Большая Медицинская Энциклопедия

Радужная Оболочка


РАДУЖНАЯ ОБОЛОЧКА (iris) является передним отделом сосудистого тракта глаза и представляет собой круглую пластинку. Она помещается позади роговой оболочки и впереди хрусталика, отделяя переднюю камеру глаза от задней. В центре Р. о., несколько кнутри, располагается круглое отверстие, зрачок (ри-pilla), к-рый может суживаться и расширяться. Край Р. о., образующий зрачок, свободен и носит название зрачкового края (margo pupillaris). Он окаймлен черной полоской пигмента, особенно хорошо заметной на сером фоне помутневшего хрусталика. Край Р. о., прилежащий к ресничному телу, известен под названием цилиарного края (margo ciliaris), иногда обозначается также как корень, основание Р. о. Этот край укреплен с помощью гребешковой связки (ligamentum pectinatum) к месту перехода белковой оболочки в роговую. При среднем сокращении зрачка вертикальный диаметр Р. о. равен 12 мм, горизонтальный 12,5 мм. Толщина ее, наибольшая в области малого артериального круга, колеблется от 0,3 до 0,6 мм. Отсюда уже профиль Р. о. образует постепенный скат как по направлению к зрачку, так точно и к ее основанию, где она имеет наименьшую толщину, иногда достигающую до 0,05 мм. Различают переднюю поверхность Р. о., ограничивающую переднюю камеру, и заднюю, обращенную к задней камере глаза и прилежащую на б. или м. значительном протяжении к передней поверхности хрусталика. На границе внутренней и средней трети передней поверхности Р. о. возвышается утолщение ткани, расположенное концентрически к зрачковому краю и заключающее в себе сосудистое сплетение, известное под именем малого артериального круга Р. о. (eirculus arteriosus iridis minor). Это образование, за свою зубчатую бахромку называемое также брыжами Р. о., в свою очередь разделяет ее на две части: центральную узкую, окружающую зрачок, зрачковую и периферическую—более широкую, ресничную. Р. о. расположена в глазу так, что ее зрачковая часть выстоит более вперед, чем ресничная, в результате чего в целом эна приобретает в"йд низкого усеченного конура, вершине к-рого и соответствует зрачок. Чем аельче передняя камера, тем ниже этот конус. При отсутствии хрусталика (aphakia), являющегося опорой для Р. о., последняя приобретает возможность располагаться в одной плоскости, причем дрожит, создавая картину так заз. iridodonesis, что можно особенно хоро-ло наблюдать при резких колебаниях головы. Передняя поверхность Р. о. имеет нежный ри-зунок, рельеф, образованный возвышениями * углублениями. К числу первых относятся 1ерекладины, идущие радиарно, трабекулы, включающие в себе сосуды. Между перекла-данами располагаются треугольные или ромбические углубления, крипты, сосредоточен-ше гл. обр. в области малого артериального сруга. Такие же углубления, но более узкие, шеют место в ресничной части Р. о., хотя они |десь очень малы и покрыты надвинувшейся клерой. В ресничной части Р. о. надо отметить )яд концентрических, мало пигментированных юрозд сокращения. Они происходят оттого, [то при расширении зрачка поверхность Р. о. окращается и в области каждой борозды обязует складку. Одна из этих складок лежит [риблизительно на границе средней и наруж-юй трети Р. о., более постоянна и называ-тся большим кругом ее (eirculus iridis major). )адняя поверхность Р. оболочки, исключая лучаи альбинизма, всегда черная, т. к. порыта пигментом. На ней имеются 2 систе-1Ы складок: а) радиарные и б) циркулярные. т зрачкового края радиарные складки огра- ничены многочисленными мелкими бороздами, к-рые, перегибаясь вместе с пигментным эпителием через край зрачка, образуют зазубренность каймы. Другой тип радиарных складок начинается на расстоянии 1,5 мм от зрачкового края. Эти складки ограничены сначала узкими и глубокими бороздами, а затем по направлению к цилиарному краю более широкими и мелкими. Круговые складки отделены друг от друга нежными круговыми бороздами и находятся только в области второго типа радиарных складок.—Ц в е т радужной оболочки (в-просто--речьи — цвет глаза) колеблется от светлой окраски (голубой и серой) до темной (светло-коричневой, темнокоричневой и почти черной) и зависит от количества пигмента: Р. о. альбиноса совершенно его лишена, голубая Р. о. имеет пигмент только на задней поверхности, коричневая или бурая содержит пигмент и в соединительнотканном слое и на задней поверхности. Нормальная Р. о. не всегда имеет равномерную окраску по всей поверхности. Так, область сфинктера зрачка очень часто окрашена иначе, чем вся остальная поверхность. На ней могут встречаться слегка возвышенные черные пятна, родинки (naeVІ iridis). Иногда цвет Р. о. различен в обоих глазах—hetero-chromia iridis (см. Гетерохромия). В зависимости от процесса утолщения стромы и накопления в ней пигмента цвет Р. о. у человека устанавливается только спустя несколько лет после рождения. В эмбриологическом отношении Р. о. необходимо делить на две части: ретинальную (мозговую) и мезодермальную. Первая представлена двумя слоями пигментного, эпителия, образовавшегося на 3—4-м месяце зародышевой жизни из переднего к?ая глазного бокала. Вторая часть формируется из богатой сосудами мезенхимы, помещающейся впереди хрусталика. Последняя расщепляется на 2 листка: передний составляет основу для собственного вещества роговой оболочки, а задний превращается в строму Р. о. Появившаяся между этими листками щель видоизменяется в переднюю камеру. Задний листок мезенхимы пленкой покрывает зрачковую область и известен под именем membrana pupillaris. Эта зародышевая пленка только в последние месяцы зародышевой жизни претерпевает обратное развитие, делая свободным зрачок. В редких случаях небольшие остатки ее сохраняются на всю жизнь, проявляясь в форме так называемой membrana pupillaris persistans. Начинаясь от брыжей (отнюдь не от края или стромы Р. о.), остатки зародышевой пленки в виде нитей прикрепляются к хрусталику, только перекидываясь через зрачок и давая последнему возможность сокращаться и расширяться. Эмбриологический зачаток сжимателя зрачка находят уже в конце 2-го месяца зародышевой жизни, причем он образуется из эпителиальных клеток в области зрачка, тогда как расширитель зрачка обязан своим происхождением переднему листку глазного пузыря и его первые следы у человека появляются на 6—-7-м месяце внутриут--, робной жизни. В истории-развития глаза надо отметить образование зародышевой щели. Она возникает вследствие прогиба внутрь нижней стенки глазного пузыря под давлением ме-, зодермы одновременно с таким же прогибом внутрь и передней стенки глазного пузыря. Эта щель в конечном итоге зарастает, а ее запоздалое закрытие или отсутствие такового '•7 т обычно влечет за собой образование дефекта» известного под именем колобомы Р. о. (см, Жолобома) При гистологйческомнсследова-нии Р. о, прежде всего в ней надо выделить сгрому, состоящую из рыхлой соединительной ткани, богато снабженной радиарно идущими Кровеносными сосудами. Будучи снабжены толстой адвентицией, они берут свое начало у корня Р. о., от большого артериального крута (circulus arteriosus iridis major). Достигнув брыжей Р. о;, сосуды образуют здесь не вполне -замкнутый круг. В области сфинктера зрачка сосуды распадаются на капиляры, которых, Кстати сказать, в Р. о. мало. Кроме сосудов в строме Р. о. проходят нервы: двигательные для мускулатуры Р. о. и чувствительные от тройничного нерва, также одетые толстой неврилеммой. Пространство между нервами и сосудами усеяно звездообразными, ветвистыми, пигментированными клетками —• хроматофо-рами. Особенно густо лежат клетки на передней поверхности Р. о., обособляя ее передний •стромальный Листок, передний пограничный •слой, причем в криптах этот слой отсутствует. Крипты представляют собой отверстия, идущие вглубь Р. о. и сообщающиеся с передней камерой. — Вблизи зрачка, в толще стромы, располагается сжиматель зрачка (sphincter pu-pillae), к-рый имеет типичное строение гладкой мышцы. Эта мышца имеет вид круглой плоской ленты, шириной в 1 мм, и иннервируется внутренней ветвью глазодвигательного нерва через цилиарный узел. По задней поверхности Р, о. располагается расширитель зрачка (dilatator pupillae), иннервируемый симпат. нер-вбм из plexus caroticus. Последняя мышца образована клетками особого рода, нигде больше у позвоночных не встречающимися. Они имеют ядросодержащее пигментированное тело, которое лежит на сокращающейся части клеток, состоящей из миоглиофибрил. На поперечных разрезах дилятатора зрачка в нем различают два отдела: передний, беспигментный, не имеющий ядер, тонко исчерченный слой, известный под именем задней пограничной мембраны Бруха (Bruch), и задний, состоящий из ядро-содержащих и пигментированных веретенообразных клеток, иначе называемый перед* ним пигментным слоем. От расширителя зрачка к его сжимателю идут отдельные пучки волокон, соединяющие на отдельных участках абе мышцы. Позади переднего пигментного слоя лежит задний пигментный слой, пигментный эпителий Р. оболочки. Он представляет собой несколько возвышающийся слой больших цилиндрических, сильно пигментированных клеток, и легко отделяется от дилятатора зрачка как на микроскоп, препаратах, так и при разрыве сращений Р. о.' с передней сумкой хрусталика, т. н. задних синехий. Являясь продолжением внутреннего слоя цилиарного эпителия й окончанием сетчатой оболочки, пигментный эпителий переходит и на переднюю поверхность радужной оболочки, образуя зрачковую кайму.' ' Р. о. Принимает участие в формировании угла передней камеры, очень важного в физиологии и патологии отдела глаза.В общем этот угол образован схождением роговой и радужной оболочек, причем более детальное его рассмотрение дает основание выделить здесь своеобразную рыхлую соединительную ткань, к-рая собственно и является ближайшей гра- : ницей угла передней камеры, приобретая наз* ■ вание поддерживающего остова угла передней камеры, гребенчатой связки (lig. pectinatum). : Последняя на меридиональных срезах глаза | имеет форму треугольника, острая вершина к-рого переходит в Десцеметову оболочку. Наружная сторбна- его частично прилежит к роговой оболочке, служа стенкой Шлеммова кана-\ ла. Основание описываемого треугольника граничит со склерой и цилиарной мышцей, а затем уже волокна гребенчатой связки идут по передней поверхности циЛиарного тела и исчезают в корне Р. о. В то же самое время внутренняя сторона этой связки обращена в переднюю : камеру. Коллагенные и эластические волокна ! ее образуют перекладины, покрытые эндоте-: лием, а промежутки между ними известны под именем Фонтанова пространства. Последнее i наполнено водянистой влагой и находится в: , непосредственном соединении с углом перед-; ней камеры. Между Шлеммовым каналом и ФонтанОВым пространством по мнению многих ; авторов прямого сообщения нет. Физиология Р. о. в основном" сводится ' к участию 1) в питании глаза совместно с другими частями сосудистой оболочки; 2) в выде-; лении камерной влаги совместно с цилиарным телом; 3) в обмене жидкостей глаза и наконец 4) в оптической игре зрачка. Первую свою \ функцию Р. о. осуществляет благодаря 'оби-' лию в ней кровеносных сосудов, из к-рых >аа. ciHares postici longae, числом 2, проходят между сосудистой оболочкой и склерой, обра-; ;зуя в конечном итоге circulus arteriosus major. Формированию последнего содействуют аа.-ci Hares anticae, берущие свое начало от артерий 4 прямых мышц. Эти артерии прободают склеру вблизи края роговой оболочки. Веноз^ ная кровь из Р. о. вливается в вортикозные вены (см. табл'. к ст. Глаз, рис. 3, схем. разрез в горизонтальной плоскости глазного яблока). Что касается выделения камерной влаги, то В' наст, время большинство офтальмологов роли Р. о. в этом процессе не отрицает, перенося : однако центр тяжести на ресничное тело. Если Р. о. мало участвует в секреции камерной влаги, то она имеет большое значение в деле всасывания из передней камеры. Так, кровь из : передней камеры быстро исчезает там, где она ' покрывает Р. о., между тем как на капсуле хрусталика в области зрачка или колобомы ; она остается еще долгое время. Это явление объясняется наличием в Р* о. крипт, сообщаю-; щихся с передней камерой. Особенно благоприятствует быстрому обмену жидкостью между тканью Р. о. и передней камерой игра зрачка, при которой изменяется объем крипт. ; Важное значение Р. о. приобретает в процессе I оттока внутриглазных жидкостей, т. к. послед-' ний совершается путем фильтрации из угла, передней камеры через Фонтаново пространство в Шлеммов канал. Облитерация угла передней камеры может повлечь за собой глауко-: му, при к-рой довольно часто анатомически и констатирована подобная закупорка [см. Глаукома (рис. 3 и 4)]. Угол передней камеры может облитерироваться вследствие самостоятельного воспаления по окружности Шлеммова канала, застоя в венах ресничного тела, склероза волокон гребенчатой связки, уменьшения околохрусталикового пространства и т. д. Даже расширение зрачка,сопровождаясь повышением: внутриглазного давления, может вызвать-облитерацию угла передней камеры. 2»2 ; Большой интерес представляет оптическая игра; зрачка, благодаря к-рой автомата -чески регулируется поступающее в глаз количество света. Светящаяся точка посылает лучи по всем направлениям, однако в глаз попадает очень узкий конус лучей, основанием к-рого является зрачок, а вершиной—данная точка. -Значительное количество кругов светорассеяния, уменьшающее ясность видения, обусловлено периферическими лучами, составляющими с оптической осью глаза большой угол.Особенно много таких лучей посылают находящиеся вблизи предметы, и уже небольшое смещение последних отражается на ясности видения. Подобный недостаток коррегируется зрачком, к-рый и выполняет роль апертурной диафрагмы,' вырезая определенной величины конус лучей и устраняя боковые лучи. Количество лучей, попадающих в глаз, прямо пропорционально квадрату диаметра зрачка. При недостаточном освещении наступает расширение зрачка (mydriasis) и в глаз поступает большое количество световых лучей, при ярком освещении, наоборот, происходит сужение зрачка (miosis) и глаз защищается от ослепляющего действия света. Наиболее благоприятные' условия для зрения создаются при ширине зрачка в 3 мм, т.к. при более широком зрачке наступает ослепление глаза, при более узком усиливается диффракция света и изображение недостаточно освещено. Отсюда приставление к атропинизированному глазу искусственной диафрагмы улучшает зрение, тогда как у табетиков, даже не имеющих измецений глазного дна, понижение зрения может быть связано только с малым диаметром зрачка.. На величину зрачка влияет кровенаполнение Р. о.,, так, при ее гиперемии (ирит) мы имеем сужение зрачка. Потеря эластичности Р. о. в старости влечет за собой вялую реакцию зрачка. Задние синехии, повреждения и опухоли Р. о. могут препятствовать правильной деятельности зрачка. Точно так же и передние синехии, сращения Р. о. с роговицей после язв и ранений последней влияют на подвижность иформузрач-ка, смещая его в сторону от нормального положения.-—Величина зрачка у взрослых колеблется от 2,5 до 4,5 мм, причем различают относительный диаметр зрачка, наблюдаемый при рассеянном свете и раскрытии обоих глаз, и абсолютный—при закрытом другом глазе. Стойкое уменьшение диаметра зрачка ниже 2 ми увеличение его свыше 6 мм—ненормальное явление. Для измерения Диаметра зрачка существуют пупилометры, из к-рых пупилометр Гаа-ба (Haab) представляет собой картонную линейку с изображением черных кружков, разнящихся друг от друга на 0,5 мм в диаметре. По соответствующему кружку и можно определить диаметр зрачка. Сужение зрачка может быть вызвано или сокращением, спазмом сфинктера (miosis spastica), или параличом дилятатора (miosis paralytica). В первом случае при пат. условиях миоз может быть вызван воспалительными процессами в Р. о. (при ирите), отравлениями (морфий и др.), внутричерепными расстройствами (начальный период менингита), истерией и др. Во втором случае мы имеем или периферическое повреждение дилятатора (при ушибе глаза) или сдавление и повреждение шейного симпат. нерва (миелит, сирингомиелия) и др. В свою очередь и расширение зрачка наблюдается в 2 формах: mydriasis spastica и mydriasis paralytica. Первый вызывается внутриглазным раздражением дилятатора (кокаин и др.), слабым сдавлением и раздражением цилиоспиналь+ ного .центра (менингиты), возбуждением головного-мозга (эпилепсия); истерией и др. Второй обусловливается параличом сфинктера (атропин), повышением внутриглазного давления, травмой, отравлением (хлороформ), наконец параличом глазодвигательного нерва. См. также Анизогория, Зрачковые волокна, рефлексы, центры. Различные зрачковые симптомы являются выражением либо 1) местного пат. процесса в глазу (действие атропина, эзерина, ирит, глаукома„заболевания зрительного нервт ного аппарата глаза, особенно в связи с nor нижением зрения), или 2) общего страдания всего организма (последифтерийный мидриаз, ботулизм, морфинизм):, или 3)" сопровождают заболевания центральной нервной системы (спинная сухотка—миоз, неправильная форма зрачка, его неравномерность в обоих глазах* симптом Аржил-Робертсона; прогрессивный паралич—абсолютная неподвижность зрачков; сифилис головного мозга — ophthalmoplegia interna). К числу редких зрачковых реакций относится пупилотония, или миотоническая ре-акция зрачка (см. Миотония), и невротониче-ская реакция. При последней зрачок суживаетт ся на свет и в таком суженном состоянии остается долго по прекращении светового раздражения, медленно расширяясь до своего исходного размера. Патология Р. о. наичаще обусловлена заболеванием всего организма, что и обязывает к тщательному общему исследованию для установления этиологического момента и целесообразного соединения, общей терапии основного страдания с местным воздействием на процесс в самом глазу. Являясь частью сосудистого тракта, Р. о. вовлекается в болезненный процесс как со стороны цилиарного тела, давая картину иридоциклита (см. Ирит), так и со стороны сосудистой оболочка, когда .ирит переходит в иридохориоидит (iridoehorioiditis). Последний в форме т. н. п е р в и ч н о г о трав» м а т и ч е с к о г о эндо ф т а л ь м и т а часто присоединяется* к проникающим ранениям глаза и сопровождается конъюнктивальной. и цилиарной инъекцией, гиперемией Р. о. и легкой эксудацией. При продолжительном течении эта форма переходит уже в пластический эндо-фтальмит, когда эксудат превращается в соединительнотканные тяжи, наклонные к сморщиванию, благодаря чему и Р. о. и хрусталик оттягиваются кзади. Если травма осложняется инфекцией, то жидкость передней камеры мутнеет и цвет Р; о. меняется. После исчезновения эксудата Р. о. выглядит пронизанной новообразованными сосудами, а зрачок покрывается плотной пленкой. Когда инфекция проникает и в стекловидное тело, отмечается изменение цвета Р. о., задние синехии, а в глубине зрачка можно наблюдать желто-белое помутнение. Все это в общей сложности и создает картину гнойного и р и д о х о р и о -идита, обычно заканчивающегося атрофией глаза. Иридохориоидит гнойного характера иногда возникает эндогенным путем (гнойный эндофтальмит), когда возбудители воспаления попадают в глаз с током крови, образуя капи-лярные эмболии. В начале такого иридохорио-идита наблюдаются густые помутнения стекловидного тела, а в последующее время к ним присоединяются явления со стороны Р. р.: изменение ее цвета, задние синехин, зрачковый выпот, гной в передней камере. В исходе заболевания в стекловидном теле образуются соединительнотканные тяжи, давая клин, картину амавротического кошачьего глаза с ясно видным в глубине зрачка светложелтым рефлексом.—Р. о. принимает участие и при симпат. иридохориоидите, при котором она изменяется в цвете, утолщается и пронизывается расширенными кровеносными сосудами. Эксудат между Р. о. и хрусталиком организуется и прикрепляет круг зрачка к последнему, образуя круговую синехию (secclusio pupillae) (см. Ирит, отд. табл., рис. 4). Эксудат на передней сумке хрусталика превращается в пленку, закрывающую всю область зрачка (occlusio pupillae). Наконец может наступить прикрепление всей задней поверхности Р. о. к передней сумке хрусталика с образованием полной задней синехии. Наличие задних синехий разобщает переднюю и заднюю камеры глаза, нарушает правильность циркуляции жидкостей в глазу и Влечет за собой повышение внутриглазного давления, атрофию радужной оболочки, помутнение хрусталика и наконец атрофию глазного яблока. Участие радужной оболочки при забол званиях роговицы весьма часто (см. Кератит). Атрофия Р. о. может проявиться прежде всего в форме атрофии переднего пограничного слоя, когда становятся отчетливо видными радиальные сосуды. Исчезновение хроматофо-ров делает голубую Р. о. серой, а коричневую— пепельно-серой. Пигмент Р. о. распадается и мелкой пылью покрывает переднюю поверхность, образуя иногда взвесь в передней камере и запруживая угол ее. Атрофия Р. о. может дойти до исчезновения всех ее слоев и образования в ней отверстий, просвечивающих красным рефлексом со дна глаза. Иногда атрофи-ческие процессы в Р. обоючке могут сочетаться с разращением фибрилярной межуточной ткани. Причины атрофии Р. о.: старость, механическое растяжение при эктазировании глазного яблока и фиксации зрачка сияехиями, перенесенное воспаление, повышение внутриглазного давления и др.—Из повреждений Р. о. надо упомянуть отрыв части ее от корня, т. н. iridodialysis, при к-ром имеется у края роговой оболочки черное отверстие. Это отверстие, снаружи ограниченное краем склеры, а снутри оторванным корнем Р. о., приобретает форму сегмента круга, давая при просвечивании глазным зеркалом красный рефлекс. Зрачок теряет округлость, будучи скошен в сторону повреждения. Иногда повреждение Р. о. проявляется в виде радиарных надрывов зрачкового кра,я, результатом чего и бывает mydria-sis traumatica. Травматические повреждения Р. оболочки очень часто сопровождаются кровоизлиянием в переднюю камеру, гифемой (см. Hyphaema). Большое практическое значение имеет выпадение Р. о. (prolapsus iridis), так как создает угрозу тяжелых последствий: сращение Р. о. с рубцом, вторичную глаукому, возникновение вторичных инфекций и даже возможность симпат. воспаления. Подобное положение и заставляет особенно тщательно вплавлять Р. о. при производстве различных операций или отрезать ее. Чаще выпавшую Р. о. отрезают и рану покрывают конъюнкти-вальным лоскутом, взятым с соседнего участка глазного яблока.—Т у б е р к у л е з Р. о., сифилис Р.о.—см. Ярит. Опухоли Р, о. представлены серозными -кистами, саркомой и меланомой. Серозные кисты имеют доброкачественное течение. Стенки их образует истонченная Р. о. Будучи наполнены прозрачной жидкостью, серозные кисты Р. о. чаще всего возникают после прободных ранений глаза из смещенных в нее эпителиальных клеток и растут то более кпереди, то более кзади. Точно так же травме глаза обязаны своим происхождением и та ее называемые жемчужные кисты Р. о. с кашицеобразным содержимым, похожим на сало. Во избежание закупорки путей оттока и повышения внутриглазного давления кисты подлежат удалению с помощью иридектомии.—М еланомы Р. о. представляют собой доброкачественные опухоли и имеют вид черноватых маленьких образований, исходящих из слоя сосудов или переднего пограничного слоя. Они несколько возвышаются над уровнем Р. о. и состоят из хро-матофоров.—С аркома Р.о. имеет уже злокачественное течение. Начинается она чаще всего пигментированными пятнами, медленно растущими. Впоследствии эти пятна начинают приподниматься над поверхностью Р. о. Увеличиваясь в своих размерах, опухоль все более и более заполняет собой переднюю камеру, появляются воспалительные симптомы и глаукома. Зрение, бывшее в начале заболевания нормальным, постепенно падает. При небольшой величине опухоли, особенно в начальном стадии, можно попытаться удалить ее с помощью иридектомии, однако значительный рост опухоли и гл. обр. ее переход на ресничное тело является показанием к удалению глазного яблока. Интересно предложение Мурзина использовать для удаления опухолей Р. о. ход в роговой оболочке, проделанный в ней с помощью трепана Гиппеля (Hippel), причем кружок роговой, оболочки нацело от нее не отделяется, а связан с ней наподобие клапана. Наиболее типичным и распространенным хирургическим воздействием на Р.о. надо признать вырезывание части ее, ири-дектомию (см.). Она производится как с целью понижения внутриглазного давления, так и для образования искусственного зрачка.Последнюю цель преследует и операция рассечения Р. о.без удаления части ее—-i ridotomia. Эта операция применяется обычно на афакических глазах, в которых вследствие послеоперационного иридоциклита сформировалась одна плотная диафрагма, разделяющая обе камеры и состоящая из сращенных вместе Р. о., эксудативной пленки и вторичной катаракты. После прокола роговой оболочки ножом Грефе (Graefe) рассекают диафрагму отвесно к направлению наибольшего натяжения. В силу своей плотности диафрагма может оказать значительное сопротивление, тогда показано ее рассечение пинцет-ножницами по Веккеру (de Wecker). Копьевидным ножом производят разрез роговой оболочки вдоль лимба, после чего вводят в переднюю камеру пинцет-ножницы так. обр., что острая бранша прокалывает Р. о. и располагается позади нее, а поверх нее ложится другая бранша. Затем раскрытые* так. обр. ножницы несколько продвигаются вглубь, и смыканием их бранш достигается рассечение диафрагмы. Вместо одного можно сделать два разреза в виде римской цифры V и очерченный ими кусочек диафрагмы удалить из передней камеры, так что получается сочетание иридотомии и иридектомии. После иридотомии ввзможен ре* зов цидив иридоциклита, что и побуждает приступать к этой операции лишь по исчезновении всех явлений раздражения. При наличии хрусталика и во избежание его поранения применяют iridotomia extraocularis, когда через разрез, произведенный в лимбе, Р. о. извлекается наружу и рассекается от зрачка по направлению к ресничному ее краю. Из других операций на Р. о. надо отметить iridodesis и iridencleisis, предложенные в свое время с оптической целью. Последняя достигалась смещением естественного зрачка в сторону благодаря ущемлению Р. о. в ране, сделанной на периферии роговой оболочки или в склере. В таком положении Р. о. удерживалась или шелковой лигатурой (iridodesis) или же просто ущемлялась между краями раны (iridencleisis). Такое ущемление Р. о., особенно в склеральной ране, может повлечь за собой иридохориоидит и даже сим-пат. воспаление. В последние годы в качестве противоглаукоматозных операций стали рекомендоваться операции iridencleisis по Гольту (Ноlth) и iridotasis по Бортену (Borthen). Iridencleisis предлагается в следующем виде. Отступя на 8—10 мм от верхнего края роговой оболочки, и параллельно ему делают разрез конъюнктивы, к-рая и отсепаровывается книзу, не доходя до лимба на 1 мм. Острием ■копьевидного ножа, поставленным точно в вертикальном меридиане, производят разрез склеры. В этот разрез вытягивается Р. о., захваченная ирис-пинцетом у сфинктера, и рассекается от зрачка до корня. Получается полная ко-лобома, оба плеча к-рой втянуты в склеральную рану и в ней ущемлены.—I ridotasis заключается в том, что после отсепаровки конъюнктивального лоскута делается копьевидным ножом корнео-склеральный разрез, 4—5 мм длиной. Ирис-пинцетом захватывается Р. о., вытягивается в раневое отверстие, где и остается ущемленной, будучи удерживаема в таком положении и покрыта конъюнктивой, аналогично подконъюнктивальному выпадению Р. о.—Интересно хир. вмешательство по Головину при иридодиализе: копьевидным ножом в лимбе делается небольшой величины разрез и введенным в переднюю камеру ирис-пинцетом захватывается Р. о. за край, отрыва и ущемляется в ране. С другой стороны, iridodialysis воспроизводился искусственно с оптической целью при заращении зрачка. Для этой цели Веккер делал в роговице разрез копьевидным ножом, причем кэнец его одновременно вкалывался ив Р. о. Двумя разрезами с помощью введенных в переднюю камеру ножниц выкраивался лоскут Р. о., к-рый Затем И Отрывался у ее корня. П. Архангельский. Зрачок в судебно-медицинском отношении. Посмертное состояние радужки имеет нек-рое значение для суд.-мед. экспертизы. Величина зрачков у трупа редко бывает более 7 мм и менее'2Va мм в диаметре. Нек-рая анизокория и неодинаковые размеры в вертикальном и горизонтальном диаметрах в пределах 0,5 мм наблюдаются довольно часто. После .смерти, с падением внутриглазного давления и с уменьшением количества жидкости в передней камере глаза, Р. о. теряет свою упругость и зрачок легко изменяет форму от давления на глаз. Этим посмертным свойством Р. о. можно воспользоваться для определения срока наступления смерти. Вопрос, в какой мере и как часто посмертная величина зрачков отражает их прижизненное состояние, остается нерешенным. Во время агонии зрачки быстро изменяются и в момент смерти часто не соответствуют тому, что отмечалось при клин, наблю-дении. Анизокория, имевшаяся при жизни, может, но далеко не всегда, сохраниться и на трупных глазах. Если на трупе один глаз остался открытым, то на этом глазу зрачок обычно бывает значительно уже, чем на другом, закрытом. Объясняется это сужение уменьшением количества водянистой влаги передней камеры вследствие усиленного испарения на непокрытом веком глазе. Искусственным выпусканием жидкости из передней камеры можно получить резкое сужение зрачка, и, наоборот, введение жидкости в переднюю камеру вызывает расширение его. Плачек (Placzek) установил нек-рую закономерность в посмертном колебании величины зрачков. Перед самой смертью зрачки резко суживаются, а в момент смерти сильно расширяются. В первые часы после смерти наступает постепенное сужение их, достигающее maximum'а в течение 6—12—24 часов. Затем следует нек-рое расширение.Наблюдения Плачека подтверждены Альбрандом и Вилле-ром. Нередко посмертное сужение зрачков происходит не с одинаковой скоростью на разных глазах одного и того же трупа. Тогда возникает посмертная анизокория. По данным Плачека отравление атропином, эзерином, кокаином, а также перерезка шейного симпат. нерва или его раздражение в эксперименте на животных не оказывают никакого влияния на закономерность посмертного изменения величины зрачков. Однако Виллер мог наблюдать, что атропин, введенный в конъюнктивальный мешок незадолго до смерти, заметно задерживал последующее сужение зрачков. Трупное окоченение гладких мышц Р. о. принимается за причину изменчивости посмертной величины зрачков. Это объяснение едва ли правильно, т. к. эти мышцы долго после смерти сохраняют свою специфическую раздражимость, что несовместимо с предположением об их трупном окоченении. Так, Гренов (Groenow) наблюдал сужение и расширение зрачков на трупах после введения в конъюнктивальный мешок пилокарпина и атропина. Русаков нашел, что при введении шприцем раствора адреналина и пилокарпина в переднюю камеру можно получать специфическую реакцию зрачка в течение 24 часов после смерти. При этом для каждого из упомянутых медикаментов на'блюдаются две фазы действия. Первая, наступающая через 5—15 секунд после инъекции, соответствует "тому,' что известно для Р. о. живого человека, и вызывает изменение диаметра зрачка в 2—3 мм в течение 15—30 секунд. Вторая фаза действия заключается в обратном движении, и зрачок достигает в течение одной или нескольких минут первоначальной величины. Иногда вторая фаза наступает через час и более после инъекции. Инсулин действует подобно пилокарпину. Эмульсия из надпочечников, приготовленная ex tempore при вскрытии, вызывает эффект, тождественный с аптечным адреналином. Приложение положительного полюсе электрической батареи к области роговичного кольца вызывает расширение зрачка, отрицательного— сужение. По снятии электродов Р. о. принимает первоначальное положение. Изменчивость ширины зрачков под влиянием электричества сохраняется в течение 5—6 часов после 20& смерти. Надо думать, что в посмертном состо- -янии Р. о. играют роль не только тонус ее мышц, но и степень набухания и отбухания самой ее стромы, наступающего под влиянием посмертных изменений в ней.—Ширина зрачков у трупов как диагностический признак .при отравлениях имеет лишь очень относительт ное значение, т. к. посмертные, изменения Р. о. происходят не всегда одинаково и с различной быстротой. Этим объясняется разноречивость утверждений токсикологов о величине зрачков у трупов лиц, погибших от отравлений. По наблюдениям Ин-та неотложной помощи им. .Склифосовского при отравлении морфием мио--за на трупных глазах не отмечалось. Точно так же не бывало сильного расширения зрачков у людей,* погибших от ботулизма, несмотря на резкий и стойкий мидриаз, наблюдавшийся у них при жизни. Измерения зрачков у трупов можно производить тонкой миллиметровой линейкой. Такой способ довольно неточен. Блидунг (Bliedung) сконструировал специальный пупилометр, позволяющий констатировать изменения ДО 0,1 ЛШ.          А.Русаков. Лит.: Берберов Г., К вопросу о первичной саркоме радужной оболочки, Русс, офталмол. журн., т. XI, № 5, 1930; Каминская-Павлова 3., Старческие изменения заднего пигментного листка радужки, Арх. офталм., т. III, ч. 3, 1927; Одинцов В., Внедрения эпителия и образование эпителиальных кист внутри глаза и в склере, Вестн. офталм., т. XXVІI, № 12, 1910; Русаков А., Посмертная реакция зрачков у человека, Моск. мед. журнал, 1925, № 3; Salz-mann M., Анатомия и гистология человеческого гйаза, М., 1913; Филиппов Н., К вопросу о спонтанных серозных кистах радужной оболочки, Рус. офталм. журнал, том XI, № 1, 1930; Albrand W., , Bemerkungen zu den Leichenveranderungen des men-sehlichen Auges, Arch. Г. Augenheilk., B. L, 1904; о н же, Das mortale Pupillenphanomen nebst weiteren Beobach-tungen tiber Veranderungen am menschlichen und tie-risehen Leichenauge, ibid., Band LI, 1905; Behr С, Die Lehre von den Pupillenbewegungen, В., 1924; В lie-dung, Em optisches Pupillometer, Ztschr. i. d. ges. gericht. Med., Band VІ, 1925; Kriickmann E., Die Erkrankungen d.Uvealtracktus und des Glaskorpers (Hndb. d. gesamten Augenheilkunde, hrsg. v. T. Axenfeld u. A. Elschnig, B. V, 1922); Kiimmel R., Eingriffe an der Regenbogenhaut (Augenarztliche Operationslehre, hrsg. v. "A. Elschnig, B. I, В., 1922); P 1 а с z e k, Uber Pupil-lenveranderungen nach dem Tode, VІrchows Arch., B. GLXXIII, 1903; Wilier H., Ergebnisse von Pupillen-messungen »an der Leiche, D. Ztschr. f. d. ges, gericht. Med., B. VІ, 1926; WoHmm M., Mikroskopische Ana-tomie d. Regenbogenhaut (Hndb. d. ges. Augenheilkunde, hrsg. v. T. Axenfeld u. A. Elschnig, B. I, T. 1, В., 1926). РАЗВИТИЕ. Категория Р.—в основном продукт науки и философии нового времени. Античный мир почти не знал этого понятия. Исключение составляли Л евкипп и Демокрит, к-рые, выступая против метафизической элеат-ской школы (Парменйд), считавшей мир неизменным и неподвижным, пытались объяснить происхождение и развитие солнечной системы и пр., исходя из механистически понятого принципа развития: движения атчшов в простран-стве.Согласно их учениюв атомах не существует никаких внутренних состояний. Атомы действуют друг на друга с помощью внешнего толчка. Различие вещей объясняется различием пространственных свойств атомов, их числа, взаимного расположения и т. п. Даже великий материалист-диалектик Греции Гераклит Эфес-ский, несмотря на ряд глубоких афоризмов, проникнутых идеей развития, в своих космологических высказываниях признавал вечный круговорот «космоса», Р. по «кругу», а не по «спирали», Р. как повторение одних и тех же стадиев (огонь—воздух—вода—земля), а не Р. „ как процесс бесконечного образования новых; качеств или свойств. Аристотель построил уче-.. ние о развитии ца целесообразно действующем принципе формы—энтелехии и стал т. о. одним из*первых провозвестников витализма. В 17 в. механистическую концепцию развития восстановили Гассенди и Декарт. В 18 в, это делает ряд философов-материалистов (Гольбах, Дидро, Гельвеций, Ламетри). Ламетри в «Системе Эпикура» напр. отмечает, что может быть человек произошел от животных; там же у него встречается мысль о приспособлении организмов к окружающей среде и о выживании наиболее приспособленных. Гольбах писал о том, что человек и все существующее изменяются и что «без всякого противоречия можно допустить, что виды непрерывно изменяются». Однако в «Системе природы» он пишет и обратное: «Нельзя также ничего возразить и против обратного мнения, напр. если бы кто-либо отверг все предыдущие гипотезы и стал утверждать, что природа действует с помощью определенного числа неизменных и общих законов; или, что человек, четвероногое, рыба,. насекомое, растение и т. д. испокон веков и навсегда останутся тем, что они есть; или, если бы кто-либо стал утверждать, что звезды вечно светили на небе». На материализме 18 в. отразилось состояние-современного ему естествознания и застывших общественных отношений. В то время в биологии была господствующей теория Линнея о неизменном существовании определенного количества видов. («Мы насчитываем столько видов, сколько различных форм животных и растений сотворено вначале».) Поскольку естествознание было занято систематизацией огромного количества накопленных фактов, постольку его основной задачей было не установление связи между всей- совокупностью явлений, а обособленное рассмотрение каждого из них, установление их классификации и т.п. То же при-г-ходится сказать о Фейербахе: «Идея развития, к-рой Гегель, хотя и в идеалистической формег дал глубокое выражение в своей диалектике, не заняла в Фейербаховском материализме того центрального места, на которое ее выдвигало все развитие науки, особенно во второй половине 19 века. Учение о превращении энер-.гии, открытие клетки, Дарвиновская теория еще застали Фейербаха в живых. Но в своем деревенском уединении, оторванный от центров научной жизни и социальной борьбы, Фейербах не мог в полной мере оценить значение всего этого переворота в области; естествознания» (Семковский). Т. о. и в это время мы имеем наряду с теориями, отрицающими Р. вообще,-—в основном, механистические концепции Р., отождествляющие Р. и эволюцию и утверждающие, что «природа не делает скачков».— Между тем Р. не есть эволюция или процесс постепенного изменения. Р. включает перерывы постепенности, скачки. Р.^—это диалектика в ее современном виде диалектическогб материализма. «Диалектику многие смешивают с учением о развитии, — писал Плеханов в „Основных вопросах марксизма",—и она, в самом деле, есть такое учение. Но диалектика существенно отличается от вульгарной „теории эволюции", к-рая целиком построена на том принципе, что ни природа ни история не делают скачков, и что все изменения совершаются в мире лишь постепенно». Еще Гегель показал, что понято© т. о. учение о Р. смешно и несостоятельно. «Когда хотят понять возникновение или исчезновение чего-либо,—говорит он в первом томе-своей „Логики",—то воображают обыкновенно, 210= что уясняют себе дело посредством представ- ( ления о постепенности такого возникновения ; или уничтожения. Однако изменения бытия ! совершаются не только путем перехода одного количества в другое, но также путем перехода качественных различий в количественные и наоборот, того перехода, к-рый прерывает постепенность, ставя на место одного явления другое». Всякий раз, когда прерывается постепенность, происходит скачок. Гегель показывает далее целым рядом примеров, как часто имеют место скачки и в природе и в истории, и обнаруживает логическую ошибку, лежащую -в основе вульгарной «теории эволюции». «В основе учения о постепенности,—замечает он,— лежит представление о том, что возникающее уже существует в действительности и остается незаметным только вследствие своих малых размеров». Итак «вульгарная» теория эволюции—по существу тоже метафизическое мировоззрение, отрицающее принцип развития мира. Поскольку метафизики и говорят о Р., они понимают его лишь как простое повторение, уменьшение или увеличение раз навсегда данных, готовых, уже существующих вещей и явлений природы. Метафизическим был в этом смысле и французский материализм 18 века и материализм Л. -Фейербаха, несмотря на гениальные догадки, проблески. Заметим, что и Ч. Дарвин, несмотря на его стихийный материализм и диалектику в учеции о естественном отборе, далеко не удовлетворяет современным диалек-тико-материалистическим принципам развития. В противовес многочисленным декларациям механистов, и деборинцев о тождестве, дарвинизма и диалектико-материалистической теории развития в биологии (Козо-Полянский, Гурев, Н. Гредескул, В. Слепков и др.), приведем мнение Энгельса: «Я признаю в учении Дарвина теорию развития, но способ доказательства Дарвина принимаю лишь как первое временное несовершенное выражение недавно открытого факта». Плеханов дополняет эту характеристику: «...слабой стороной Дарвиновской теории происхождения видов,— является именно та мысль, что это происхождение может быть объяснено по степени ы,м и изменениями».—Однако до сих пор, критикуя метафизические теории эволюции, мы отмечали только одну сторону вопроса:—отрицание ими скачков, «перерыва постепенности», диа-лектико-материалистического закона перехода количества в качество и обратно. Ленин поднял диалектический материализм на высшую ступень и тем, что рассматривал развитие под углом основного закона материалистической диалектики—именно- закона единства противоположностей, вскрывающего источник самодвижения. «Диалектика — это учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде»,— ■говорит Ленин. Однако в противоположность Плеханову Ленин основной закон развития видит в законе единства противоположностей как сути, к-рая, вскрывая источник самодви-, жения, одна только и может дать ключ к пониманию скачков, перерыву непрерывности, переходу количества в качество и обратно и т. п. «Движение и „самодвижение" (это №П самопроизвольное (самостоятельное) спонта-нейное (внутренне необходимое движение)... „импульс" к „движению" и к „деятельности"— противоположность „мертвому бытию" — кто поверит, .что это суть „гегелевщины", абстрактной и abstrusen (тяжелой, нелепой?) гегельяи-щины? Эту суть надо было открыть, понять,, спасти, вылущить, очистить, что и сделали: Маркс и Энгельс—Идея универсального движения и изменения (1813 г. Логика) угадана, до ее применения к жизни и обществу. В применении к обществу провозглашена раньше (1847 г.), чем доказана в применении к человеку (1859 г.)» (Ленинский сборник, т. IXг 1931, стр. 109—111).—Ленин критикует Плеханова за то, что он ограничился «поверхностью-явлений», простым установлением противоположных сторон и не вскрыл источника самодвижения процесса: «На эту сторону диалектики обычно (напр. у Плеханова),—говорит Ленин,—обращается недостаточно внимания: тождество противоположностей берется как сумма примеров... а не как закон познания (и закон объективного мира)». В ряде своих работ Плеханов умел 'верно сформулировать суть механистической концепции Р., однако* критика последней была поверхностна, т.к. ему не удалось показать диалектическую концепцию развития. Он говорит о ней лишь с внешней стороны (скачки, разрывы постепенности,. переход количества в качество), так сказать констатирует переходы в противоположность г но не умеет вскрыть в любом явлении коренные противоречия, определяющие ход его Р. Вот почему Плеханов признает законы диалектики лишь при «скачках», в процессе же-подготовки этих скачков отводит видное место законам формальной логики «как частному случаю диалектики...». Причин скачков он такой концепцией не вскрывает, а лишь декларирует факт «перерыва постепенности» и т. д-» О «двух концепциях развития» Ленин говорит: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его... есть суть.,. диалектики... Правильность этой стороны содержания диа^ лектики должна быть проверена историей науки... Тождество противоположностей („единство" их, может быть, вернее сказать? Хотяразличие терминов тождество и единство здесь не особенно существенно. В известном смысле оба верны) есть признание (открытие) противоречивых взаимоисключающих,, противоположных тенденций- во-всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе). Условие познания всех процессов мира в их „самодвижении", в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их, как единства противоположностей. Р. есть „борьба" противоположностей. Две основные (или две возможные? или две в истории наблюдающиеся?) концепции Р. (эволюции) суть: Р. как уменьшение и увеличение, как повторение, и.Р. как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними). При первой концепции движения остается в тени самодвижение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник, переносится во вне — бог, субъект и т. д.). При второй концепции главное внимание устремляется именно на познание источни-к а „само"движения. Первая концепция мертва, бедна, суха. Вторая—жизненна. Только-вторая дает ключ к „самодвижению" всего-сущего; только она дает ключ к „скачкам", к. „перерыву постепенности", к,„превращению в противоположность", к уничтожению старого и возникновению нового. Единство (совпадение, тождество, равнодействие) противоположностей условно, временно, преходяще, релятив-но. Борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна, как абсолютно развитие, движение» (Ленинский сборник XII, «К вопросу о диалектике»). Для Плеханова, как мы уже отмечали выше, закон единства противоположностей сводился лишь к «сумме примеров». В своих других работах (напр. «От идеализма к материализму») Плеханов лишь повторяет, говоря о Р., аргументацию, приведенную нами выше из «Основных вопросов марксизма», где упор делается на законе о переходе количества в качество и обратно. Ленин умел обосновать теорию Р. всеми тремя законами диалектики, выделяя закон единства противоположностей как основной, из которого вытекает закон перехода количества в качество, отрицания отрицания и т. п. Что касается последнего закона в его соотношении с принципом развития, то Ленин пишет: «Не голое отрицание, не зряшное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерны и существенны в диалектике, которая несомненно содержит в себе элемент отрицания и притом, как важнейший свой элемент,—нет,'а отрицание как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного» (Лен. сб. IX, стр. 285). Итак, собственная внутренняя (имманентная) деятельность данной вещи или данной области явлений на основе единства и борьбы противоположностей как источника самодвижения — такова основа и исходный пункт диалектико-материалистической концепции Р. Надо однако в корне различать эту концепцию Р. от гегелевской, где диалектика носила идеалистический характер. В ряде своих трудов Гегель, говоря о самодвижении как основе Р., протаскивает точку зрения имманентной телеологии, внутренней целесообразности, в чем солидаризируется, по существу, с Аристотелем. Признать имманентную телеологию Гегеля («хитрость» мирового или божественного разума, Абсолютную идею, осуществляющую развитие через бесконечный процесс самопознания и т. п.) за диалектико-материалистическую теорию Р., это значит сделать ту же ошибку, что «Номогенез» Л. С. Берга выдать за диалектико-материалистическую теорию эволюции (Сарабьянов). Гегелевскую концепцию Р. с необыкновенным мастерством изложит: Куно Фишер в известных 8 тезисах в «Системе * логики и метафизики» (см. Kuno Fischer, «System der Logik und Metaphysik», ■2. Auflage, Heidelberg, 1865, crp. 183—193). Задача диалектико-материалистической теории P. заключается в борьбе на два фронта, на основе указаний Ленина о двух концепциях Р., против механицизма как главной опасности и против неогегельянства меньшеви-ствующих идеалистов (Деборин, Тымянский и др.), реставрирующих по существу имманентную телеологию Гегеля. Давая решительный отпор этим тенденциям и в биологии (механицизм Ру, автогенез школы Серебровского и < др.), мы должны решительно возражать против попыток механистов обвинить самих основоположников марксизма в идеализме и гегельян- : щине за их учение о самодвижении. Так напр. ; социал-фашист Каутский пишзт в I томе «Материалистического понимания истории» об Эн- , гельсе следующее: «Движение и развитие у Энгельса рассматриваются не как воздействие друг на друга двух факторов, индивидуума и., среды, а только как движение одного фактора, индивидуума из себя самого, и антитезис, точно так же, как и тезис, исследуется в одном и том же индивидууме. Очевидно здесь еще сильно влияние гегелевского образца: Гегель тоже объяснял движение только из одного единственного фактора, духа, который из себя самого полагает свое собственное отрицание». «В иллюстрациях диалектики,—пишет далее Каутский,—у Энгельса мы наряду с „самодвижением" находим еще один момент идеалистического, а не материалистического характера, а именно—постоянное усовершенствование мира путем диалектического процесса». . Диалектико-материалистическому учению Энгельса о самодвижении и поступательном Р. материального мира Каутский противопоставляет гегелевскую триаду, соединенную с механистической теорией равновесия: «В каждом процессе приспособления,—говорит Каутский,—исходным пунктом является особь, „я". Мы имеем тут утверждение положения, „тезис". В противоположность с ним выступает окружающая его'среда, окружающий мир, „не-я", отрицание особи, „антитезис". В результате— преодоление противоположности, отрицание отрицания, новое утверждение особи путем приспособления, „синтез". Т. о. процесс возвращается к своему исходному пункту, к особи, к-рая себя утверждает», и т. д. Эти безграмотные и претенциозные рассуждения говорят не о гегельянстве Энгельса или Ленина в вопросах Р., а о полном непонимании Каутским диалектического единства внешнего и внутреннего на основе приоритета внутреннего, того, как внешнее, в ходе Р., делается внутренним и т. п. Все это вытекает из желания Каутского отрицать диалектику как всеобщий принцип Р. материальной действительности, дополнить ее другими не диалектическими законами («она не единственный, а только один из законов развития»). Наши отечественные механисты, пытавшиеся «мистический язык диалектики» перевести на «точный язык механики» и выдвигавшие теорию равновесия как всеобщий принцип развития, повторяли в ос- . HOBHOM КаутСКОГО.                           Г. Караманенко. Решение проблем Р. в биологии отражает те общефилософские предпосылки, на которых базируется эта идея, как было указано выше. Наиболее важным вопросом здесь является обнаружение источника Р., и вокруг различных решений этого вопроса группируются наиболее распространенные, подчас противоположные друг другу точки зрения. В отношении. к онтогенетическому Р. поиски его источника как правило осуществлялись с помощью так наз. каузально-аналитического метода, до сих пор являющегося почти единственным методом исследования в области механики Р. Эта отрасль биологии обязана своим возникновением и первыми шагами, а также обоснованием основных принципов Вильгельму Ру; он имен-. но и заложил в учении о Р. индивидуума основы каузально-аналитического метода. «Единственным, универсальным методом нашей науки, пишет Ру,—является каузальный', следовательно аналитический метод». Определение, которое Ру давал категории причины, имеет своим источником воззрения Спинозы и Канта и должно быть охарактеризовано как механистическое. Причина явления, по Ру, является внешним по отношению к явлению импульсом; анализ расчленяет организм на внешние iio отношению друг к другу компоненты или факторы, причем один из них объявляется причиной или определяющим фактором возникновения, сохранения или исчезновения другого компонента, группы их или наконец всей системы. Т. о. источник Р. противопоставляется развивающейся системе и самый процесс Р. трактуется не как необходимо вытекающий из предшествующего состояния системы. Тем самым утрачивается возможность вскрыть действительные движущие силы процесса Р., и решение вопроса сводится к констатированию возможности, не поддающейся убедительной проверке. Поясним это примером. Ставится вопрос о том, что является источником Р. скелетных частей при регенерации конечности (напр. у тритона). Законно предположение, что таким источником служат скелетные элементы, оставшиеся в ампутационной культе. Для проверки этого предположения из ампутированной конечности удаляются кости вместе с соответствующим поясом. Опыт показывает, что такая бескостная культя дает регенерацию-конечности, снабженную скелетом. Отсюда делается вывод, что предсуществующие скелетные части не стоят в причинной связи со вновь возникающими. Однако этот вывод был бы преждевременным. Возможность осуществления -нормальной регенерации и в отсутствии скелетных частей в остатке органа еще не свидетельствует о том, что в обычных условиях кость не принимает участия в регенерационном процессе. Вполне законно предположить, что удаление кости ведет к совершенно иному течению всего процесса, по сравнению с тем, как это имеет место при регенерации в присутствии скелета. Отсутствие уверенности в справедливости выводов, добытых путем каузального анализа, зависит от того, что во всех случаях приходится оперировать только с возможностями, а не с выяснением действительных отношений, имеющих место в процессе Р. Так. обр. установление. необходимости какого-либо компонента для течения процесса Р. носит лишь формальный характер, т. е., хотя по форме соответствующие рассуждения безупречны, остается неизвестным, так ли обстоит дело по существу. Когда Ру указывал на невозможность движения без приходящего извне толчка, он по существу повторял мысль, высказанную еще Аристотелем. Последний утверждал, что ни одно из естественных тел не может двигать само себя; каждое получает импульс к движению и в свою очередь передает его другому; поэтому во всяком движении мы имеем пару: движущее и движимое. Порочность каузального анализа заключается также в том, что он приводит к констатированию непрерывного, бесконечного ряда причин и следствий, уводящих исследователя от объекта исследования вместо погружения его в сущность. Внутренняя противоречивость бесконечного причинного ряда выражена Кантом в его 4-й антиномии чистого разума. Кант не видит выхода из этой антиномии, т. к. «с одной стороны, причинный ряд не может быть бесконечным,—должен быть последний член в ряду, не зависящий ни от чего другого, нечто, существующее само через себя,—с другой же стороны,—как только пытаешься определить такой последний безусловный необходимый член, тотчас возникает противоречие: все, что может быть дано, не есть последнее, рассудок не может обойтись, не задавая вопроса о причине» (Паульсен). Наиболее отчетливое выражение механистическое понимание причинности получило у Д. С. Милля в его «Четырех методах опытного исследования». Второй из этих методов, метод единственного различия, по существу и является основой каузального анализа. Р. многих признаков пола у позвоночных животных приписывают инкреторной деятельности половых желез. Попытка установить источник изменений в половых железах, приводящих к продукции гормона, привело к учению о витамине Е, или витамине размножения, поступающем в организм с пищей. Дальнейшее каузально-аналитическое изучение этого вопроса должно очевидно иметь дело с источником появления этого витамина в проростках пшеницы, листьях латука и др. растениях, где этот витамин встречается. На этом примере особенно ясно выступает неизбежность удаления от изучаемого явления (развитие признаков пола) вместо проникновения в его сущность. При расчленении явления на отдельные компоненты их внутренняя связь обрывается и они т. о. оказываются внешними друг по отношению к другу. Аналитическое изучение явлений Р. самый источник изменений ищет обычно в воздействиях одного компонента на другой. При этом явление предстает перед исследователем в застывшем виде, вне движения. Задача однако заключается в том, чтобы попытаться понять отношения, складывающиеся в самом процессе Р. «Разложение природы на отдельные ее части,—пишет Энгельс,—-...было основой тех исполинских успехов, к-рыми ознаменовалось Р. естествознания в последние четыре столетия. Но этот же способ изучения оставил у нас привычку брать предметы и явления природы в их обособленности, вне их великой общей связи, и в силу этого не в движении, а в неподвижном состоянии, не как существенно изменяющиеся, а как вечно неизменные, не живыми, а мертвыми. Перенесенное Бэконом и Локком из естествознания в философию, это мировоззрение ^создало характерную ограниченность последних столетий: метафизический способ мышления» («Анти-Дюринг»). Изучение проблемы Р. в биологии требует поисков новых путей,свободных от тех упреков, к-рые заслуживают метафизические теории, в частности охарактеризованный выше каузально-аналитический метод. Эти новые пути исследования будут плодотворными только при условии применения к изучению Р. методологии диалектического материализма. Только рассмотрение Р., как единства противоположностей', как осуществления внутреннего противоречивого отношения в развивающейся системе укажет выход из того кризиса метафизического мышления, в тисках которого находится современная буржуазная наука. Методология диалектического материализма разработана основоположниками марксизма как общее мировоззрение, она разработана как частная методология в применении к развитию общественных форм. Создание частной методологии биологии, которой будет доступно понятие Р. в его истинном значении, предполагает в первую очередь критич. пересмотр старых воззрений и переоценку накопленного ранее фактйч. материала (см. Онтогенез, Организм, Орган—органогенез, Постэмбриональное развитие, Преформация, Филогенез, Эволюционные учения, Эпигенез).                         л. Бляхер.

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • РАЗДРАЖАЮЩИЕ СРЕДСТВА принадлежат к наиболее старым лекарственным группировкам. Т. к. по представлениям старой медицины раздражение кожных покровов могло вести к отвлечению- «болезненного начала» от внутренних органов кнаружи, то Р. с. получили соответствующие ...
  • РАЗДРАЖЕНИЕ. Раздражитель—всякое изменение внутренней или внешней среды, могущее вызвать в клетках и тканях состояние возбуждения или торможения. Не существует повидимому такого изменения в окружающей живую ткань среде, к-рое не могло ...
  • РАЗДРАЖИМОСТЬ, свойство живых организмов или их частей специфически изменять свои состояния под влиянием изменений в окружающей среде или в других частях организма. Очень часто такое же определение дается понятию возбудимости. ...
  • РАЗМНОЖЕНИЕ, или способность самовоспроизведения, один из основных признаков живого, обеспечивающий сохранение жизни вида. Среди внешне бесконечного разнообразия способов Р. можно наметить два основных типа: Р. при помощи одной клетки, или ...
  • РАЗНОВИДНОСТЬ (varietas), устарелый термин, имеющий довольно неопределенное содержание и обозначающий различную внутривидовую изменчивость, как-то: аберрации, модификации и т. д. Но обычно выражение Р. употреблялось в смысле современного понятия подвид или раса ...