Большая Медицинская Энциклопедия

Невронная Теория


НЕВРОННАЯ ТЕОРИЯ. Неврономпринято называть нервную клетку со всеми ее отростками—дендритами и невритом (см. Нервные клетки), включая сюда и окончания этих отростков (двигательные и чувствительные нервные окончания). Под невронной теорией разумеется учение о строении нервной ткани, принимающее неврон за единицу в генетическом, морфол. и физиол. отношениях. Учение о микроскоп, строении нервной ткани и в частности Н. т. оформилось позже др. частей гистологии (70—90-е года 19 века), т. к. лишь благодаря открытию специальных методов окраски нервной ткани (см.), выявилась казалось бьющая в глаза реальная идентичность основной единицы нервной системы с клеткой. К этому же времени были добыты факты по развитию нервной системы у зародыша. Согласно данным Биддера, Купфера, Фореля, Гиса, Келли-кера, Вальдейера и Ленгоссека (Bidder, Kupfer, Forel, W. His, Kolliker, Waldeyer, Lenhossek) исходным началом всей нервной системы как центральной, так и периферической является нервная трубка зародыша (см.), в которой и закладываются будущие нервные клетки—невробласты. Гис (His) показал, что отростки невробластов покидают нервную трубку и ганглиозные валики и вырастают в виде передних и задних корешков как отростки нервных клеток. Группируясь в стволики, отростки невробластов образуют то, что называется нервом, и, продолжая расти, достигают различных органов (мышцы, железы, кожа), где и образуют нервные Окончания. Особое значение для учения о строении нервной ткани и для Н. т. имеет открытая Валлером (Waller) т. н. вторичная дегенерация нервного ствола (см. Валлера перерождение) и феномен регенерации нервных волокон (см. Нервные волокна, регенерация нервных волокон).—Наиболее существенным для Н. т. было наблюдение Кахала, подтвержденное громадным количеством исследователей, что соединения между отдельными не-вронами построены по принципу нервных окончаний, т. е., что неврон с невроном сочленяются так же, как нерв с мышцей, с железистой клеткой и т. п. Эти межневрональные соединения описаны в виде различного рода «вокругклеточных корзинок», концевых пуговок, перицеллюлярных аппаратов и пр. Все это дало возможность Вальдейеру (1891) следующим образом формулировать теорию неврона: «нервная система состоит из многочисленных, друг с другом ни анатомически ни генетически не связанных, единиц— невронов». Позднее эта формула была уточнена Мартином Гейденгайном (М. Heiden-hain) и свелась к следующему: 1) неврон морфологически соответствует одной клетке; 2)  неврон—генетическая единица (происходит при развитии из одного невробласта); 3) вся нервная субстанция заключена только в нервных клетках и их отростках; 4) невро-ны анатомически отделены друг от друга; они . соприкасаются только при помощи контакта; 5) неврон является трофической единицей (периферический отрезок нервного волокна погибает без связи с нервной клеткой); 6) неврон есть фнкц. единица. Критика Н. т. Почти одновременно е теорией неврона возник ряд теорий, трактующих нервную ткань в смысле ее генеза и структуры с совершенно иных точек зрения (Hensen, Balfour, Hoffman, Bethe, Apathy, Held). Ожесточенная полемика между защитниками и критиками Н. т., необычайно острая, продолжается и по наст, время.Три основных пункта, наиболее важных для морфологии, физиологии и патологии и являющихся спорными, должны быть отмечены:: 1) развитие нервной системы, 2) регенерация и дегенерация нервных волокон, 3) связь невронов между собой (интерневрональные-связи).—Т е ор и я Апати и Бете, или неврофибрилярная теория. Построения Апати и Бете покоятся на очень. большом материале, полученном гл. обр. на беспозвоночных животных. Особое внимание авторы уделили неврофибрилярному аппарату (см. Нервные клетки), отсюда и название теории. Апати и Бете обратили внимание на то, что неврофибрилы, обнаруживаемые в брюшной нервной цепочке и ганглиях беспозвоночных, не совпадают с отдельными клеточными территориями, а стало быть и с понятием неврона. Вся нервная система строится здесь т. о., что неврофибрилы образуют непрерывную сеть, заложенную как-в телах нервных клеток, так и вне их. Эта. бесконечная сеть своими периферическими-частями заложена в тканях в виде чувствительных и двигательных окончаний, в центральной же нервной системе она представляет собой особую неврофибрилярную ре-шотку «невропиль», из которого отдельные неврофибрилы заходят в нервные клетки и покидают их. Нервные клетки поэтому не могут быть интерпретированы как нервные единицы, а играют роль нек-рых сгущений, невроплазмы, роль трофических центров,, расположенных по ходу неврофибрил. Этим самым роль нервных клеток в процессах проведения, возникновения или изменения возбуждения сводится на-нет. В свое время большой успех имел опыт Бете, к-рому удалось отрезать у краба нервные клетки от нервной цепочки, причем в течение 2 дней рефлексы соответствующих мышц оставались не нарушенными, осуществляясь по-мнению Бете при помощи оставшегося невро-пиля. Так как согласно неврофибрилярной теории нервные клетки представляют собой лишь территории, включенные по ходу неврофибрил, то принципиальное отличие нервных клеток от клеток оболочек нервных волокон отпадает, т. к. неврофибрилы пробегают и в протоплазме обол очечных клеток. Отсюда неизбежно вытекает и гистогенети-ческая концепция неврофибрилярной теории, согласно которой нерв возникает в результате диференцировки неврофибрил в нервных клетках, так и в клетках оболочек нерва (Шванновских клетках). Клетки оболочек получают поэтому название периферических невробластов (О. Schultze), а вся, система—нервная клетка—нервное волокно—конечный орган развивается из цепочек периферических невробластов (отсюда термин: цепочечная теория развития нервной ткани—Kettentheorie). В свою очередь учение о периферических невробластах опре- делило позицию неврофибридярной теории по отношению к механизму регенерации нервных волокон. Существование периферических невробластов должно было обусловить возможность автономной регенерации .независимо от роста центрального отрезка. Бете действительно пытался доказать это опытным путем. Согласно его данным у щенят можно получить регенерацию периферического отрезка нерва без связи его с центральным. Вопрос об интерневрональных связях для неврофибридярной теории отпадает, так как согласно этой теории невро-фибрилы без всяких перерывов переходят из одной клетки в другую, и вся нервная система представляет собой один непрерывный синцитий с пробегающими в нем не--врофибрилами (оценка этой теории дана дальше). Теория Нисля (Nissl) имеет почти исключительно умозрительный характер. Примыкая в общих чертах к неврофибри-лярной теории, Ни ель особый акцент поставил на невропиле и, расширив это понятие, предположил существование особого гипотетического «серого» вещества, которое должно лежать вне нервных клеток и иметь важное значение в физиологии нервной си- • стемы. Теория Нисля не имеет в настоящий момент признания и значения. Существование гипотетического «серого вещества» никем в дальнейшем подтверждено не было. В виду отсутствия фактического материала .все построение носит исключительно спекулятивный характер. Теория Гельда занимает среднюю позицию между теорией неврона и неврофибридярной теорией. Гельдом и рядом его последователей (Boecke, Paton, Heringa) особое внимание было уделено вопросам гистогенеза нервной ткани. Наиболее трудным для понимания развития нервной ткани является вопрос о соединении невробластов с конечным органом. Согласно гистогенети-ческой концепции невронистов невробла-сты в процессе развития благодаря активному росту своих отростков соединяются со строго определенными мышцами, железами, сосудами, участками кожи и т. д. Остается непонятным, какие причины вызывают правильность такого соединения. По выражению Гельда этот феномен напоминает стрельбу из пистолета с закрытыми глазами, причем пуля наверняка попадает в цель. В своем учении Гельд исходит из наблюдений Гензена, ^согласно к-рым в первичной полости тела между отдельными зародышевыми листками имеется большое количество клеточных элементов, связанных в непрерывный синцитий. По Гензену, первичные связи нервной трубки с примитивными органами даны си- • стемой протоплазматических отростков этого синцития. Гельд считает, что растущие активно отростки невробластов пользуются этим предобразованным путем и т. о. достигают конечной станции. Весь путь невро-фибрил вплоть до иннервируемого органа заложен в протоплазме этого проводящего -синцития. Будучи мезенхиматозным в начале развития, этот синцитий заменяется .впоследствии эктодермальнымн элементами (Щванновские клетки). Учение Гельда о том, | что и в иннервируемом органе невро,фибри-лы являются погруженными в протоплазму клеток этого органа, было развито гл. обр. Буке и его учениками, которые показали проникновение неврофибрил в протоплазму эпителиальных клеток, саркоплазму мышечных волокон, в протоплазму мезенхимных клеток и других элементов. Вопрос о регенерации нервных волокон решается Гель-дом в духе Н. т. с той лишь разницей, что по Гельду регенерирующие нервные волокна растут внутри протоплазмы Шванновских клеток периферического отрезка. Вопрос об интерневрональных связях решается Гель-дом в смысле непрерывного перехода неврофибрил от одной нервной клетки в другую. В самое последнее время Гельд описывает в центральной нервной системе нечто вроде невропиля, но не неврофибрилярного, а про-топлазматического, внутри к-рого пробегают неврофибрилы. Теория строения нервной ткани в свете новейших данных. Основная концепция Гиса-Кахала о развитии нервной системы получила за последнее время ряд подтверждений. Особое значение имел метод тканевых культур, который позволил воспроизвести вне организма рост отростков невробластов и диференцировку нервных волокон (Максимов, Harrison, Levi и др.). Рядом экспериментальных работ показано, что можно в органы, заведомо не содержащие нервов, направлять нервные стволы из нервных сплетений и эти стволы врастают в орган и иннервируют кожу и мышцы. Гамбургер (Hamburger) удалил у лягушки на стадии нейрулы зачаток люмбо-сакрального сплетения одной стороны. В ряде случаев выросла конечность, не содержащая ни одного нервного волокна. Но в ряде случаев из сплетения не оперированной стороны прорастали нервные стволики и проникали в обезнервленную конечность. В некоторых случаях нервы плечевого пояса под влиянием раздражения, идущего из обез-• нерв ленной задней конечности, начали расти вдоль тела по направлению к хвосту и врастали в эту конечность. Гамбургер пробовал также преграждать дорогу растущим нервам помощью слюдяной пластинки; в этих случаях нервы обходили препятствие с двух сторон. Этими опытами опровергается теория Гензена - Гельда о преформирован-ных путях (плазмодесмозах). Одновременно перед исследователями встал со всей остротой вопрос о природе вызывающих рост веществ (невротропизм). В учении о регенерации нервных волокон особое значение имели многочисленные опыты Кахала и Телло (Tello), которые показали несостоятельность теории автономной периферической регенерации й учения о периферических невро-бластах. Вопрос об • интерневрональных связях за последнее время подвергся новому пересмотру в ряде экспериментальных работ. Лаврентьеву и его сотрудникам удалось путем выключения преганглионарных волокон. симпат. нерва (см. Вегетативная нервная система) проследить картину перерождения . окончаний спинномозгового неврона на I симпат. нервных клетках и картину восста- новления этих окончаний (перицеллюляр-ных аппаратов); при этом картина восстановления совпадала с физиол. эффектом. Эти исследования подтверждены в самое последнее время учеником Кахала—де Кастро (de Castro). Барон в лаборатории Лаврентьева осуществил гетерогенную иннервацию симпат. нервных клеток, соединивши центральный конец п. phrenici с периферическим концом шейного симпат. ствола ниже верхнего шейного узла. Регенерировавшие волокна nervi phrenici образовали перицеллюлярные корзинки на симпат. нервных клетках. Вместе с этим был получен соответствующий физиол. эффект (расширение зрачка, сокращение мигательной перепонки). Таким образом было показано, что связь нервной клетки с другой нервной клеткой осуществляется по принципу нового роста от центра, что и предполагалось Кахалом. Несмотря на эти последние данные, подтверждающие фактический материал, приведенный теорией неврона, сама теория, в том виде, в каком она была формулирована Вальдейром и Гейденгайном, не может быть принята. Теория неврона в истории развития гистологии, физиологии и невропатологии сыграла большую роль как удобная рабочая гипотеза, но она содержит в себе ряд посылок, к-рые несовместимы с правильными взглядами на клетки и ткани. Основным недостатком Н. т. является то, что она отражает клеточную теорию времен Шульце и Вирхова, т. е. теорию клеточного государства. Невроны в формулировке основателей Н. т. являются независимыми индивидуумами, соприкасающимися друг с другом "в определенных пунктах, но не больше. С момента обоснования клеточной теории, являющейся ярким примером исключительно аналитического мышления, представления о тканях подверглись значительной перестройке. Ткань не может быть сведена к сумме клеточных элементов, ее составляющих. Являясь новым качеством в процессе развития организма, всякая ткань, и нервная в том числе, не может быть рассматриваема и изучаема изолированно, вне связи с другими тканями и клеточными элементами. Данные Гельда и его последователей об интимной связи нерва с иннервируемым органом наглядно показывают это. Нервное волокно, проникающее в саркоплазму мышечного волокна (см. Нервные окончания), образует нервно-мышечный аппарат, качественно не разложимый ни морфологически ни физиологически на нерв плюс мышца. То же касается любого иннервируемого органа. Это обстоятельство имеет исключительное значение для правильного понимания патологии как нервной системы, так и иннервируе-мых тканей. Развитие нервной ткани тесно связано с другими тканями,, и развившееся нервное волокно представляет собой органическое целое, в к-рое входят и имеют громадное значение и Шванновские клетки. Представление сторонников Н. т. о Шваннов-ских элементах как об изолирующих оболочках, футлярах и т. д., не имеющих ничего общего с осевым цилиндром, не может быть принято как явно механистическое. Данные Валлерова перерождения, данные Гельда и Буке показывают, что Шваннов-ский синцитий тесно связан и с обменом и с функцией всего нервного волокна. Таким образом нервное волокно должно рассматриваться как целое, а не как осевой цилиндр плюс оболочки. Поэтому, если термин «не-врон» будет сохранен, то в понятие неврона должна быть включена не только нервная клетка со всеми ее отростками, но и связанные с нею органические элементы Шваннов-ского синцития. Т. о. большинство из тезисов Вальдейера-Гейденгайна не может быть без очень значительных поправок принято современной гистологией. Одной из заслуг Н. т. нужно считать подробный анализ интерневрональных соединений. Неврофибрилярная теория пошла в этом вопросе по пути упрощения. Отрицая специфичность структуры интерневрональных связей, отрицая фнкц. значение места соединения одного неврона с другим, она готова была свести всю сложность организации нервной системы позвоночных к бесконечной неврофибрилярной решотке, обнаруженной у пиявки. [Кроме того недавно опубликованные прижизненные наблюдения над нервной системой, произведенные Боц-лером (Bozler), показывают, что и здесь вопросы непрерывности хода неврофибрил должны быть поставлены под большое сомнение.] Т. о. вопросы значения нервных центров, вопросы одностороннего проведения, изменения ритма возбуждения при представлении о нервной системе как о сильно раздвинутом синцитии с непрерывным ходом фибрил делались недоступными для морфол. анализа и теряли свой материальный субстрат. Это в свою очередь дало пищу для ряда идеалистических построений. Ф. Штер (Ph. Stohr), отрицая морфол. эквивалент для физиологич. явлений, связанных-с переходом возбуждения с одного неврона на другой, говорит о бесплодности попыток найти морфол. субстрат для физиол. феноменов, об «особых» «независимых» путях мор*-фологии и т. д. «Крушение» Н. т. было использовано в этом же смысле виталистами (Pauli). Между тем экспериментально морфол. анализ вскрыл с большою ясностью, что связи между невронами суть вторичные соединения нервных элементов"между собою, построенные по типу нервных окончаний, возникающие во время развития и усложняющиеся при росте организма. Специфические структуры, обнаруженные в местах этих соединений, имеют безусловно большое функциональное значение. Этим дается путь для соединенной работы физиолога, морфолога и невропатолога над вопросами проведения, возбуждения и торможения в нервной системе. Лит.: Лаврент ьев Б., Теория неврона и ее современная критика, Ж. эксп. мед., т. I, № 1, 1928; Bielschowsky M., Nervengewebe (Hndb. d. mikroskopischen Anatomie des Menschen^ hrsg. v. W. Mollendorff, B. IV, В., 1927, лит.); Boeke J., Nervenregeneration und verwandte Innervationsprob-leme, Erg. d. Physiol., B. XIX, 1922 (лит.); о н ж е., Die Beziehungen der Neryenfasern zu den Bindege-webselementen, Ztschr. f. mikroskop.-anat. Forscbung, B. VII, 1926; Brans H., Die Enstehung der Ner-venbahnen, Verhandlungen d. Gesellschaft deutsch. Naturl'orscher und arzte, Band LXXXIII, Lpz., 1911; Hamburger V., Experimentelle Beitrage zur Entwicklungsphysiologie der Nervenbahnen in der Froschextremitat, Arch. f. Entwicklungsmech. d. Or-ganismen, B. CXIX, 1929; Held H., Die Entwi-cklung des Nervengewebes bei den Wirbeltieren, Lpz., 1909; P e t e r f i T. Das leitende Element (Hndb. d. normalen und pathol. Physiologic hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann u. a., B. IX, Beilin, 1929); Spiel-meyer W., Degeneration und Regeneration am periplierisohen Nerven (ibid.).               Б. Лаврентьев. HEВР0ПАТИ И, neuropathia (синонимы: невропатическая конституция, конституциональная нервность, эндогенная нервность), термин, содержание к-рого не отличается точностью. Во второй половине 19 в. под влиянием гл. обр. французских авторов (Morel, Charcot, Fere, Magnan и др.) понятие Н. объединяло пеструю группу наследственно-обусловленных аномалий нервной деятельности как в области чувствительных, двигательных, так и психич. функций, в основе которых не предполагалось грубо деструктивных процессов нервного вещзства. В указанном смысле понятие Н. тесно примыкало к понятию нервно-психической дегенерации, которое еще сравнительно недавно играло такую большую роль в учении об этиологии психозов, психоневрозов, преступности и т. п. В последнее время в связи с развитием учения о психопатических личностях, психопатиях (Kraepelin, Kurt Schneider, Кан, Юдин) обнаруживается тенденция отказаться от понятия Н. или в крайнем случае ограничить его тем кругом фнкц. нервных симптомов, которые, протекая вне прямых психич. влияний, зависят непосредственно от различных специальных неполно-ценностей в низших отделах нервной системы (симпатической, парасимпатической). При таком понимании Н. представляет собой на вегетативной"почве то, чем являются психопатии в области аффективно-волевой, т. е. в сфере поведения человека как члена общества (I. H. Schultz, Reichardt). Оба термина— психопатия и невропатия, — обозначая собой предельные понятия, абстрагированные из всего многообразия реальной действительности, имеют т. о. условное и чисто ориентировочное значение как терминологический акцент, падающий в том или ином случае на различные стороны единой и целостной личности. С такими существенными оговорками и следует приступать к анализу пат. явлений, объединяемых термином невропатия. Основные особенности Н. сводятся гл. обр. к гиперестезиям и кинезиям, гипо- и парестезиям и к разнообразным количественным вариантам и сочетаниям этих явлений в области вегетативных функций. Носители невропатических признаков обнаруживают как правило ряд других особенностей, указывающих на стойкие аномалии в биохимизме тканей. Последние выражаются между прочим в физических, химических (например пищевых и лекарственных) идиосинкразиях, возникающих у невропатов совершенно независимо от каких-либо моментов высшего (кортикального) функционирования, т. е. представлений, страхов и пр. В качестве почвы, на которой возникают невропатические аномалии, отмечается целый ряд первичных расстройств обмена веществ, поражений эндокринной системы и пр. Разнообразие тканей и органов, представляющих явления малоценности и являю- щихся поэтому местами наименьшего сопротивления и наибольшей чувствительности,. создает крайне пеструю картину Н. Факт биохимических изменений, свойственных невропатам, привел в свое время к созданию широкой концепции нервно-артритического> диатеза (diathese neuro-arthritique) с крайне разнообразной симптоматологией. Сюда входили например такие явления, как неустойчивость теплорегуляции, наклонность к вазомоторным заболеваниям кожи, к воспалениям суставов, к образованию конкрементов, к астматическим приступам, к мигреням и к целому ряду синдромов нервно-психического порядка (раздражительность, мнительность, утомляемость, депрессия, навязчивые мысли и пр.). Сыграв крупную роль в общей системе развития научных идей, концепция нервно-артритического диатеза как чего-то цельного и единого утратила в настоящее время свое значение. Ей на. смену выступил целый ряд других диатезов: психоколлоидоклазический диатез Паскаля и Давена (Pascal, Davesne), аллергический диатез Кемерера (Kemmerer), невропатический диатез Борхардта (Borchardt), вагото-ния и симпатикотония Эпингера и Гесса и т. д. (см. такжз Диатезы, Конституция, Вегетативная нервная система, Вегетативные неврозы). Симптоматология невропатий крайне полиморфна. Мы имеем здесь самопроизвольные и реактивно возникающие приступы тахикардии, резкие колебания кровяного давления, неправильности пульса и распределения крови, усиленный дермографизм, диспепсии, расстройства желудочной: и кишечной секреции и перистальтики и т. д.; крайне многочисленны различные аномалии уро-генитальной системы в виде несовершенства иннервации сфинктера пузыря с наклонностью к поллякиурии, ги-пер- и гипосексуализм, расстройство потен1-ции, ejaculatio ргаесох, фригидность, перверсии и т. д.: к симптомам двигательной неполноценности относятся повышения су---хожильных рефлексов, дрожание век, рук, языка, фибрилярное подергивание мышц,. наклонность к спазмам глотки, пищевода,. привратника, кишок и т. д.; в сфере общей чувствительности наблюдаются повышенная восприимчивость к колебаниям t°, невыносливость к раздражениям органов чувств и особенно к различным болевым ощущз- -ниям, в силу чего при наклонности невропатов к головным болям и невральгиям, к мышечным и суставным болям, это явление (общая гиперальгезия) нередко доминирует • в картине болезни, являясь темой многочисленных субъективных жалоб, падения трудоспособности, источником ипохондрических идей и эмоциональных реакций. Когда объективные и субъективные явления болей тесным образом приурочены к определенной системе органов, обнаруживающей нередко очевидную неполноценность, является возможность условно говорить о невро-кардио-патиях, невро-гастропатиях, невро - энтеро-патиях и т. д. и о целом ряде других неврозов органов, среди которых невропатические расстройства в сексуальной сфере занимают может быть особое место как ха-"- 422": рактерологические факторы в психогенезе личности и целого ряда свойственных ей патологич. черти особенностей. Во всех случаях такой неполноценности органов (Adler) последняя является центральным ядром болезненного состояния, вокруг к-рого наслаиваются различные реактивные и компенсаторные образования. По схеме Леньель-Лавастина (Laignel-La-vastine) структура каждой невропатии (невроза) складывается из нескольких «зон». Мы имеем здесь 1) центральное ядро болезни, т. е. неполноценность или заболевание органа, 2) висцеральную зону, 3) эндокринную зону, 4) нервную зону и 5) периферически-психическую зону. Различные взаимоотношения и степень пораженности этих зон дают в результате тот или иной вариант Н. Приведенная схема франц. ученого наглядно иллюстрирует всю условность понятия Н., лишь искусственно отделяемого от понятий сомато- и психопатии. Что касается специально психопатологическ. момента в симптоматике невропатий, здесь в картине болезни отмечается гл. обр. тягостное переживание неполноценности, недостаточности, озабоченности, тревоги, компенсируемых при помощи целого ряда специальных механизмов. В огромном большинстве случаев носители невропатических синдромов представляют конституциональн. особенности, чаще всего астеническое или инфантильно-астеническое сложение, нередко диспластические уклонения, с наличием так наз. дегенеративных признаков (астеническая психопатия К. Шнейдера и Э. Кана). Часто может быть отмечена анатомо - морфологическая неполноценность целого ряда внутренних органов: малое сердце, узкий просвет аорты и сосудов, общий энтероптоз (астеническая конституция Stiller'а), гипоплазия половой системы (психосексуальный инфантилизм Когп-feld'a) и т. д. Особое место в этом перечне занимает неполноценность эндокринной системы, которой иногда можно приписать известную патогенетическую роль в происхождении невропатий. Со стороны темперамента и характера невропаты часто дают картины резко выраженной истерии с обилием конверсионных симптомов схизоидной психопатии, психастении в смысле П. Жане и т. д. (см. также Психопатии). Этиология. Н. во всех ее многочисленных видах рассматривалась до сих пор преимущественно как врожденное болезненное состояние. Хотя имеющийся налицо генетический материал далеко еще недостаточен, однако действительно в целом ряде случаев можно отметить совпадение симпто-матологических картин в восходящих поколениях и боковых ветвях семей тяжелых невропатов. При всей важности этих моментов большое значение имеют-также повреждения зародыша во внутриутробном периоде (бластофтория), обусловленные травмами матери в период беременности, алкоголизмом, сифилисом родителей и т. д. Аналогичные причины, поражающие ребенка в первые годы его жизни, наряду с неправильным питанием, инфекционными болезнями и пр. также могут подать повод к возникновению невропатии. Если принять схему Леньель- I Лавастина и теорию Адлера о влиянии неполноценности органов как раздражителей, вызывающих болезненные реакции организма, то становится понятной возможность приобретения Н. и в последующие периоды* индивидуального существования субъекта даже при отсутствии специально-врожденного отягощения. Немалую роль играют т.н. моральные факторы в раннем детстве: жестокое обращение, унизительные наказания, а также псих, травмы на сексуальной почве. В последнюю группу входит не только банальное «совращение», но особенно несвоевременное тесное знакомство с половой жизнью взрослых, подглядывание и подслушивание coitus'а родителей, что во многих случаях, вызывая жуткие чувства, страх. половое возбуждение, бессонницу, оставляет глубокие следы не только в психике, но и в эндокринно-вегетативной системе ребенка. Многими наблюдениями в этой области мы обязаны Фрейду, который обратил внимание на детскую сексуальность и эво-лютивные уклонения последней в их корреляции с неврозами и образованием характера (см. Психоанализ). Течение Н. в высшей степени разнообразно. Многие особенности, Н. могут оставаться долгое время в скрытом состоянии и обнаруживаться лишь при вмешательстве дополнительных патогенных моментов— инфекций, интоксикаций, переутомления,, жизненных конфликтов и пр. В указанных случаях под влиянием совершенно иногда несущественных экзогенных моментов внезапно выступает особая «ранимость», обнаруживаемая невропатом по отношению к тем или иным ингредиентам среды. Кроме таких повышенных реакций Н. характеризуется также и самопроизвольно наступающими (аутохтонными) признаками, нередко обнаруживающими своеобразную периодичность, которая во всех областях патологии служит признаком эндогенного предрасположения. Такие самопроизвольные вспышки невропатических симптомов имеют различный характер, представляя собой т. о. как бы разнообразные эквиваленты основной неполноценности личности. Частным случаем такой «трансформации» невропатических признаков является так наз. детский лунатизм (снохождение, сомнамбулизм), сочетающийся б. ч. с ночным недержанием мочи и выступающий в качестве предшественника целого ряда дальнейших невро- и психопатических эквивалентов (Эпштейн). Так, в последующие годы например обнаруживается гиперсексуализм, ранняя мастурбация, частые поллюции и пр. Вт. н. узловых пунктах жизни (пубертатный период, предстар-ческая и старческая инволюция) невропатия дает различного рода обострения с присоединением специальн. моментов, характерных для данной фазы развития, и многочисленных сочетаний с экзогенными типами реакций. У женщин течение невропатии находится в большой зависимости от генеративных процессов (менструации, беременность, лактация, климактерий). Диагноз устанавливается прежде всего путем исключения всех хронич. вредно действующих экзогенных моментов физ.- •14 хим. и реактивно-психического характера, а также исключения хронических заболеваний центральной нервной системы и внутренних органов (скрытый сифилис, малярия, tbc и т. д.). При отсутствии таких причин диагноз Н. становится вероятным, особенно в тех случаях, когда соответствующие симптомы (или аналогичные им) могут быть прослежены до ранних периодов жизни б-ного и еще более, когда выясняется наличие таких же конституциональных особенностей в данной семье. —Прогноз в существенных чертах определяется тем, что мы не имеем перед собой болезни в точном смысле слова, но б. ч.—хрон. состояние. Наиболее благоприятно предсказание при невропатических обострениях, присоединяющихся к случайным инфекциям, к различным истощающим моментам, генеративным процессам, к ситуациям, дающим угнетающие аффекты (если они устранимы), и пр. При резко выраженном конституцион. и наследственном типе Н. прогностика неблагоприятна. Лечение невропатий представляет одну из труднейших задач. Теоретический план в каждом случае предусматривает 1) соматические особенности субъекта—неполноценность органа или системы органов, обмен веществ, эндокринологические данные; 2) специальные особенности нервной возбудимости и невыносливости (ранимости), наблюдаемые в том или ином отделе нервной системы; 3) реакцию личности на невропатические расстройства; 4) жизненную ситуацию и общую целеустремленность больного. Соответственно всему этому лечение Н. всегда комбинированное. Полное осуществление каузально-терапевтических задач в большинстве случаев трудно выполнимо. Возможные варианты чисто симптоматического лечения настолько разнообразны, что не поддаются схематической формулировке. Здесь необходимо сочетание физиотерапии и психотерапевтических мер. Во многих случаях желательна перемена профессии, места жительства, образа жизни и пр. Значительное улучшение достижимо там, где невропатические реакции поддерживаются изнеживающей обстановкой и чрезмерными заботами окружающих. Препятствием на пути терапии стоит иногда чрезмерная ипо-хондричность субъекта, когда последняя является выражением более резко выраженной психопатической конституции.—П р о-филактика невропатий должна быть 1) средовая и 2) генетическая. Первая сводится к коренному улучшению быта и трудовой обстановки, охране женщины в период беременности, гигиене детства и юношества, предупреждению полового травматизма, рациональным педагогическим мерам. Генетическая профилактика имеет в виду главным образом предупреждение браков между невро- и психопатами.                 ю. каннабих. Невропатия у детей. Нервно-психические аномалии у детей в зачаточном виде заключают в себе начала неврозов и психических заболеваний, яснее обозначающихся лишь в дальнейшей жизни, а в детском возрасте точнее еще не определимых. Поэтому понятие Н. применительно к детям имеет более широкое содержание, обнимая самые разнообразные формы нервно-псих. аномалий, наблюдаемых у ребенка.—С импто-матология детской Н. крайне разнообразна, сказываясь и в аномалиях соматической и вегетативной иннервации и в психических аномалиях. В сфере соматической и вегетативной иннервации наиболее частые расстройства — общая гиперрефлексия, повышенная механическая возбудимость нервов (симптом Хвостека). тик, заикание, энурез, вазоневротические аномалии, наклонность к рвоте (утренняя рвота, периодическая ацетонемическая), пупочная колика, enteritis membranacea и пр. В сфере психической характерны для Н. у детей повышенные впечатлительность и восприимчивость к событиям повседневной жизни, быстрая смена настроений или, наоборот, задержка психической вырав-ниваемости: аффективность, сказывающаяся в бурных выражениях гнева, радости, в неистовстве в играх, и пр.; весьма часты у малых детей гипермоторность, неугомонность и суматошливость, неспособность к концентрации внимания, болезненная обидчивость и слезы по ничтожному поводу, необычайные упрямство и настойчивость. Не столь редки и противоположные качества, как-то: общая заторможенность, безучастность к окружающей жизни, отсутствие нормального интереса к играм и чтению, душевная сухость, привычные угрюмость и брюзгливость: иногда нечувствительность к наказаниям. Как последняя группа симптомов, так и встречающиеся аномалии первичных влечений (см. ниже) и черты дис-социальности — признаки более тяжелой невропатии. Целым рядом характерных симптомов невропатическая конституция выявляется уже в грудном возрасте. В первые недели жизни ребенка, это—частые вздрагивания как повышенная реакция на различные тактильные, зрительные и слуховые раздражения или же на неопределенные ощущения, исходящие из внутренних органов. Немногим позже—нарушения сна в виде чрезмерной чуткости или же количественной недостаточности его (спокойная бессонница, в противоположность бессоннице с общим беспокойством от местных расстройств); спастические явления в области пищеварительного тракта — привычное беспокойство, крик и выгибание тела с отказом от сосания всякий раз после первых нескольких глотков, состояние, могущее на ряд месяцев нарушить питание и нормальную прибыль веса (Brustscheu, страх груди Schlossmann'a); пат. наклонность к срыги-ванию, от ненормально учащенного срыги-вания до выраженного пилороспазма; повышенная половая возбудимость (онанизм у девочек и эрекции у мальчиков); нарушения общего чувственного тона в виде постоянного и длящегося месяцами крика и беспокойства без адекватных причин (часто предвестник более тяжелых невропатий).— К концу первого года наряду с перечисленным обнаруживается ненормальная аффективность в виде общей раздражительности, пугливости и частых выражений гнева с неунимаемым криком, доводящим детей до изнеможения; массивный признак Н. грудного ребенка'—наклонность к судорогам (симптоматическим, токсическим и спазмофильным), у ребенка с нормальной нервной системой или вовсе не наблюдаемым или наблюдаемым лишь при самых тяжелых интоксикациях. — На втором году обнаруживаются различные «негативизмы» то общего характера в виде болезненных непослушания и упрямства то специфичные: упорный отказ от всякой непривычной пищи, отчего эти дети ненормально долго питаются исключительно молоком и немногими другими блюдами во вред общему состоянию питания; отказ от разжевывания жесткой пищи (Kaufaulheit, жевательная день; «дети подолгу задерживают пищевой комок во рту и под конец выплевывают его); отказ от соблюдения опрятности в отправлении естественных потребностей. Особым видом негативизма является запоздалая речь, правильнее — отказ от нее при нормальном умственном развитии, нормальных слухе и артикуляции. Частое явление — приступы Wutkrampf'a (спазм от гнева, аффективное арпоё) с закатыванием, посинением и нарушением сознания; приступы эти весьма сходны с ляриигоспазмом (см.), но со спазмофилией не имеют ничего общего и наступают только при неисполнении желаний ребенка. Знакомство с перечисленными ранними признаками Н. чрезвычайно важно с точки зрения правильной диагностической и профилактической оценки их. Точной классификации детских Н. мы до наст, времени не имеем, но различаем два разных уклона. Можно выделить группу с более дкференцированной нервной системой, с более высоким уровнем одаренности, с ускоренным психическим темпом и выраженной душевной гиперестезией при наличии гармоничности и общей согласованности интелектуальных и характерологических особенностей (прогенератив-н ы й уклон). Степени диференцирован-ности нервной системы у этих детей отвечает однако и степень ранимости ее; поэтому при общей повышенной реактивности и чрезмерно интенсивном переживании исходящего из внешнего мира они обнаруживают патологическую наклонность к срывам то острым то затяжным. Таковы острые неврастенические состояния, фобии, навязчивые неврозы, преходящие формы заикания, психогении истероидного характера, острый галлюцинаторный бред и т. д. Все эти срывы возникают от определены, внешних причин, как-то: случайные общие заболевания, душевные травматизмы, переутомление и пр.; при соответствующем подходе эти состояния обычно устранимы, но при неблагоприятных условиях могут привести к длительным и глубоким нарушениям нервяо-псих. равновесия. Ранимость нервной системы у этих детей предрасполагает их и к таким заболеваниям, как менингиты, полиомиелит, хорея и проч. — Противоположный описанному — дегенеративный уклон. Характерны для него аномалии соматической иннервации и искажения и выпадения в морально-интелектуальной сфере, дисгармоничность различных сторон душевной жизни. Дефекты соматической иннервации: врожденный нистагм, врожденное косоглазие, стойкие формы заикания, стойкое недержание мочи, tic general, так наз. ритмические движения, предрасположение к общим судорогам и пр. Часты и физ. стигмы дегенерации. Ко второй группе расстройств относятся крайние формы незаторможенности, дис-социальные и антисоциальные особенности характера, аномалии первичных влечений (повышенная сексуальность и непреодолимый онанизм, некоторые формы анорексий, длящиеся годами и ведущие к общей физ. гипотрофии, нерасположение к нормальному житейскому укладу). Примеры психич. дисгармоничности: повышенная сентиментальность, уживающаяся с актами жестокости, незаурядная одаренность наряду с необычной душевной сухостью или с неуживчивостью, агрессивностью в товарищеской среде, хорошая память наряду с болезненной рассеянностью и т. д. Без резких границ описанный уклон переходит в состояния психопатий. С другой стороны, названные аномалии могут качественно и количественно быть выраженными умеренно, и из представителей этой группы могут выработаться полноценные члены общества и люди выдающихся способностей. Будучи полярными между собой, прогенеративный и дегенеративный уклоны дают бесчисленные переходные формы; разделение это однако облегчает понимание генезиса и особенностей, душевной структуры при разнообразных формах Н., указывая вместе с тем на характер необходимого терап. подхода. Течение Н. зависит больше всего от средовых влияний^. Этиология идентична с этиологией взрослых. Первенствующее значение имеют наследственность и бластофторизмы (см. выше). Наряду с биологич. факторами, вследствие общей пониженной устойчивости нерв-но-псих. аппарата у ребенка и вследствие ряда особенностей, к-рые отличают психику детей от психики взрослых (большая подражательность, внушаемость и импульсивность), в происхождении детских Н. особо важную роль играют факторы внешние (социальные), лежащие в условиях среды.. В противоположность биологическим они более доступны нашему воздействию и во многих случаях устранимы. Главнейшее: 1. Индукция (под влиянием внушаемости и подражательности несознательно и непроизвольно воспроизводятся псих, акты и болезненные состояния, наблюдаемые у другого лица). Ребенок становится нервным в нервной среде и, воспринимая жизненный темп, а также аффективность, порывистость и неровность окружающих его лиц, воспроизводит— часто в преувеличенном виде — эту ненормальную реактивность, с течением времени глубоко внедряющуюся в его природу. По этой причине нервность родителей и воспитателей и отсутствие в них самих самодисциплины—один из наиболее частых факторов, порождающих Н. у ребенка или углубляющих врожденную.—2. Д е-фекты воспитания. Одно из основных заданий последнего—выработка в ребенке т. н. внутренних торможений,, ос- новы нормального поведения и нормального отношения к окружающему миру. Недостаточность в Н. торможений имеет последствием проявление ненормальных реактивности, эмоциональности и аффектов, часто принимающих у детей необузданный, привычный и патологич. характер [припадки аффективного арпоё (Wutkrampf), привычн. обмороки, состояния raptus'a, судороги и пр.]. В тесной связи с недостаточностью тормозных процессов как следствие неправильного воспитательного подхода находится и ненормальная соц. установка с антисоциальными действиями, к которым невропаты обнаруживают особое предрасположение. Благоприятствуют Н. преувеличенная и излишне подчеркиваемая забота о физическом благополучии ребенка, предрасполагающая к ипохондриям и истеризмам, так же как и чрезмерно жалостливое отношение к нему и заласкивание, изнеживающе-расслабляю-щим образом действующее на его психику. Вред приносит и противоположное, т. е. жестокое обращение, а также всякое обращение, создающее в ребенке убежденность в его неполноценности по сравнению с другими и благоприятствующее развитию в нем т. н. чувства малоценности (Minderwertig-keitsgeftihl); последнее, как известно, предрасполагает к разнообразным психоневрозам и к стремлению к гиперкомпенсации, часто в социально неприемлемых формах.— 3. Ирритирующие факторы и переобременение нервной системы. В грудном возрасте и раннем детстве переобременяют нервную систему обилие лиц, окружающих ребенка с забавами и с громкими играми; ускоряющее темп умственного развития непрестанное удовлетворение чрезмерной пытливости многих от природы умственно одаренных, но психически неустойчивых детей. В более старшем возрасте оказывает вред постоянное пребывание среди взрослых; от них ребенок перенимает привычки и влечения, не отвечающие его возрасту, а из случайных разговоров их между собой воспринимает разное, в детской психике преломляющееся в искаженном виде. Переобременяют и ирритируют нервную систему преждевременные посещения зрелиш, неподходящее и неумеренное чтение, а также и чрезмерное увлечение спортивными занятиями. Что касается школы, то она переобременяет нервную систему только в случаях нерациональной нагрузки. Вред, выявляющийся обычно лишь в старших классах, оказывает и определение в класс, не отвечающий возрасту; способные и самолюбивые подростки в этих случаях преодолевают трудности, но нормальная устойчивость нервной системы и физ. благополучие оказываются надолго подорванными. В отдельных случаях на возникновение Н. влияют псих, травмы сексуального характера (см. выше). Однако нет основания приписывать им исключительную роль; последняя равнозначна в большинстве случаев роли других, более тяжелых психическ. травм и приобретает особое значение лишь в случаях, когда имеется конституциональный гиперсексуализм или когда аффект, как всякий другой, не изжит. Профилактика вытекает из сказанного о причинах. Крайне важно распространение в населении сведений по евгенике; имеет большое значение своевременное раннее распознавание невропатических отклонений в ребенке, и большую пользу могут принести при общих амбулаториях так наз. консультации по вопросам воспитания и диспансеризация. Терапия невропатий у детей в первую очередь заключается в применении лечебно-педагогического воздействия. При про-генеративном уклоне с болезненной впечатлительностью и склонностью к срывам показаны оберегание от более тяжелых пси-хич. травм и наряду с этим псих» закаливание: физкультура, пребывание в деревенской обстановке, ручной труд, устранение излишней опеки, приобщение к коллективу детей и к общественно-трудовым интересам. Детей возбужденных стараются окружить спокойной атмосферой; при этом, проводя систему т. н. пассивного воспитания, спокойным, ровным и уверенным обхождением действуют на б-ного индуцирующим образом. Для подавляющего числа невропатов имеет значение гимнастика торможений в смысле выработки самодисциплины. Подход этот, особенно при диссоциальных наклонностях, должен проводиться с раннего детства и базироваться на внимании к правам и обязанностям окружающих, т. е. на правильной социальн.установке. Эта ориентация насоциоцентризм (противопоставляемый эгоцентризму) успешней всего достигается всеми видами группового воспитания, особенно при системе самоконтроля коллектива, выделения активного ядра в нем при умелом общем руководстве со стороны педагога. Внесение в жизнь определенн. ритма в виде регулированного распорядка дня, некоторые виды гимнастики (ритмическая), проведение так назыв. мертвого часа, некоторые игры, требующие от участников выдержки и самообладания, экскурсии ■—дают также тренировку тормозных процессов. Во всех случаях обращается внимание на общее физич. состояние, включая и эндо-кринопатические отклонения. Климатотера-певтически рекомендуется умеренно влажная, окруженная лесом, местность, которая предпочитается морю и степи. Гидроте-рапевтически применяются тепловые ванны при состоянии возбуждений, а при торпид-ных формах—прохладные обтирания, купанья в реке, воздушные ванны. Из медикаментозных средств применяются препараты фосфора, железа, мышьяка, кальция и органотерапия.                         м. иогихес. Лит.: Г у р е в и ч М., Психопатология детского возраста, Москва, 1927; Иогихес М., Неврозы в детском возрасте, М.—Л., 1929; С и м с о н Т., Симптомы детской нервности и их профилактика, Ж. по изуч. ран. дет. возраста, т. X, № 9—10, 1930; она же, Невропатии, психопатии и реактивные состояния младенческого возрасти., Москва, 1928; Штромайер В., Психопатология детского возраста, М,-—Л., 1926; Эпштейн А., Невропатическая конституция, Л., 1927 (лит.); Cimba'l W., Die Neurosen des Kindesalters, В., 1927; Gott Th., Funktionelle Krankheiten des Nervensystems (Hndb. d. Kinderheilkunde, hrsg. v. M.Pfaundler u. A. Schloss-mann, B. IV, p. 484—505, Lpz., 1924); Schultzl., Die konstitutionelle Nervositat (Hndb. der Geistes-krankheiten, herausgegeben v. O. Bumke, B. V, T. 1, Berlin, 1928, лит.).

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • НЕВРОПАТОЛОГИЯ, учение о б-нях нервной системы. В качестве самостоятельной ветви медицины Н. начала постепенно выделяться с половины 19 в.; до этого времени нервные б-ни составляли лишь одну из глав психиатрии ...
  • НЕВРОПОР, отверстие на конце нервной трубки. После того как нервная пластинка обособится от эктодермы, она свертывается в трубку, постепенно замыкающуюся. Замыкание нервной трубки начинается в области будущего среднего мозга и ...
  • НЕВРОПСИХИЧЕСКАЯ ГИГИЕНА,см.Яш-хогитена.
  • НЕВРОРЕЦИДИВ, название, данное Эр-лихом (Р. Ehrlich) воспалениям и параличам, гл. обр. головных,реже—спинномозговых нервов, особенно часто наблюдающимся у б-ных свежим сифилисом вскоре после окончания ими сальварсанового лечения. По Малезе (Malaise), «здесь ...
  • НЕВРОТИЗДЦИЯ, процесс прорастания новообразованных аксонов из центрального конца поврежденного нерва через рубец и далее по всему протяжению периферического отрезка нерва до концевых аппаратов его включительно (см. также Нервные волокна—регенерация).