. Последнее сказывается не только увеличением их количества в обычных местах отложений (zona fasciculata), но и участием в их накоплении клеток zonae glomerulosae et reticularis, в норме бедных липоидами. Физиологически такое состояние наблюдается как преходящее явление в течение беременности и в послеродовом периоде, патологически—при артериосклерозе, сморщенной почке, длительных расстройствах кровообращения (пороки сердца) и нек-рых других. Туберкулез, пернициозная анемия, лейкемии, опухоли, диабет могут протекать как при повышенном, так и при пониженном содержании липоидов. Изолированные гипертрофии мозгового вещества мало изучены и трудно определимы. Лучше известны гипертрофии других частей хромаффинной системы {см. Параганглии), наступающие иногда при разрушении медулярной части Н. каким-либо деструктивным процессом. — Картину острого воспаления можно нередко видеть в Н. при тяжелых формах различных острых инфекционных заболеваний, особенно—септического характера. Слагается она из альтеративных и сосудистых изменений, к-рые дополняются появлением инфильтратов (из нейтрофилов, круглых плазматических клеток, моноцитов и т. д.), располагающихся главным образ, в ретикулярной зоне. Изредка в исходе таких воспалений может повидимому развиться склероз органа с атрофией паренхимы.—Среди хрон. воспалительных процессов в Н. наибольшее значение имеют tbc и сифилис (см. Гипернефрит), особенно первый, составляющий анат. основу громадного большинства случаев т. н. Адджоновой болезни (см.). Первичные опухоли Н. естественным образом делятся на 2 обособленные группы: опухоли коркового слоя и опухоли мозгового вещества. Представителями первых служат так наз. корковые аденомы [см. отдельную табл. (ст. 103—104), рисунок 4], иначе называемые strumae sup-rarenales (Virchow), или гипернефромы Н. {Birch-Hirschfeld). Это—ограниченные, находящиеся б. ч. под капсулой (реже в самой коре или даже в мозговом веществе), обычно инкапсулированные скопления корковых клеток, часто расположенных параллельными, радиальными или переплетающимися рядами наподобие zona fasciculata или ге-ticularis. Материал для них дается повидимому отчасти неправильностями развития {в виде описанных выше прибавочных корковых узлов), отчасти теми процессами перестройки и регенерации, к-рые возникают после различных деструктивных изменений, столь часто наблюдаемых в Н. при всевозможных инфекциях. Некоторые факты (как напр. наибольшая частота и множественность аденом при таких состояниях организма, которые сопровождаются повышенным содержанием липоидов в Н., нарастание числа их с возрастом и др.) говорят за то, что провести здесь границу между настоящими опухольными узлами и так наз. узловатой гиперплазией далеко не всегда возможно. С другой стороны, эти образования иногда обнаруживают несомненные признаки бластоматозного роста, могут достигать очень крупных размеров, уничтожать самый орган и даже (особенно в детском возрасте) давать атипичные метастазируюшие злокачественные формы. Такого рода опухоли нередко оказывают специфическое гормональное влияние на организм, сопровождаясь то преждевременной половой зрелостью то гермафродитизмом, волосатостью и т. д., словом—рядом признаков, составляющих так наз. надпочечно-половой синдром (см. Гипернефрома, Hirsufismus).— Из элементов мозгового вещества могут возникать опухоли не только различной зрелости, но и разной диференцировки. Т. к. эмбриональная форма клеток мозгового слоя является общей с таковой же формой клеток симпатич. нервной системы, то естественно, что незрелые опухоли этой части Н. носят характер опухолей из нервной ткани (симпатогониомы, симпатобластомы); клетки же зрелых опухолей могут диферен-цироваться в двух направлениях и давать то нервную (ганглионевромы) то хромаф-финную (параганглиомы, феохромоцитомы) ткань (см. Ганглионеврома). Кроме указанных специфических опухолей в надпочечниках изредка встречаются липомы, гемангио-мы и лимфангиомы. Из метастатических— чаще всего раки.                         м. скворцов. Нормальная и патологическая физиология. Полное удаление обоих надпочечников ведет у большинства животных к смерти независимо от того, удалены ли надпочечники одномоментно или через б. илим. долгий срок один после другого. Лишь у крыс, а по некоторым авторам и у кроликов, особенно при двухмоментном удалении, получается иногда выживание (у крыс в 50%, у кроликов в 15— 20%; Biedl). Последнее приписывают наличию добавочных Н. Срок переживания после удаления Н. у разных видов животных очень различный; он зависит также от техники операции (более длительное переживание после двухмоментной операции), возраста (молодые животные погибают позже, чем старые), состояния обмена веществ (зимние лягушки погибают позже, чем летние) и взаимодействия с другими железами внутренней секреции (см. ниже). Кормление пищей, богатой N, понижает срок переживания. Последний равен* при одномоментном удалении у собак—4—6 дням, кошек— около 40 час, кроликов—24—36 час, свинок—около 15 час, лягушек—8—12 дней.— Явления после удаления Н.: первые 1—3 дня животные (собаки) выглядят, как в норме, затем наступает потеря апетита, вялость, слабость, сонливость; животное часто лежит неподвижно с вытянутыми задними лапами. При работе явления утомления наступают весьма быстро, наконец развивается полная адинамия (см.). Возбудимость двигательных нервов понижается (у лягушки) до х/« нормальной. Незадолго до смерти часто наблюдаются мышечные .подергивания, реже судороги. Чувствительность вполне сохраняется. Часто наблюдается рвота (у собак) и понос Кровяное давление часто падает (до половины нормального и ниже), однако не тотчас и не в первые часы после операции, а гораздо позже. Возбудимость вазомоторов и дыхания понижается; t° вначале может быть несколько повышена, затем падает. Смерть наступает от паралича дыхания, сердце переживает еще несколько минут. Исследования крови дали противоречивые результаты; многие отмечают сгущение ее, эритроцитоз. Количество холестерина и фосфатидов в крови часто нарастает. Усиление пигментации кожи, как при Аддисо-новой б-ни, у животных после удаления Н. не наблюдается, однако куски кожи таких животных при хранении (особенно при 56° и даже в формалине) темнеют сильнее, чем вырезанные у нормальных животных. Общий обмен веществ, выработка тепла понижаются. Количество сахара в крови (непостоянно и преимущественно перед смертью) и гликогена в печени падает. Сопротивляо- мость к ядам (неврин, атропин, дифтерийный токсин, тетанотоксин, гистамин, адреналин, яд кобры, холин, морфий) и к действию инфекционных возбудителей б. или м. резко понижается. Кровь и экстракты органов животных после удаления Н. отличаются значительной ядовитостью. При более долгом переживании животного после эпинефректомии все явления слабее, но адинамия довольно резко выражена; тепло-регулирующая способность понижена, вес тела падает, волосы выпадают, становятся ломкими, наблюдается стоматит. В печени наблюдается отложение жира, иногда кровоизлияния, количество гликогена может быть и не уменьшено; лимф, узлы и зобная железа увеличиваются в объеме; в кишечнике часто — отек стенок, кровоизлияния, некрозы и язвы на слизистой; в коре головного мозга и в продолговатом мозгу, а также в симпатич. ганглиях—дегенеративные изменения нервных клеток. При удалении Н. у молодых животных в случае долгого переживания наблюдается задержка развития и роста (особенно туловища, кости же конечностей могут быть даже длиннее нормальных). Одностороннее удаление Н. животные хорошо переносят, но наступает резкая гипертрофия оставшегося Н. (особенно у молодых животных, гл. обр. за счет коркового слоя) и добавочных интерренало-вых органов. Жизненно важное значение имеет лишь корковое вещество Н. Удаление одного мозгового вещества (например каутеризацией с последующим гист. контролем) переносится животными без резких нарушений вероятно благодаря присутствию остальной хромаффинной ткани. Пересадка коркового вещества после удаления Н. значительно удлиняет срок переживания. Пересадка целого Н. равнозначна пересадке одного коркового вещества, так как мозговое вещество в трансплянтате быстро гибнет, а элементы коры сохраняются гораздо дольше и даже, возможно, у нек-рых животных вполне приживают. Инъекции адреналина не сохраняют жизни и не улучшают состояния животных после удаления Н. После удаления одного мозгового слоя наблюдается лишь некоторая неустойчивость сосудистого тонуса и кровяного давления, а также теплорегуляции и уровня гликемии. Выключение инкреторной функции мозгового слоя достигается также денервацией одного из Н. после удаления другого: животные остаются жить, но погибают, если удалить оставшийся Н. Таким образом коры одного Н. (и даже части ее) достаточно для сохранения жизни. В пользу жизненно важного значения коркового вещества говорят также опыты Бидля—удаление ин-терреналового органа у селяхий (лежащего отдельно от адреналовой системы) ведет к гибели животных. Н. играют повидимому важную роль при явлениях авитаминоза. Так, при экспериментальном Б-авитамино-зе у голубей происходит увеличение Н., что ставят в связь с расстройством холестеринового обмена. При С-авитаминозе у свинок находят исчезание липоидов из коры Н. и атрофию ее клеток. Функция мозгового вещества сводится в основном к продукции адреналина. Относительно существования в норме постоянной секреции адреналина и ее значения вопрос остается все еще спорным (см. Адреналин, Адреналинемия). Повышение выделения адреналина из Н. и уменьшение содержания его - в мозговом веществе происходит при очень многих условиях, напр. при раздражении чревного нерва, центральном раздражении симпат. нервной системы (уколом в дно IV желудочка), сильных чувствительных раздражениях, мышечной работе, холоде, испуге, асфиксии, анемии головного мозга, действий многих ядов (хлороформ, морфии, никотин), действии некоторых гормонов (инсулин, тироксин). Части находят понижение содержания адреналина в мозговом веществе при тяжелых острых инфекциях, что некоторые связывают с возбуждением симпатич. нервной системы при экспериментальных инфекциях, т. к. после перерезки чревного нерва уменьшения содержания адреналина в Н. не происходит или же оно наблюдается лишь перед смертью. Резистентность животного к коккам после удаления одного Н. иденервации другого не понижается. Усиленное выхож-дение из изолированного Н. адреналино-подобных веществ наблюдается под влиянием бактерий и их токсинов (Николаев), а также многих других веществ (тирамин, никотин, морфий и др.). — Значение г и-лофункции Н., resp. понижения содержания в них адреналина, в патогенез© сердечно-сосудистых расстройствг признаваемое некоторыми, особенно при острых инфекциях, точно не установлено.—Фнкц. соотношения внутренней секреции мозгового вещества Н. и других эндокринных органов следующие: адреналин является антагонистом инсулина (см.), тироксин возбуждает секрецию адреналина, гормон передней доли гипофиза усиливает действие адреналина (Кепинов); явления паратирео-привной тетании уменьшаются после удаления Н. и повышаются под влиянием адреналина. После удаления надпочечников часто наступает увеличение и гиперемия зобной железы. Экстракты половых желез повышают секрецию адреналина, а последний повышает выделение инкрета семенной железы. При беременности иногда наблюдается гипертрофия коркового вещества и в меньшей степени мозгового вещества Н. С функцией коры Н. связывают следующие процессы: 1. Обезвреживание эндогенных и экзогенных ядов; в доказательство приводится следующее: а) кровь после удаления Н. становится очень ядовитой; б) устойчивость к ядам пря тех же условиях понижается; в) при многих инфекциях и интоксикациях наблюдаются резкие изменения в Н., особенно в коре; г) взвеси и» коры Н. ослабляют in vitro и in vivo ядовитые свойства многих веществ (никотин, стрихнин, атропин, яд кобры, дифтерийный токсин); д) корковое вещество очень богато холестерином, нейтрализующим многие яды (сапонин, дигитонин, тетанотоксин, кураре и др.). Ядовитые вещества, к-рые нейтрализуются Н., сходны, как думаютг 14G с веществами, образующимися при мышечном утомлении; в соответствии с этим стоят наблюдения, что при усиленной мышечной работе (как и при инфекциях) исчезают липоиды из коры Н. и что между массой мускулатуры и развитием коры Н. существует известная корреляция. 2. Надпочечникам приписывалась продукция липоидов (также частью связываемая с обезвреживанием ядов); взгляд на Н. как на органы, вырабатывающие липоиды, в настоящее время отвергается; против него говорит следующее: а) секреторные яды не вызывают в коре Н. изменений, специфических для повышенной секреции желез; б) раздражение чревного нерва не вызывает повышения содержания липоидов в крови надпочечной вены и понижения содержания в коре Н.; в) удаление Н. вызывает не уменьшение, а скорее увеличение содержания липоидов в крови; г) кормление животных холестерином ведет к резкому увеличению содержания липоидов и особенно холестерина в коре Н. (Аничков, Халатов, Крылов). Оба последние довода говорят за то, что в коре Н. липоиды не вырабатываются (Chauffard и его школа), а лишь накопляются, поглощаясь из крови (Landau, Aschoff, Mc Nee), Однако необходимо допустить возможность некоторых химич.. превращений поглощенных липоидов в коре Н. и перехода их обратно. в кровь. Тяжелые явления недостаточности Н. при отсутствии липоидов в коре без каких-либо изменений в мозговом веществе говорят за важное значение липоидов для функции Н. Имеет ли кора значение регулятора холестеринового обмена (Крылов), очень спорно; во всяком случае она может участвовать в этом процессе наряду с другими органами (печень, поджелудочная железа, рет.-энд. система). В общем между содержанием холестерина в коре Н, и степенью холестеринемии не существует полного параллелизма. Увеличение количества липоидов в коре при беременности может быть связано с липоидемией беременных, но также и с другими моментами (см. ниже). 3. Образование холина (см.) также считают одной из функций коры Н. (Lohmann, Ciaccio, Goldzieher), основываясь гл. обр. на повышенном выделении его из Н. под влиянием пилокарпина и перехода его (или каких-то мускариноподобных веществ) в промывную жидкость, пропускаемую через кору Н. (Шкавера и Кузнецов). Холин образуется в коре Н. повидимому из липоидов и по своему действию является антагонистом адреналина. Отсюда попытки связать функцию коры с парасимпат. нервной системой и противопоставить ее функции мозгового вещества, связанной с симпатич. нервной системой, а также попытки объяснить нек-рые симптомы Аддисоновой болезни понижением парасимпат. тонуса (особенно кишечные явления). Во всяком случае в наст, время считается несомненным, что холин не является специфическим гормоном коры н!, определяющим ее место в эндокринной системе. 4. Образование пигмента в zona reticularis, не имеющего по-видимому отношения к кожному пигменту и к продукции адреналина и происходящего вероятно из липоидов коркового слоя; при увеличении количества последних часто увеличивается также и количество пигмента. 5. Предполагаемое некоторыми (Hartmann, Castaldi) участие коры в выработке адреналина зависит вероятно от присутствия отдельных островков мозгового вещества в коре или от быстро наступающего посмертного пропитывания коры адреналином, диффундирующим из мозгового вещества. 6. Экстракты коры Н., свободные от адреналина, задерживают наступление утомления при мышечной работе. 7. Те же экстракты оказывают резкое ускоряющее влияние на рост (опыты на головастиках—Herwerden, Adler и на свинках — Castaldi, Mc Kinley, Fischer); кормление беременных свинок экстрактами коры Н. увеличивает вес плодов. Эти данные стоят в соответствии с клинич. наблюдениями: при повышенной функции коры Н. (опухоли коры) в молодом возрасте наблюдается усиленный рост, при пониженной— замедленный. Особенно резко ускоряющее влияние экстрактов коры на половое созревание, что подтверждается также клинич. наблюдениями (явления гирсутизма при опухолях коры надпочечника). Специфический гормон коры Н. еще не выделен. Стефан (Stephan) выделил из коры вещество (Rindenhormon), вызывавшее увеличение числа эритроцитов, и рекомендовал его для лечения пернициозной анемии. Шент-Гьёрги (Szent-Gyorgyi) получил из коры Н. сильно редуцирующее кристаллическое вещество, близкое к гликуроновой к-те.—Корреляции коркового вещества Н. достоверно установлены со следующими эндокринными органами: 1. С щитовидной железой: частичное удаление Н. повышает функцию щитовидной железы; кормление веществом коры Н. дает известное улучшение при б-ни Базедова; вес Н. уменьшается при гиперфункции щитовидной железы (также уменьшается количество липоидов в коре) и увеличивается при гипофункции (количество липоидов увеличивается). 2. С поджелудочной железой: при атрофии ее находят гипертрофию коркового вещества Н., инъекции инсулина ведут к исчезанию липоидов из коры. 3. С половыми железами, в пользу чего говорит: а) общность эмбрионального развития из эпителия цел ома; б) морфологич. сходство клеток коры с лютеиновыми клетками яичника; в) параллелизм в колебании содержания липоидов в коре Н. и в интерстициальных клетках половых желез; г) большее переживание беременных животных после удаления Н.; д) увеличение Н. и количества липоидов в них при течке и при беременности; последнее ставится в связь одними с обезвреживающей функцией коры по отношению к эндогенным ядам, другими—с гиперхоле-стеринемией, постоянно сопровождающей беременность, третьими—с проявлением корой Н. функции, аналогичной функции желтых тел; е) гипертрофия коры Н. при введении вещества пляценты; в связи с этим стоит вероятно относительно большая величина Н. у плодов; ж) после кастрации и в климактерии наблюдается гипертрофия ко- ры Н., что ставят в связь с компенсаторной функцией коры по отношению к половым железам или с наступающей после кастрации гиперхолестеринемией; наконец изменения половых органов и вторичных половых признаков при гиперфункции коры Н. (См. клиническую часть). 4. С грудной же л е з о й: увеличение Н. при беременности сохраняется и в периоде лактации; введение препаратов грудной железы вызывает гипертрофию Н. и увеличение липоидов в коре; при гипертрофии и опухолях коры, сопровождающихся вирилизацией женских индивидуумов, грудные железы часто не атрофируются. 5. С адре на л о в о й системой: в пользу такой связи говорят тесные анатомические соотношения между интерреналовой и адреналовой системами, возможность возникновения Аддисоновой б-ни при изолированных поражениях как коры Н., так и мозгового вещества, антагонистический характер адреналина и холина. Какова фнкц. связь адреналовой системы с интерреналовой — неясно: одни говорят о выработке проадреналина в коре, другие—о проникании адреналина в кору и влиянии его на выработку инкрета коры, третьи—о «защитной роли» коры (обезвреживание ядов) по отношению к весьма чувствительному мозговому веществу, четвертые—об активировании адреналина гормоном коры. Последнее представление объясняет в значительной степени возникновение Аддисоновой б-ни при изолированных поражениях как коры, так и мозгового вещества, а также благоприятный эффект при Аддисоновой б-ни от препаратов коры вместе с адреналином (Rowntree) и отсутствие эффекта при лечении каждым из этих веществ В ОТДелЬНОСТИ.                   Н. Апичков. Клиника. Недостаточная функция Н. (гипофункция) наблюдается при врожденной гипоплазии их и сопровождается пониженной сопротивляемостью таких людей к инфекциям. (О гипофункции Н.— см. также Аддисонова болезнь.) Расстройства роста, связанные может быть с гипофункцией Н., проявляются в особенно резкой форме в редких случаях так наз. прогерии (см.) или «nanisme type senile»: рост резко задержан, наблюдается кахексия, кожа тонка, вся в складках, волосы отсутствуют, б-ные имеют старческий вид. В Н. (также и в других эндокринных железах) находят при этом явления склероза. G недостаточностью функции Н. пытаются связать некоторые психич. расстройства. Что касается повышенной функции Н. (гиперфункции их), то убедительных доказательств в пользу ее существования не имеется, но такие явления, как артериосклероз, эссенциальная гипертония, первично сморщенная почка, эпилепсия, ставятся некоторыми в связь с гиперфункцией Н. (мозгового вещества). Опухоли Н. диагностируются не легко, и их чаще всего смешивают с опухолями соседних органов — почек и печени. На мысль об опухоли Н. может навести появление вторичных половых признаков, не свойственных данному полу, в особенности у женщин: появление волос на всем теле, в особенности на лице, изменение голоса, развитие мускулатуры, задержка менструаций и др. У мужчин может наступить атрофия яичек и появиться женский habitus. Описаны случаи преждевременного полового созревания при опухолях коркового слоя Н. После оперативного удаления таких опухолей явления гирсутизма часто исчезают. Что касается симптоматологии опухолей мозгового слоя Н., то при них выступают на первый план два типа, описанные Гет-чисоном (Hutchison; 1907) и Пеппером (Pepper; 1901). Гетчисоновский синдром встречается у детей от трех месяцев до девяти лет и состоит в появлении экхимозов век, одностороннего экзофтальма, развития опухоли орбиты, припухания околоушных и подчелюстных лимф, узлов. Первичная опухоль Н. остается недоступной пальпации и обнаруживается при аутопсии; при этом в почках и костях обнаруживаются множественные метастазы. Пепперовский синдром слагается из быстро растущей у ребенка опухоли брюшной полости—диффузной узловатой инфильтрации печени и Н. и метастазов в других органах (Gibson и Верещи некий). Общая симптоматология и диагностика опухолей надпочечников была разработана Из-раелем (Israel; 1905). Хирургия Н. Оперативные доступы к надпочечнику или к поражающей его опухоли предлагаются следующие: поясничный, чрезбрюшинный и экстраперитоне-альный брюшной. Кюммель (Kummell) из всех трех доступов отдает предпочтение поясничному с резекцией XII ребра, хотя и резекцию ребра он считает излишней. Почка вывихивается в рану по возможности в жировой капсуле, за ней вытягивается и Н., его сосуды тщательно перевязываются, и тогда самый орган удаляется легко. Значительно труднее удаление опухоли Н. при больших размерах ее. В таких случаях за-брюшинный поясничный доступ является менее удачным, дающим меньше простора, чем чрез брюшинный. При последнем разрез производится или по средней линии от мечевидного отростка до пупка с добавлением поперечного разреза или же косо, по Кренлейну (Kronlein), от мечевидного отростка до средней подмышечной линии. Далее, по вскрытии брюшной полости рассекается задний листок брюшины над опухолью, и последняя выделяется значительно легче, чем при поясничном разрезе (Korte). Промптов проверил на трупах чрезбрюшинный способ Брюнинга, вне-брюшинный—Мельникова и комбинированный—Оппеля и пришел к заключению, что лучшим является способ чрезбрюшинный с разрезом по средней линии и с дополнительным поперечным разрезом до передней ак-силярной линии. По этому способу В. С. Левитом прооперировано 9 б-ных; выгода доступа, возможность оперировать все время под контролем глаза совершенно очевидны. За последние годы интерес к операциям на Н. возрос в связи с предложениями производить эпинефректомию при различных заболеваниях. Так, согласно предложению Фишера (Н. Fischer) H. можно 15 в удалять для уменьшения в организме ядов, вызывающих судорожные припадки; Брю-нинг (Bruning) удалял Н. (левый) при ге-нуинной эпилепсии , и отмечал при этом прекращение или уменьшение числа припадков; однако Кюммель в 11 операциях, произведенных по поводу легких и тяжелых случаев эпилепсии, никаких положительных результатов не получил. Амбрумянц сообщил об экстирпации Н. в 2 случаях и никакого улучшения не обнаружил. Левит (1924) произвел экстирпацию Н. в 10 случаях эпилепсии без положительных результатов. В последнее время Галата (Galata) предложил удалять Н. при первичной гипертонии; в одном случае им получен хороший эффект. Наблюдения Егорова (из клиники Оппеля) подтверждают сказанное: у б-ных со спонтанной гангреной кровяное давление после экстирпации Н. падает. Стефен (Steffen) предлагал удалять Н. при полицитемии. Оппель предложил удалять Н. при т. н. спонтанной гангрене, в частности при разновидности ее, названной им gangraena arteriotiea suprarenalis. В основу теории Оппеля положена гипотеза о патогенетической роли гиперадреналинемии при этом страдании и отсюда как метод лечения гиперадреналинемии, а стало-быть и гангрены—эпинефректомия. Однако теория Оппеля не получила всеобщего признания и встретила резкую критику. Показания к эпинефректомии (кроме кист и опухолей собственно Н.) еще недостаточно разработаны. Еще менее разработанной представляется трансплантация Н., исключая случаев Аддисоновой б-ни: при последней гетеропластика Н. в ряде случаев давала положительные результаты. Гомопластические трансплянтации Н. должны были бы бесспорно дать более стойкие результаты при Аддисоновой болезни. Материалом для этого могут послужить Н.,взятые при операции нефректомии или же удаленные по вышеприведенным показаниям. О благоприятных результатах гомопластической пересадки Н. сообщили Лешке, Рейн-гардт (Leschke, Reinhardt) и др., причем длительность прослеженных ими случаев была 6 месяцев и 1 год; все симптомы болезни исчезали, кахексия проходила, восстанавливались менструации. Однако описаны и безрезультатные гомопластич. пересадки Н. при Аддисоновой б-ни (Cursch-mann). При так называемой спонтанной гангрене (в противовес учению Оппеля и его школы) предложена также пересадка надпочечника и выполнена И. П. Дмитриевым с успехом в 13 случаях (гетеропластика). Теоретическая база, подведенная автором под свое предложение, зиждется главн. образом на том, что при спонтанной гангрене не доказаны гиперфункция Н. и гиперадре-налинемия, и с таким же правом автором мыслится допустимой гипофункция или же дисфункция Н. Пересадка устраняет эти недочеты. —Принимая во внимание тесную корреляционную связь между корковым слоем Н. и половьши железами, Оппель предлагает делать пересадку при гиперфункции яичек, сопровождающейся гипофункцией Н. (Ганешина). Стефан (Stephan) уста- новил, что между селезенкой и Н. существует определенный антагонизм, и из своих наблюдений сделал выводы, что при по-лиглобулиях имеется гиперфункция Н., а при эссенциальной пернициозной анемии— гипофункция. Стефан, а за ним Аринкин предложили делать при пернициозной анемии пересадку Н. и описали благоприятный эффект от операции: переоадка Н. временно тормозит функцию селезенки, распад эритроцитов уменьшается, количество НЬ увеличивается (АрИНКИН).                 А. Смирнов. Лит.: Богомолец А., К вопросу о микроскопическом строении и физиол. значении надпочечных желез в здоровом и больном организме, дисс, Одесса, 1909; Брюханов Н., О первичных опухолях надпочечников (пат.-анатом. иесл.), дисс, СПБ, 1893; Галузинский Л., О значении надпочечных желез в живом организме, дисс, СПБ, 1862; Дзержинский В., Развитие надпочечных желез, их гистогенез, онтогенез и филогенез, дисс, М., 1911; Завьялов И., О выпадении функции надпочечников, дисс, Киев, 1912; 3 и м-ницкий В. и Лозовский Ю., К вопросу 0  так наз. фнкц. связи между корой надпочечников и половыми железами, Рус. арх. анатомии, гистологии и эмбриологии, т. V, вып. 2, 1926; Золотухин А., О сосудах надпочечников, Тр. XV Съезда росс, хирургов, П., 1923; Иванов Г., Хромаффи-новая и интерреналовая система человека, М., 1930; Кузнецов А., Новые данные о функции изолированного надпочечника, Арх. биол. наук, т. XXVI, вып. 1—3, 1926; Молчанов В., Надпочечники и их изменения при дифтерии, дисс, М , 1909; он же, Роль надпочечников при дифтерии (Сборник монографий по дифтерии, под ред. Ф. Блюмен-таля и М. Грана, вып. 1, М., 1914); Оппель В., Самопроизвольная гангрена как гиперадреналипе-мия, Л., 1928; П р о м п т о в И., Об анатомическом положении надпочечников и оперативных доступах к ним, Нов. хир. архив, т. V, кн. 1, № 17, 1924; Репрев А., Надпочечные железы (дополнение по русским источникам к русскому переводу книги A. Biedl'H—Внутренняя секреция, П., 1914); Alessandri R., Uber Diagnose und Behandlung d. Nebennierengeschwulste, Zentralorgan f. d. ges. Chir., B. XLIX, 1930; Aschoff L., Vortrage liber Pathologic, Jena, 1925 (лекция о морфологии коры надпочечников); Bittorf A., Die Patno-logie der Nebennieren und des Morbus Addisonii, Jena, 1908; Bornstein A. u. Gremels H., Tiber den Anteil von Mark und Rinde an den Ausfal-lerscheinungen nach Nebennieren-Exstirpation, Virch. Arch. f. path. Anatomie, B. CCLIV, 1925; С г i- 1  e G., Interdependence of thyroid, adrenals and nervous system, Amer. j. of surgery, v. VI, 1929; Dietrich A. u. Siegmund H., Die Neben-niere u. das chromaffine System (Hndb. d. spez. pathol. Anatomie u. Histologie, hrsg. v. P. Henke u. O. Lu-barsch, B. VIII, В., 1926, лит.); Ga 11a is A., Le syndrome genito-surrenal, P., 1912; Gibson Th., Diagnosis of adrenal tumors, with classification of adrenal tumor syndromes and report of cases, J. of urol., v. XVIII, 1927; Goldzieher M., Die Nebennieren, Wiesbaden, 1911; Handbuch der inne-ren Sekretion, hrsg. v. M. Hirsch, B. I—III, Lpz., с 1927 (главы Tannenberg'a, Bayer *a, Ehrmann'a и Dinkin'a, лит.); Landau M., Die Nebennie-renrinde, Jena, 1915; Wiilfing M., Die Veran-derungen der Nebennierenrinde bei Infektionskrank-heiten, Virchows Arch. f. path. Anat., B. CCLIII, 1924. См. также соотв. главы в основных руководствах, приведенных в лит. к ст. Внутренняя секреция.

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • НАЛЬЧИК, климат, станция в Кабардино-Балкарской автономной области у ж.-д. станции Нальчик Сев.-Кавк. жел. дороги, на высоте 510 м над ур. м. Собственно курортом является Долинское в 3,5 км от Н. ...
  • НАНОМЕЛИЯ (от греч. nanos—карлик и melos—член), уродство развития конечностей, заключающееся в сильном укорочении их. Наблюдается при карликовом росте (см. Карликовый рост), хондродистро-фии (см. также Phocomelia).
  • НАПАЛКОВ Николай Иванович (род. в 1868 г.), профессор хирургии Мед. ин-та в Ростове н/Д. Окончил мед. факультет Моск. ун-та в 1893*г. С 1900 г.—приват-доцент и старший ассистент проф. Дьяконова, учеником и ...
  • NARDUS STRICTA L., белоус обыкновенный, многотравянистое растение из сем. злаков (Gramineae); летнее, растет в Европе. Корни его употребляются в народной медицине в Зап. Европе от лихорадки. Жители Альп в Австрии пользуются травой ...
  • НАРКОЗ ОБЩИЙ. Под общим Н. понимают искусственно вызванное глубокое усыпление, при к-ром теряется сознание и наступает полная нечувствительность. Н. применяется с целью иметь возможность производить безболезненно разного рода манипуляции, гл. обр. ...