Большая Медицинская Энциклопедия

Самопроизвольное Зарождение


САМОПРОИЗВОЛЬНОЕ ЗАРОЖДЕНИЕ, абиогенез, generatio spontanea или aequivoca, гипотеза о возникновении жизни из неживой материи. Гипотеза эта имеет различные оттенки. То речь идет о первичном возникновении жизни, т. е. возможность С. з. распространяется на любое геологическое время, то речь идет только об истории возникновения жизни на земле, то наконец С. з. относят к области иных планет и далее иных солнечных систем. К этой гипотезе тесно примыкает вопрос о возможности искусственного синтетического создания живых существ лабораторным путем. Актуальность вопроса о С. з. в течение веков не ослаблялась, а порой приобретала огромные размеры, поскольку в борьбе материализма с религией и идеализмом стороны неизбежно искали в проблеме самопроизвольного зарождения вспомогательное оружие большой мощности. Целая гамма воззрений на С. з. принадлежит философам древности. Наиболее важным среди них по влиянию на идеи последующих эпох и весьма характерным для своего времени являлось воззрение Аристотеля, ограничивающее способность к С з. только низшими животными—рыбами, червями, насекомыми. Что же касается высших животных и человека, то они происходят исключительно путем размножения себе подобных. Эти воззрения поддерживал преемник Аристотеля Теофраст, и в этом он был далеко не одинок. Эти наивные представления древних философов продержались на протяжении более чем тысячелетия, захватив не только средние века, но и почти всю эпоху Возрождения. Парацельз (1493—1541) утверждал в своем сочинении «De natura re rum» случаи С. з. в природе и даже предложил специальный фантастический рецепт для лабораторного изготовления «homunculus'a». Ван-Гельмонт (1577— 1644) настойчиво указывал на способ получения живых половозрелых самцов и самок мышей выжиманием «соков» из грязной рубахи на пшеничные зерна. Гриндель фон Ах в сочинении «Micrographia curiosa» в 1687 г. изображает происшедшую из росы лягушку и описывает методику получения из почв и минералов всевозможных животных. На фоне подобных воззрений последующего времени ярко выделяется в 1651 г. оригинальнейшая работа Вильяма Гарвея (W. Harwey) о размножении у животных. Выяснив специальными эмбриологическими исследованиями, что развитие никогда не начинается со стадия личинки («червя») или куколки, как часто принималось до него, но обязательно со стадия яйца, Гарвей и провозгласил свой знаменитый принцип—«Qmne VІvum ex ovo» (все живое из яйца). Тем не менее Гарвей все же испытывал на-себе давление традиционной мысли и считал вполне возможным, а иногда и обязательным С. з. самих яиц. Можно сказать, что религиозно-схоластическое средневековье, может быть именно благодаря состоянию крайней степени невежества, в котором оно насильственно держало общество, создало в эпоху Возрождения особо благоприятные условия для лег- кого восприятия той части аристотелевского учения, к-рое трактует о вопросах С. з. После опубликования работы Тарвея мы встречаемся замечательно простыми и убедительными опытами Франческо Реди (F. Redi, 1668), доказавшего невозможность С. з. у насекомых. Показав, что яйца и личинки мясных мух не образуются из загнивающего мяса при устранении условий для доступа к нему мух, Реди подтвердил основной принцип Гарвея и на ряд десятилетий дискредитировал идею о С. з., хотя сам Реди и не окончательно освободился от гипноза этой идеи.несмотря на поддержку в исследованиях Валлиснери, Сваммердама и Реомюра над размножением у различных насекомых, рыб и многих других животных. Новый этап в истории проблемы С. з. стал возможен после открытия А. Кирхером (А. Kircher, 1601—1680) и особенно Антонием Ле-венгуком (Leeuwenhoeck, 1632—1723) неизвестного еще мира микроскопических организмов. При увеличениях, доступных микроскопу того времени (в 150—200 раз), эти организмы пред-I ставлялись крайне просто устроенными. Они легко и в изобилии появлялись в различных органических настоях в природе и в даборато рии, и мысль о С. з. их становилась не только привлекательной, но начинала приобретать значительное обоснование. В эпоху просвещения Бюффон (Buffon), Росс и ряд других видных натуралистов высказывались нередко в пользу С.з., причем мнения подчас шли так далеко назад, как будто бы не существовало опытов Реди и его единомышленников. Между последователями Реди и представителями под нимавшего голову учения о С. з. возникла горячая дискуссия, обостряемая религиозно-политическими факторами. Можно ли признанием С. з. нарушить догму о сотворении организмов богом? Этот наивный с виду вопрос серьезно волновал 18 в., поскольку распространение атеизма среди бурлившего буржуазного об-ва приняло весьма широкие и многообразные формы. Остроумные эксперимент, работы аббата Нид-гема (Needham), исследовавшего способность к С. з. в таких средах, как отвары и настои различных семян, баранья подливка и т. п., разрешали этот вопрос вопреки преданности аббата религии в невыгодную для нее сторону. Кипячение и закупоривание пробкой сосудов с указанными растворами не останавливало появления в них микроорганизмов, о чем как о несомненных и крайне важных для науки явлениях С. з. Нидгем сообщал в докладах и в печати. Однако итальянский аббат Спалланцани (Spallanzani, 1729—1799) после ряда неудачных опытов установил наконец в 1765 г. как причину экспериментальных заблуждений Нид-гема недостаточно продолжительное кипячение растворов и несовершенную закупорку сосудов, вследствие чего из воздуха попадали зародыши микроорганизмов. Интересно, что опроверг С. з. и тем самым как бы поддержал религиозную догму как-раз далеко не религиозный, друживший с Вольтером, революционно настроенный ученый-аббат, в то время как Нидгему пришлось прямыми экспериментами опровергать эту догму, а свою приверженность религии доказывать вместе с Бюффоном введением в науку мистического понятия «Производящей силы» как божественного фактора, организующего в настоях жизнь. Дальнейшая борьба Нидгема и Спалланцани хотя и закончилась полным триумфом послед- него, но впоследствии этот этап борьбы был как бы забыт и она вновь разыгралась почти в той же форме, но при участии других лиц. Так, предприимчивый кондитер Апперт ввел промышленное изготовление консервов, так что идеи Спалланцани восторжествовали на практике. Однако известный физик Гей-Люссак не обнаружил в консервных жестянках кислорода. Воздух был изменен, и как сторонники, так и противники С. з. принуждены были во избежание возражений направить свое внимание па разработку такой экспериментальной методики, при к-рой воздух не изменял бы своих нормальных, естественных физ. и хим. свойств при попытках достигнуть обеспложивания его от микроорганизмов. Шульце (F. Schultze, 1833) пропускал воздух в сосуд со средой через серную к-ту, Шванн (Т. Schwann, 1836)—через раскаленные трубки, Шредер и Душ (Schroder und Dusch, 1853)—через ватные тампоны. Все эти опыты не решили проблемы, они давали противоречивые и непостоянные результаты и вызывали ряд возражений. Особенно горячие прения развернулись вокруг вопроса в связи с выступлением Пуше в защиту С. з. К этому времени Пастер имел уже колоссальный опыт, приобретенный им при исследовании жизнедеятельности микроорганизмов, имеющих отношение к различным областям промышленности (пивоварение, виноделие и т. д.). Нек-рая научная интуитивная уверенность, возникавшая отсюда у Пастера, его религиозность, не мирившаяся с возможностью С. з., наконец -объявление Парижской академией наук конкурса на премию, чтобы «удачными опытами пролить новый свет на вопрос о С. з.», заставили Пастера взяться за решение проблемы. В сравнительно короткий срок он сумел доказать невозможность в наст, время С. з. микроорганизмов на различных питательных органических и неорганических средах. В его работе в еще более совершенной форме было доказано положение Спалланцани о попадании микроорганизмов из воздуха. Полемика Пастера с Ба-«тианом еще более уточнила методику и укрепила выводы Пастера. Вопрос о С. з. однако не заглох. В последующем периоде вплоть до сегодняшнего дня дискуссия приняла качественно новые формы с почти отсутствовавшими до сих пор элементами космогонического порядка. Совершенно открыто витализм и механистический материализм избирают эту проблему как одну из наиболее удобных арен для борьбы между со-•бой. Сторонники виталистического направления с удовлетворением воспринимали выводы Пастера и расширяли их до внеисторических, метафизических форм вплоть до признания вечности жизни (этернальная теория). Прейер {Ргеуег) утверждал, что живое—это вообще не только вечная, но и первичная категория, выделившая впоследствии из себя элементы неживого мира. Рейнке (Reinke) говорит о жизни как не имеющей истории, как о создании космического интелекта. Рихтер- (Rienter), имевший в 1821 году предшественником Саль-Гюйон де Монливе, развивал идеи о вечном существовании жизни и перенесении зародышей организмов во вселенной посредством метеоров и комет. Метеоритную теорию поддерживали Ли-бих, Вагнер, Гельмгольц и Томсон (лорд Кельвин). Аррениус в ряде блестящих работ привел убедительные вычисления и соображения об электрических и световых факторах, осо- бенно о световом давлении, к-рые могут содействовать переносу мельчайших зародышей в мировом пространстве. Работы ряда физиков (Лебедев, Максвелл, Шварцшильд, Никольс и Гулль, Пойнтинг) оправдали эту теорию кос-мозоизма или панспермии, дав ей несравненные преимущества перед легко оспариваемой метеоритной теорией. Возражения же, сводившиеся к предположениям о губительных для зародышей длительных воздействиях низких межпланетных температур и особо интенсивных там ультрафиолетовых лучей, казалось отпадали одно за другим в результате многочисленных экспериментов (Becquerel и др.). Однако данные Милликена о губительнейшем даже для спор действии в заатмосферных областях световых волн очень высокой частоты ставят теории панспермии непреодолимые затруднения. Вернадский, не проявляя себя явным сторонником панспермии, обходит вопрос о происхождении жизни на земле сбрасыванием со счетов тех высоких температур, которые земля проходила в своем развитии и которые совершенно устраняют возможность жизни. Вопрос о подобных стадиях развития планеты Вернадский считает одним из космогонических предрассудков. Биосфера—внешняя оболочка земли с прилегающей к ней атмосферой—существовала, по его мнению, во все геологические эпохи и постольку же является пригодной для жизни средой, поскольку сама она есть продукт жизнедеятельности населяющих ее организмов. Сходные в нек-ром отношении виталистические идеи развивал также Гендер-сон (Henderson) — типичный эклектик, совмещающий в своих воззрениях и механистические и виталистические принципы. Против вечности жизни мехаяштвщщ/аА материализм выдвигал разнообразные шщйрйэ» о С. з. в прежние геологические эпахщ аде-ментарнейших предков всех современных, оц* ганизмов. Он выдвигал также экспериментала** ные попытки создания не только неорганических моделей с отдельными свойствами живых клеток, но и попытки синтеза живого белкового вещества. Негели (Nageli) начинает историю развития органического мира с первичных существ (пробии), возникших путем С. з. из неорганической материи. Пробии очень просты—это альбуминоидные капельки плазмы. Пфлюгер (Pflilger) выдвинул т. н. циановую теорию происхождения жизни. В периоды высоких t° на- земле свободно возникали соединения CN, сохранившиеся до стадия охлаждения земли, когда CN, полимеризируясь вместе с углеводородами, давал начало живым белкам. Макс Ферворн также стоял на позициях, защищавших С. з. на заре жизненной эволюции. Особенно ценными для характеристики беспомощности механистического материализма являются воззрения Э. Геккеля (Hackel), выдвигавшего стройную теорию абиогенеза или ар-хигоыии, т. е. С. з. первичных организмов (мо-неры) из особых белковых студней, первичных слизей, батибий, возникавших в глубинных сферах океана. Подобные батибий вскоре были якобы обнаружены на дне Атлантического океана, что сильно укрепило позиции Геккеля, возбудив мысль о С. з. и в нашу эпоху, пока особыми исследованиями не была установлена отнюдь не белковая их природа. Однако Геккель не сумел объяснить, каким образом неживое может стать живым, приобретать качественно новые свойства, в том числе и сознание. Апел- ляция Геккеля к гилозоизму привела его против воли в лагерь виталистов и почти свела на-нет всю его бурную борьбу против идеализма и религии. Натурфилософские потуги только повредили Геккелю. Они получили должную оценку в работах Энгельса. Отношение Ленина к гилозоизму вообще и в частности к гилозоизму Геккеля прекрасно развернуто в «Материализме и эмпириокритицизме» (т. XIII, стр. 37 и 61, изд. 3-е) и не говорит в пользу Геккеля, как многие Пытались это трактовать. В новейшее время Э. Перье выдвинул хло-рофильную теорию С. з. Начальным стадием развития жизни он считает самопроизвольный синтез хлорофиловыхвеществ,осуществлявших далее обмен веществ и, как следствие последнего, оформление и накопление живого вещества. Помимо крайней механистичности теория эта грешит излишком ничем не оправдываемых предположений. Совсем недавно Опарин предложил карбидную теорию, по к-рой образовавшиеся в раскаленном стадии земли соединения углерода с металлами (карбидные соединения) давали при встрече с водой углеводородные соединения, подвергавшиеся окислению в спирты, альдегиды, кетоны и различные органические к-ты. В воде с ними вступали в соединения циан и аммиак, и дело доходило до образования коллоидных растворов, аминов и разнообразных солей органических к-т. Гелеоб-разные, слизистые состояния подобных коллоидов могли служить прообразом живого вещества. Опыты Баха и Курциуса над искусственным получением коллоидов этого типа, пригодных для питания плесеней, придают теории Опарина чрезвычайно убедительную форму. Интересные мысли высказывает также Кольцов (см. Жизнь, проблема возникновения жизни на земле) об эволюции коллоидных мицел как своеобразной эволюции проорганизмов. Уже у Опарина заметна тенденция заняться рассматриванием абиогенеза в условиях современной геологической эпохи. Еще в большей мере мы наблюдаем это у Кольцова. Последний принимает основным свойством мицел их жидкую кристаллически-коллоидную структуру, их свойства роста и размножения. Исходя из этих свойств, удается весьма стройно построить начатки теории физ.-хим. основ морфологии (в к-рой укладывается ряд общебиологических проблем—явления наследственности, проблемы роста, размножения, бактериофагия, иммунитет и наконец С. з.). Столь универсальные свойства мицелярной природы, из к-рых нек-рые так широко демонстрировались в искусственных механистических моделях сторонников С. з.~— Траубе, Форлендера, Лемана, Ледюка, Герре-ра, Бючли, Румблера, Квинке, Литлфильда и многих других, вместе с успешными работами Велера, Вертело, Вюрца по органическим синтезам, а Э. Фишера и Абдергальдена по синтезу аминокислот и полипептидов, наконец открытие специальных ассоциативных связей пептидных соединений в белке—все это дает не только ключ к искусственному созданию живого вещества, но и придает некоторую законность постановке вопроса о возможности С. з. проорганизмов даже в современную геологическую эпоху. Выживают ли эти проорганизмы, 'не подвергаются ли они, как это думает Аллен (Allen), при самом возникновении своем пожиранию их настоящими организмами—это вопрос другой. Он не затрагивает гипотезы в ее корне. При этом следует постоянно помнить, что возникновение живого вещества (проорганизмы) и возникновение организмов—явления и количественно, и качественно глубоко различные (см. Жизнь, определение понятия «жизнь»). Чрезвычайно поучительны мысли об этом Энгельса. Жизнь, по Энгельсу, неразрывно связана с белком: «Жизнь—это форма существования белковых тел, существенным моментом которой является постоянный обмен веществ с окружающей их-внешней природой и которая прекращается вместе с прекращением этого обмена, ведя за собой разложение белка». Мало-того, Энгельс самый белок считал обязательно-живым: «Если когда-нибудь удастся составить химическим образом белковые тела, то они несомненно обнаружат явления жизни и будут совершать—как бы слабы и недолговечны они ни были—обмен веществ». Далее Энгельс указывает, что «в лучшем случае» подобные белковые тела могут обладать лишь наиболее «низкими формами—и конечно не формой организмов». Энгельс защищал принципиальную возможность искусственного создания жизни и, возражая по этому вопросу Гельмгольцу, указывал, что неполнота и несовершенство знаний того времени о белках являлись единственными причинами неуспеха соответствующих экспериментальных попыток. С таким же правом и в-том же смысле можно противопоставить пессимистическим настроениям, на этот счет в современной нам науке критику тех биохимических изысканий, к-рые стремились к синтетическому построению белка. Так, Абдергальден синтезировал полипептид из 19 аминокислот, но не обнаружил в нем не только явлений жизни, но даже и большого сходства с естественными белками. Последнее оказалось весьма неожиданным, но только не для диалектического материализма, т. к. Энгельс указывал иные пути и отправные точки для подобных исследований. Но мехаяо-материалистические представления о возможности существования мертвых белковых тел, построенных по типу пептидных связей, завели биохимию белка в тупик,. и они рухнули, как только обнаружилось, что-пептидные связи аминокислот не создают даже «мертвого» белка. Новейшие работы выяснили, что белки построены особым, специфическим образом, в силу т. н. ассоциативных связей, основанных на добавочной валентности.. Этим объясняется весьма специфическая структура белка и условия его существования, а также подтверждаются основные положения Энгельса, что «белок, не находящийся в состоянии разложения, обнаруживает явления жизни» и что вне белка жизни нет. Вопрос искусственного воспроизведения самопроизвольного зарождения проорганизмов является таким образом в значительной мере вопросом овладения техникой воспроизведения ассоциативных связей между пептидно построенными группами аминокислот. В такой же мере справедливы и остальные высказывания Энгельса в полемике против кос-мозоистов, оперировавших с понятием вечности жизни. Идея вечности жизни не совпадает, но противоречит диалектико-материалисти-ческому пониманию природы как движения. Жизнь не вечна. Она возникла из низших форм движения на определенном этапе эволюции материи. Она имела длительную пред-историю в развитии и усложнении неорганической материи; «Такое развитие совершается I необходимым образом всегда, когда имеются налицо соответствующие условия (поэтому не необходимо повсюду и всегда)» (Энгельс).—Диа-лектико-материалистические принципы чрезвычайно обогащают проблему С. з. Они в еще большей мере, чем это имело место в механистических концепциях, насыщают проблему общебиологическим содержанием и вновь заставляют считаться с проблемой С. з. как с важнейшим вопросом современной биологии, от разработки к-рого следует ожидать открытий огромной научной МОЩНОСТИ. А. Передельский. САМОУБИЙСТВО (suicidium), умышленное прекращение своей жизни. С. может быть осуществлено непосредственно, прямым путем, тем или иным насильственным действием, останавливающим какую-либо из важнейших функций организма (кровообращение, дыхание), или же косвенным путем, рано или поздно приводящим организм к гибели (напр. голодание). Еще более косвенным способом является привлечение другого лица, соглашающегося избавить человека от тягости жизни путем его убийства, или же наконец умышленное совершение какого-либо преступления, караемого смертной казнью. Наряду с индивидуальным наблюдается также коллективное С., когда двое лиц (чаще всего) или целая группа (реже) так или иначе организуют свою добровольную смерть, причем нередко один человек убивает другого (или других), после чего сам кончает с собой. История и этнография учит, что С. известно с древнейших времен и встречается у всех почти народностей земного шара также и по сегодняшний день. Но распределение его по народностям и эпохам крайне неравномерно. В библии, представляющей всю историю еврейского народа на протяжении нескольких тысячелетий, нет даже названия для этого рода смерти, зарегистрированной всего только в четырех случаях. Зато великие цивилизованные страны древности—Греция и Рим хорошо знали С, давая ему в разное время различную моральную и юридическую оценку. Можно думать, что и примитивные народы древности знали С, если судить по данным современной этнографии. Ряд авторов (Ling Roth, Hubner и др.) приводит факты С. у туземцев Борнео, у некоторых восточноафриканских племен, у австралийцев и т. д., причем мотивы этих С. в общем вполне идентичны с мотивами С. в цивилизованных странах. Широко известно столь распространенное в Японии харакири, существовавшее в этой стране еще в глубокой древности и остающееся в силе и по наст, время. Являясь в целом ряде случаев чисто индивидуальным актом, харакири представляет вместе с тем переход к другой категории рассматриваемого явления—к С. бытовому, освещенному обычаем, окруженному ореолом доблести и даже в известных случаях предписываемому законом. Сюда относятся С. индийских вдов и слуг непосредственно после смерти господина, древне-германских старцев и датских воинов, считавших позорной естественную смерть от б-ни и старости, сдачу себя в плен врагу и т. д. Какова была распространенность С. в прежние исторические эпохи—в точности неизвестно. Тот факт, что С. существовало в эпоху раннего феодализма (средние века), удостоверяется упоминанием о нем в писаниях т. н. отцов церкви (Эфзебий, Златоуст и т. д.); ряд косвенных соображений заставляет признать, что в эпоху нарождения промышленного капитала (Ренессанс) и в последующие столетия количество С. увеличилось и, естественно, сосредоточило на себе все большее-внимание законодателей и философов. Каждое новое поколение, по словам Гёте, как бы заново ставило перед собой эту проблему. Однако» вопрос о С. долгое время оставался в стороне от научного рассмотрения, являясь предметом лишь религиозно-этического и юридического-интересов. Научное изучение С. началось лишь с появления статистики как метода учета социальных закономерностей (работы Кетле и др.),. т. е. с начала 20-х годов 19 в. для центральных европейских стран. С этого времени литература о С. непрерывно-растет и обнимает собой в настоящую эпоху (как это показывает монография Н. Rost'a,. 1927) около 4 000 названий. В СССР б. или м. точная статистика С. была введена лишь с 1922 г. Русская библиография С, составленная Теодоровичем, заключает в себе 369 названий. Статистические" цифры в различных странах обладают не одинаковой достоверностью для суждения о С. в его многообразных закономерностях. Так, в Англии, где С. влечет за собой различные уголовные и гражданские репрессии, случаи С. и попыток к нему нередко подвергаются сокрытию. В некоторых государствах только законченные С. подвергаются учету, в других принимаются во внимание и неудавшиеся попытки, что разумеется дает в результате-совершенно иные картины. Представляется несомненным, что каждая эпоха для данной страны и для классовой структуры ее общества. имеет свой определенный коефициент С. Чем более своеобразна и в общественных чертах своих необычна историческая физиономия того или иного периода времени, тем более интересно выяснение вопроса, каково движение С. и в чем заключается содержание его преобладающих причин и мотивов. Обширная статистическая литература о С. дает в конечном результате довольно ограниченное число прочно установленных выводов, сводящихся к нижеследующим пунктам и иллюстрируемых соответствующими таблицами (здесь приводятся наиболее типичные): 1. Почти во всех цивилизованных странах земного шара С. за последнее столетие увеличиваются из года в год, за исключением Дании и Норвегии, где, наоборот. процент С. дает некоторое снижение, что, начиная с 60-х гг. 19 века, совпадает с энергичной антиалкогольной борьбой, предпринятой в указанных государствах. Табл. 1 дает число С. на 1 000 000 населения в различных странах. На Центральную Европу падает около 80 000 С. ежегодно, причем наибольшую точность статистических цифр представляют германские страны. Нек-рые из них издавна отмечены как. особенно неблагополучные по С. (напр. Саксония). 2. Прочно установлено, что во время больших общественных движений, гл. обр. победоносных революций, процент С. резко падает, что было установлено во Франции в 1830 и 1848 гг., в Германии в 1848—1866—1870 гг. С окончанием войн, а также в эпоху реакции, число С. вновь увеличивается. Нижеследующая таблица, где исчислено количество С. с 1913—24 гг. на 1 000 000 жителей, иллюстрирует движение С. в странах, принимавших участие в мировой войне (табл. 2).               < 3. Установлено, что крупные хозяйственные кризисы, крахи банков и т. д. самым резким и: непосредственным образом отзываются на росте С; большие, колебания цен на продукты, безработица, локауты увеличивают процент С. Прк: этом цифры показывают, что внезапный прирост благосостояния (как это было в Германии после победоносной войны 1870 г.) также повышает процент С, т. к. очевидно рост предприятий и денежного капитала обостряет конкуренцию, ожесточает борьбу за существование, косвенно способствует развитию алкоголизма и т. д. В Италии после ее восстановления в 1870 г. и последовавшего вслед за этим крупного капиталистического роста процент С. дал весьма значительное, хотя и недолговременное повышение. 4. Число женщин-самоубийц меньше числа мужчин-самоубийц в 3—4 раза. Так, на 100 самоубийц в Англии было 29 женщин (1924), в Германии—27,4 (1924), в Италии—26,9. За последние десятилетия увеличение числа женских С. происходит несколько быстрее, чем числа мужских С, однако без нарушения традиционной разницы между этими двумя цифрами. Это различие не может считаться в достаточной степени выясненным, но несомненно, что здесь играет преобладающую роль большая травматизация мужчин в капиталистическом обществе, чем женщин, круг деятельности к-рых ограничен на Западе более узкими семейными и личными интересами. Немаловажную роль играет преобладание в мужском населении алкоголизма, наркотизма, вен. заболеваний. Возможно, что крупным сдерживающим фактором является для женщины материнство, даже в тех случаях, когда вся ее семейная обстановка складывается далеко не благополучно. 5. Процент самоубийств возрастает с возрастом человека, что подтверждает статистика всех европейских стран. У детей моложе 15 лет само-уоийства наблюдаются редко. Таблица 3 иллюстрирует эти данные (для Пруссии). Табл. 3. Покончило С. в Пруссии на ю ооо живущих соответствующих возрастных групп. и и и В возрасте о с» т4 CS со es С5 От 10 до 15 л. . . 2,2 2,0 2,5 2,1 1,5 1,9 i » 15 » 20 » 16,6 17,2 19,4 20,3 17,9 15,2 1 » 20 » 25 » 26,8 25,3 28,4 27,2 23,9 15,9 ! » 25 » 30 » 21,2 22,3 22,6 23,2 16,1 » 30 » 40 » 2«Д 22,8 23,3 24,1 23,8 17,6 ' » 40 » 50 » ! 31,9 36,5 35,9 37,3 32,2 25,7 i » 50 » 60 » 50,8 50,3 49,2 52,4 47,9 35,2 : » GO » 70 » 55,7 52,3 53,0 55,4 60,5 47,8 » 70 » 80 » 53,7 60,8 54,8 68,7 58,7 53,6 j » 80 И выше 55,5 63,1 70,2 74,1 67,5 Здесь обращает на себя внимание первый максимум между 20 и 25 годами, обычно объясняемый призывом на военную службу, к-рая в буржуазных странах дает резкое повышение процента С; с другой стороны, эти годы нередко оказываются- связанными с первыми проявлениями психических заболеваний (гл. обр. схизофрения), увеличивающих возможность С. 6. Представители т. н. торгового класса (по данным западно-европейской статистики и русской статистики довоенного времени), а также военнослужащие (однако только в мирное время) дают больший процент С, чем занимающиеся земледелием, ремеслами и другими видами производственного труда. 7. Люди одинокие кончают с собой чаще, чем семейные и особенно многосемейные. Нет сомнений, что семейный уклад с его заботами и тягостями создает для человека более мощные комплексы жизненных обязанностей, более прочные связи с окружающими, культивирует чувство долга в отношении семьи и т. о. является задержкой для тенденции к С. Правда, эти прочные внутрисемейные связи рвутся в случаях обострения жизненной ситуации (хрон. безработица в капиталистических странах, охваченных кризисом). Табл. 4. Распределение самоубийц по полу и семейному положению в РСФСР за 1920—24 гг. (по Лейбовичу). Семейное положение Мужчины абсолюта. колич. Проценты Женщины абсолюты. колич. Проценты Женатых (замужних) , Холостых (девиц) . . . Вдовцов (вдов) ... Разведенных . . . : , Неизв. семейное положение....... 46,18 40,70 4,70 1,06 7,36 37,63 44,41 9,60 1,74 Итого С. в дневные часы, т. е. время наибольшего напряжения борьбы за существование. Полагали при этом, что, чем ближе к ночи, тем будто бы более ослабевает т. н. влечение к С, к-рое как бы заменяется влечением ко сну,— этому относительному небытию. Статистические данные по СССР за 1922—24 гг. дают следующую картину распределения самоубийств по часам-(в процентах) (табл. 6): Табл. 6. Часы самоубийств в за 1922—21 гг. (по Гернету). в СССР Часы о/ Часы о/ Часы % 3,1 4Д 4,6 3,9 4,9 4,2 2,6 3,7 3,8 2,7 5,5 4,2 2,1 4,0 3,9 3,0 6,5 5,0 3,0 5,3 3,6 4,2 5,8 6,1 8. Наибольший процент С. падает на летние месяцы: июнь и июль, после чего идет снижение, наиболее выраженное зимой, а к весне вновь начинается повышение. Исчерпывающего объяснения для этого факта нет. Были сделаны попытки (Dtirkheim) свести его на увеличение продолжительности дня в весенние и летние месяцы, а следовательно на увеличение суммы всяких переживаний, забот, затруднений, связанных с соц. бытием человека (табл. 5). Многочисленные статистические исследования посвящены способам С. Таблица 7 может служить одним из примеров разнообразных сводок такого рода. Распределение способов С. меняется между прочим в зависимости от пола: женщины значительно реже применяют т. н. кровавые способы (огнестрельное оружие, колющие, режущие предметы), чем мужчины, но зато чаще прибегают к отравлению. В общем способы С. зависят и варьируют от целого ряда условий. Преобладание повешения и утопления объясняется доступностью этих способов, отчасти их безболезненностью. Значительное влияние оказывает профессия (огнестрельное оружие у военных, охотников и др., отравления у лиц мед. персонала), а также целый ряд местных условий (отравление светильным газом и падение с больших высот в городах и, наоборот, отсутствие этих способов в провинции и деревнях). Подробное изучение способов С. представляет интерес в судебно-медицинском отношении, когда приходится диференцировать самоубийство от убийства. Наибольшие трудности в этом Табл. 5. Самоубийства по мотивам и месяцам у мужчин и женщин в Союзе ССР (но Терцету). л з с н £ ££ ог < Душевные и нервные болезни: мужчины ....... женщины....... Любовь и ревность: мужчины....... женщины....... Семейные неприятности: мужчины ....... женщины....... Отвращение к жизни: мужчины ....... женщины....... Материальные лишения: мужчины., женщины 3,5 4,5 6,7 7,1 6,2 3,9 3,2 7,7 6,2 7,3 5,9 10,0 7,6. 7.5 7,9 6,7 5,8 8,6 6,2 6,2 8,1 • 6,2 10.1 8,7 8,5 6,7 8,4 9,6 8,9 11,5 9,7 11,9 10,1 11,2 11,5 13,7 10,4-12,2 11,5 10,0 1.4,8 10,3 15,0 10,7 8,5 9,6 10,4 6,9 7,4 16,9 11,8 10,0 9,2 9,9 7,4 7,9 8,5 11,9 8,4 10,9 9,7 9,2 10,2 6,9 7,0 8,7 7,5 8,0 5,0 9,3 5,6 6,3 5,1 9,7 7,4 9,4 0,0 7,1 7,7 8,0 6,3 6,9 8,8 5,9 8,0 7,6 10,3 8,0 6,5 11,2 9,3 7,8 8,4 7,5 11,4 7,6 7,8 100 100 100 100 4,3 7Д 1С0 7,9 6,8 100V 6,7 6,5 ■Одинаково пытались объяснить и другую зтатистическую цифру: максимальный процент отношении представляет отравление, но и С. при помощи огнестрельного оружия также не- 53$ Табл. 7. Распределение способов С. по полу (Германия). 1911 г.                1912 г.               1913 г.                1914 г. Способы С. Повешение ........ Удавление......... Утопление......... Огнестрельные раны . . . Закалывание ....... Перерезка шеи...... Вскрытие вен....... Вспарывание живота . . . Отравление ..."..... Вдыхание ядовитых газов Попадание под поезд . . Прыганье с высоты .... Др. способы........ 3 500 1S59 20 87 30 304 95 158 84 11 284 112 38 118 3 346 4 Всего 6 £94 12 028 6 504 292 136 48 117 3 504 2 119 2 383 1915 Г. 3 493 6 477 S9 2 476 4 554 241 2Е5 61 109 2 222 редко подает повод для суд .-мед. обследования. Отправной точкой служит здесь определение расстояния, с к-рого произведен выстрел. При С. оружие прикладывается к поверхности тела, что оставляет по себе характерные следы ожога. Наличие нескольких огнестрельных ранений не исключает возможности этого рода С, т. к. потеря сознания наступает в различных случаях в далеко не одинаковый срок, и поэтому покушавшийся, не потерявший сознания и считающий попытку неудавшейся, тут же повторяет ее. Нередки комбинированные способы С, когда напр. самоубийцы сочетают отравление с повешением, с утоплением и т. д. —Изобретательность самоубийц в выборе рода С. не дает возможности их исчерпывающего перечисления. Описаны случаи С. из пулемета, из самодельного ружья, состоявшего из металлической трубки с приделанным к ней деревянным прикладом; далее посредством вколачивания в голову одного или нескольких гвоздей, прокола сердца шпилькой от женской шляпы, смачивания одежды керосином с последующим зажиганием ее, наконец описан сличай самовзрывания, где один аптекарь положил себе ступку с нитроглицерином между ногами, а затем ударил пестиком (его тело было разорвано на мелкие куски, а здание рухнуло) (Гофман). Жестокость, бессмысленность или вычурность таких способов самоубийств заставляет подозревать психическое заболевание. Совместное или коллективное С. в широком масштабе применялось в России в 17 и 18 вв. при преследовании т. н. раскольников. Последняя вспышка такого массового самоуничтожения была в 1896—97 гг. на юге России в Тернавских хуторах, где фанатики-сектанты заживо погребали себя в землю из протеста против проводимой всенародной переписи. С. целых семей часто служит материалом для «дневника происшествий» в заграничной прессе, причем нередко прямо указывается и причина катастрофы в виде безработицы. Способы, чаще всего избираемые при этом, — отравление светильным газом, окисью углерода или же один из членов семьи (большей частью отец) убивает остальных, а затем себя. Одно время получила распространение версия о клубах самоубийц, куда собирались лица, задумавшие покончить с собой, где велись беседы и прения на эту тему, назначались сроки и т. д. Эти сообщения однако значительно приукрашены молвой и беллетристическими измышлениями. Совершенно иной характер носят двойные С, когда кончают с собой лица, состоявшие в половой связи. Способами для таких С. являются яды, огнестрельное оружие и утопление (значительно реже повешение, причем описано также повешение в одной петле). Такие совместные и двойные С. встречаются и среди детей. Целая эпидемия детских С. пронеслась над Россией (гл. обр. в Петербурге, Москве, Киеве, Одессе и других центрах) в эпоху политической реакции 1907—08 гг. Несмотря на крайне несовершенную статистику того времени, собран был большой материал, особенно в первые месяцы 1908' г., когда было зарегистрировано в одном Петербурге 85 случаев С. детей и подростков. Эти случаи были систематизированы в монографии В. К. Хорошко («Самоубийство детей», М., 1909). Мотивами в немалом числе случаев были тяжелые школьные условия, отражавшие на себе специфические черты гнета и сыска полицейеко-бюрократиче-ского строя; но немало было мотивов семейного и личного свойства (нездоровая эротика эпохи реакции), причем несомненно все эти причины действовали с особой остротой потому, что в окружающей общественной атмосфере не было здоровыхотв л екающих моментов; многочисленны были также случаи С. среди учеников частных мастерских и «хозяйских предприятий» (материалы д-ра Жбанкова). Мотивы самоубийств по профессиям в СССР за 1922—24 гг. приведены в табл. 8. Оценка С. с точки зрения «морали» и права всегда была различна в зависимости от эпохи и народности. Некоторые древнегреческие философы (Аристотель) считали С. актом неправомерным по отношению к государству, приравнивая его к уголовному преступлению. У афинян труп самоубийцы подвергался изуродованию, правая рука отрубалась и т. п. Целая эпидемия С. среди девушек" города Милета была прекращена лишь после того, как вышел приказ выставлять обнаженные трупы на городской площади. В Риме времен упадка С. было широко распространено и пользовалось .своего рода почетом' (например философ Сенека благодарил природу зато, что, давши людям единственную дверь для вступления в жизнь, она предоставила в их распоряжение множество разнообразных выходов). Когда префект гор. Рима Люций Пизой покончил с собой, историк Тацит заметил, что он умер наиболее естественной смертью. Царское Уложение о наказаниях лишало предсмертные pacj поряжения и завещания самоубийц законной силы, а труп—обряда погребения. В уголовном кодексе РСФСР в ст.ст. 141 и 153 вопрос рас- 4»37 53» Табл. 8. Мотивы С. в СССР по профессиям за 1922—24 гг. (по Гернету) Рабочие Мотивы Хозяева и помог, чл. семьи Душевные, нервные болезни.........j 25,8 Любовь, ревность..............I 8,2 Семейные неприятности...........I 8,8 Материальные лишения...........13,2 Отвращение к жизни............. 3,2 Физические болезни, страдания......22,0 Раскаяние, боязнь наказания, стыд .... 9,9 Горе, обиды.................. 1,6 Изменение материального положения ... 7,2 15,0 13,3 26,7 20,0 10,0 1,6 I,7 5,0 Хозяева в сел. хозяйствах 28,0 7,3 11,4 12,9 4,6 22,3 7,1 3,0 3,4 27,1 11,9 19,7 6,6 5,3 16,7 7,4 3,6 1.7 Служащие м. Лица свободных профессий Несамостоятельные 25,0 13,8 10,1 8,7 9,4 15,2 12,7 2,9 2,2 Всего 100,0 100,0 1100,0 100,0 !100,0 13,5 i 21,1 j 34,8 15,2 . 13,5 6,0 9,0 8,8 9,0 14,0 5,6 8,8 1 6,7 15,3 ; 4,5 4,8 3,4 6,0 100,0 100,0 20,0 21,1 13,7 4,6 24,0 3,4 2,3 6,3 4,6 38,7 45,5 25,7 9,7 22,7 4,8 12,9 9,1 8,0 12,9 13,7 8,0 3,2 4,5 17,7 9,7 — 26,7 2,7 5,9 9,7 4,5 3,2 0,5 31,4 17,3 16,7 4,2 11,9 10,7 1,5 5,7 0,6 100,0 100,0 [100,0 [100,0 |100,0 сматривается с иной точки зрения: выработаны меры социальной защиты против лиц, доведших человека теми или иными поступками до самоубийства, оказавших ему содействие в осуществлении его намерения, подговоривших его, особенно если дело идет о несовершеннолетнем, или лице, заведомо неспособном понимать значение совершаемого им акта (ст. 141). Статья 153 говорит о самоубийстве как последствии изнасилования.—'Великие философы-классики различно трактовали право человека на самоубийство: Давид Юм в специальном трактате «О самоубийстве» осуждал его как акт малодушия. Так же смотрел Кант. Пессимист Шопенгауер доказывал нецелесообразность самоубийства, так как согласно его метафизике «воля» неистребима и следовательно самоубийством fee достигается избавления от страданий. Упадочник Ницше воспевал самоубийство: «Свою смерть прославляю, свободную смерть, идущую ко мне, когда я хочу». Внешне близки к этому суждения ряда поэтов так называемой «мировой скорби» (Леопарди, Ленау и др.). Исключительный интерес представляют высказывания о самоубийстве Карла Маркса, изложенные в его статье в журнале «Gesell-schaftsspiegel» за 1846 г. Эта статья представляет собой изложение и оценку ^работы Жака Пеше, основанной на материалах парижских полицейских архивов за период времени 1817— 1824 гг. (Маркс и Энгельс, т. III). Маркс прежде всего развивает мысль, что С. нисколько не является чем-то «противоестественным» и что, наоборот, в природе нашего общества (Маркс имеет в виду буржуазное общество)—возрастание числа случаев С. Говоря о современной ему Европе, К. Маркс замечает: «чтб это в самом деле за общество, где можно испытать самое глубокое одиночество, где человек предается непреодолимому желанию лишить себя|жизни, причем об этом никто даже не догадывается». «Я хотел бы узнать,—продолжает он,—не найдутся ли среди решающих мотивов С. такие, действие к-рых можно было бы предусмотреть.., Я нашел что, кроме коренной реформы современного общественного порядка все остальные попытки будут напрасны».' Говоря далее о соц. причинах С, Маркс добавляет, «что быть может в жилах отчаявшихся людей кровь течет не так, как кровь холодных существ, высказывающих по поводу С. ряд отвлеченных рассуждений и моральных сентенций». Таким образом |Карл Маркс эффективность борьбы с самоубийством видит лишь в «коренной реформе современного общественного порядка», т. е. в насильственном свержении строя эксплоатации человека человеком. При этом, со свойственной ему ироничностью, К. Маркс зло говорит о людях, резонирующих холодно по поводу самоубийства, в отличие от «отчаявшихся людей», кровь которых течет как-то иначе. В этом суждении К. Маркса дается, нам думается, и указание того пути, по которому должно итти исследование отдельных конкретных случаев самоубийств, исследование механизмов самоубийств, закономерности которых лежат в условиях данного общественного строя и обнаруживаются с наибольшей яркостью благодаря личным особенностям отдельного «отчаявшегося человека». Три школы гл. обр. соперничают между собой в разработке проблемы происхождения и предупреждения С. Школа анатомо-ант-р о-политическая ставит акцент на грубых неправильностях строения мозга и даже черепных покровов, явления, к-рые будто бы наблюдаются у огромного большинства самоубийц. Видным представителем этой школы был знаменитый антрополог и психиатр Ломб-розо, к к-рому примкнуло нек-рое количество, правда незначительное, исследователей в различных странах, напр. в Германии — Геллер, Бартель, Гротвальд (Heller, Bartel, Grotwald); в России представителем такого биол. направления был П. М. Минаков, и вслед за ним проф. А. И. Крюков, по мнению к-рого у самоубийц наблюдается раннее зарастание черепных швов, неровности и шероховатости на внутренней поверхности черепа, истончение черепных костей, уплощение мозговых извилин, уплотнение мягкой мозговой оболочки, далее ранний артериосклероз, status thymicolym-pliaticus, узость аорты и пр. Такие «признаки» дегенерации представляют для А. Н. Крюкова настолько убедительный факт, что наличие их заставляет его склоняться в сторону самоубийства, когда возникает вопрос, было ли в данном случае убийство или самоубийство. Следует признать в корне неправильным такое выпячивание анатомо-физиологических моментов в этиологии самоубийства. Указываемые Крюковым признаки во множестве наблюдаются при вскрытии лиц, умерших естественной смертью и не обладающих никакими тенденциями к самоубийству. В социально-политическом смысле всякое узко «биологическое» объяснение причин самоубийств имеет целью затушевать социальные корни. Вторая школа, психопатологическая, или психиатрическая, стоит вообще говоря на точке зрения обязательности какого-либо психопат, фактора или уклонения в этиологии и патогенезе С. Начало этой школы положил Эскироль (Esquirol), утверждавший, что человек только в таком случае желает сократить свою жизнь, когда он в бреду, и что все самоубийцы—люди психически больные. Он признавал даже особую форму «одно-предметного» психоза—суицидоманию. Со времени Эскироля психиатрическая и общая литература многие десятки лет разбирает с разных сторон сложный вопрос о соотношении между псих, б-нями и С. К воззрению Эскироля примыкает целый ряд современных психиатров, напр. Гауп, Штельцнер, Эйхель (Gaupp, Stelzner, Eichel) и др. Большинство авторов этого направления признает однако возможность С. у здорового и полноценного человека при наличии каких-либо исключительно тяжелых жизненных ситуаций. Крепелин (Кгаере-lin) считает, что 30% С. несомненно падает на долю определенных психозов. Но если принять во внимание, что, говоря о психически б-ных, мы должны включить в эту категорию также и целый ряд пограничных состояний (так называемых психоневрозов и психопатий), часто ускользающих от психиатрического учета, то несомненно из категории самоубийств, приписываемых здоровым лицам, еще значительная часть должна быть отнесена также за счет случаев такой не столь резко выраженной псих, неполноценности. К числу факторов, вызывающих нервно-психическую неполноценность, относятся алкоголизм и другие хронические отравления (наркомании), представляющие большей частью однако сочетания врожденной психопатической почвы со вторичными последствиями той или иной хронической интоксикации. Были сделаны попытки сопоставить потребление алкоголя с самоубийством в отдельных странах. По данным A.M. Коровина в царской России (в 67 губерниях Европейской России) за период времени 1903—12 гг. смертность от самоубийств была прямо пропорциональна потреблению водки в данной местности. Аналогичные данные имеются и для многих европейских стран. В недавней американской работе Лендрума (1933 г.) алкоголизму приписывается очень большая роль в этиологии самоубийств. Третья школа, социологическая, в этиологии С. настойчиво выдвигает на первый план соц.-экономические моменты. Наиболее ярким представителем этой школы является французский социолог Дюркгейм (Durkheim), автор обширной монографии, не утратившей целиком интереса и в наст, время. К Дюркгейму примыкает довольно большое количество исследователей, разрабатывающих весь этот вопрос с точки зрения статистики. Не подлежит никакому сомнению, что каждое из приведенных направлений отличается крайней односторонностью, и что необходимо комплексное рассмотрение сложного факта С. как продукта взаимодействия целого ряда причин и условий биологических, психопатологических, соц.-экономических и т. д. Надо признать, что в таком обширном масштабе проблема С. еще не подвергалась достаточной разработке. Даже с точки зрения психопатологической мы не имеем надежного и систематически разработанного материала. Как замечает Л. А. Прозоров, «хорошего анамнеза самоубийцы обычно мы не имеем, наблюдению у психиатра при жизни он не подвергался» и суждение об его псих, состоянии основывается обыкновенно на поверхностной характеристике родных, нередко к тому же заинтересованных в том или ином тенденциозном освещении события. Исключение составляют лишь С. психически б-ных, совершенные в б-цах, где в историях б-ни можно почерпнуть ряд данных о психопатологических моментах, предшествовавших акту. Далее огромное значение имеют немногочисленные до сих пор обследования неудавшихся случаев С, т. е. тщательное ознакомление со всей личностью покушавшегося, его предыдущей жизнью, психологическим статусом в момент попытки к С, его мотивами и т. д. Этот метод исследования, заключающийся в изучении незаконченных случаев С, уже был применяем в свое время Эс-киролем, которому принадлежит заслуга изъятия темы о С. из рук метафизиков и моралистов, постановки ее как вопроса психиатрического изучения; этим же методом шел Фальре (Falret), а за ним Бриер де Буамон (Briere de Boismont), издавший первую обширную монографию о С; наконец по этому же пути шла наиболее авторитетная психиатрическая школа начала 20 в.—школа Крепелина, по предложению к-рого всякий покушавшийся на С. в г. Мюнхене должен был обязательно быть доставляем немедленно в психиатрическую б-цу для соответствующего наблюдения. Ученик Крепелина Гауп (Gaupp) обследовал по этому способу 143 случая незаконченных С, среди которых и установил огромное количество психически больных (1905). Этот клин, метод изучения С. заслуживает самого серьезного внимания, т. к. в противоположность обширной литературе, посвященной философскому и статистическому обсуждению и изучению С, имеются лишь скудные данные о личности самоубийцы с точки зрения ее - ^конституции, характера, ее психологии, психопатологии и т. д. Этот вопрос обратил на себя внимание лишь с того времени, как психиатрия перестала, быть только наукой о помешательстве, ютившейся в специальных закрытых учреждениях для психически больных (большая психиатрия), а вышла из стен своих домов «для умалишенных» в повседневную жизнь, занявшись изучением пограничных состояний, патологических реакции и психопатий. На эту обширную группу падает наибольший процент С. Клин, метод изучения С. должен быть в возможно большем масштабе проведен как-раз на этом материале. По этому методу проведены работы Гаупа (1905), Штельцнер (1906), Бруханского (1927), Каннабиха и Греблиовского (1930) и последняя американская работа Лендрума (Lendrum, 1933), обследовавшего наибольшее число (1 000) случаев неудавшегося С. Обследование самоубийц начисто психиатрическом материале закрытых больниц проведено в целом ряде статей и заметок и подверглось монографической обработке в России Беляковым и особенно Л. А. Прозоровым на материале случаев Алексеевской (ныне имени Кащенко) психиатрической больницы. Всестороннее освещение этого вопроса теснейшим образом связано с практическими потребностями психиатрических больниц, их организацией, бытом, режимом, надзором и т. д. Уберечь больного от С. является одной из основных задач его интернирования. Вместе с тем опасность С. среди б-ных возлагает огромную ответственность на администрацию и персонал больницы. Число С. в б-цах в различном числе процентов падает на определенные формы б-ней. Особенно много писали о стремлении к С. меланхоликов, но в виду недиференцированности этого понятия до Крепелина старая литература о С. меланхоликов уже не может считаться показательной. Маниакально-депрессивный психоз в период депрессии дает большой процент С. Особенно опасны те больные, у которых при депрессивном содержании мыслей нет соответствующей заторможенности. Далее неблагоприятны в отношении С. начальные периоды выздоровления от этого психоза, когда заторможенность исчезает, появляется инициатива, двигательное возбуждение, без соответствующего эйфорического состояния. Большой процент С. дают схизофреники, у к-рых С. осуществляется часто в виде совершенно неожиданного импульсивного акта. Многие из этих больных в виду их недоступности и замкнутости представляют наибольший риск С. как в б-цах, так и вне их. Предпосылкой для предохранительных мер против С. является детальное знание всего разнообразия способов С, применяемых б-ными в б-цах. Не лишено значения, что нередко существует тенденция к определенному способу С. в том смысле, что б-ной, который хочет повеситься, редко решается перерезать себе горло и, наоборот, и что иногда больные при бдительном надзоре выжидают месяцы и даже годы, чтобы покончить с собой именно избранным способом, а не каким-либо другим (Ольхин, Прозоров, Каннабих). Поэтому, устанавливая у б-ного наличие мыслей о С, всегда необходимо с возможной осторожностью выяснить, нет ли у него преимущественного влечения к тому или иному способу и т. о. организовать индивидуальные профилактические меры (осведомление персонала, тщательное удаление соответствующих опасных предметов и т. п.). Помимо надзора, важной профилактической мерой является возможно более тесный контакт врача и всего персонала с б-ным, ободряющее отношение к нему, побуждение высказаться и вообще все то, что способно уменьшать тоскливое напряжение, особенно резкое и сильное при маниакально-депрессивном психозе. Введенная в последние годы и постоянно совершенствуемая трудовая терапия, при к-рой б-ные отвлечены и заинтересованы работой и притом находятся в организованном коллективе (мастерская), в обстановке облегченного наблюдения за ними, должна несомненно понизить количество С. в б-цах. Несмотря на самые строгие меры, многие С. совершаются при таких роковых неожиданно возникающих обстоятельствах, предусмотреть к-рые решительно нет никакой возможности, если не делать и без того тяжелой жизни душевнобольных каторгой для них (Игнатьев). В, виду того, что гораздо удобнее присматривать за б-ными, находящимися в кроватях, в большинстве таких случаев показан постельный режим, введение. к-рого в психиатрическую практику действительно уменьшило количество С. Единственной гарантией против С. б-ных является надежный и внимательный, обладающий достаточными сведениями по психиатрии и заинтересованный своим делом средний и младший персонал. Особенно часты попытки к С. у б-ных в первое время после помещения их в б-цу (Frohlich, Cur-re, Беляков, Прозоров). Стремление к С. характерно для начального стадия многих психозов (прогрессивный паралич, схизофрения, алко- гольные психозы). Некоторое значение имеет и травма, связанная с насильственным помещением в б-цу (Прозоров). Больничные С, как-и всякие другие, заразительны, наблюдались даже своего рода эпидемические вспышки. Предложены были средства специального лечения тенденции к С. Кроме постельного режимаг теплых ванн, внимательного и деликатного обращения предлагались различные лекарственные средства; нек-рые из этих средств в старой психиатрии считались даже специфическими (слабительные, желчегонные и т. д.). В настоящее время охотнее всего прибегают к некоторым наркотикам (опий, пантопон и т. д.). Закономерность С. в б-цах совпадает с известными статистическими данными относительно этого явления в населении, в отношении напр. пола, возраста, способов и т. д. В ряду мер борьбы с С. следует указать все меры соц, гигиены, психогигиены, ведущей к уменьшению псих, заболеваний, нервности, алкоголизма. Далее сюда относится борьба с социальными б-нями: сифилисом, tbc, а также разумная евгеника, уменьшающая по возможности браки с психически б-ными, тяжелыми психопатами, алкоголиками и т. д. (Прозоров). Чрезвычайно важную роль играет также воспитание и характер школы. В период реакции 1906—09 гг. бюрократическая царская школа с ее формальным отношением к подростку, отвлеченным преподаванием и обезличкой вызвала большое количество детских С, принявших эпидемические размеры. Важную роль должна играть школа в профилактике алкоголизма г к-рому принадлежит одно из видных мест в этиологии С. Иностранные статистики относяг 30—40% случаев С. на излишнее употребление спиртных напитков. В старом Петербурге, по С. С. Ступину, половина С. у мужчин и четверть у женщин обусловливалась прямо или косвенно алкоголизмом (Прозоров). Метод исследования, заключавшийся в изучении неудавшихся случаев С, должен быть широко использован для определения индивидуально психологических факторов С, к-рое рассматривается в конечном счете как специфическая форма общественного поведения, обусловливаемая одиночеством человека в капиталистическом обществе и реализуемая при участии характерологических и конституциональных компонентов личности человека. Представляется интересным выяснить, какие характеры или типы скорее идут на С. под влиянием материальных лишений, какие под влиянием служебных неудач, какие под влиянием неудавшейся любви и т. д. В нек-рых работах, в основу которых положена была типология, предложенная Кречмером, рассматривался вопрос о распределении среди самоубийц циклоидной, схизоидной и эпилептоидной конституции. Рассмотрение материалов Бруханского, Каннабиха и Греблиовского заставляет признать, что среди покушающихся на С. наблюдается явное преобладание схизотимиков и схи-зоидов, т.е. лиц асинтонных (интравертирован-ных, по Юнгу), не имеющих живого контакта с людьми. Такая схизоидная установка в целом ряде случаев является не столько врожденной особенностью, сколько приобретенной в процессе развития личности на основе целого ряда, неблагоприятных обстоятельств, являющихся как бы вполне понятным поводом для ухода от людей и замыкания в себе. В связи с этим обнаруживается также преобладание лиц асте- нического (лептосомного) типа (Каннабих и Греблиовский). Пикноциклоиды дают значительно меньший процент С. Так. обр. схизоид-ные личности оказываются наиболее предрасположенными к реакции С, наступающей у них. значительно чаще и легче при определенных ситуациях по сравнению с лицами другого типа (циклоиды и эпилептоиды). Изучение по этому методу дает возможность установить также огромное преобладание вообще чисто индивидуалистических тенденций и мотивов в психологии покушавшихся на С. С другой стороны, как для лиц этой категорий, так и особенно для других типов выясняется в высшей степени благоприятная, предохраняющая от С. роль коллектива. Чем более тесными являются связи индивида с коллективом, тем труднее расстается он с жизнью. В частности ■особенно подверженными риску С. оказываются лица т. н. сенситивного типа, склонные к задержке внутри себя впечатлений .и травма-тизирующйх психику переживаний, неспособные к быстрым и адекватным реакциям, т. е. к постепенному изживанию своего внутреннего напряжения. Таким обр. главнейшим моментом, ослабляющим влечение к С. (коеф. предохранения), являются хорошо налаженные социальные взаимоотношения. Сюда относятся соц. связи как более узкого характера (семья), так и более широкие (трудовой коллектив, участие в общественных организациях) и наконец еще более широко понимаемые соц. связи {с классом, партией, государством и его строительством). Это положение является основным при обсуждении профилактических ж е р (детские коллективы, коллективные игры, спорт, экскурсии, раннее приучение к выполнению общественных функций). Большое значение имеет своевременная помощь в деле восстановления нарушенных связей с коллективом, оживление соц. эмоций человека и проч. Не лишены значения психогигиенические консультации по вопросам выбора профессий, половому вопросу, юридическим и ,т\ д. Особый интерес представляет профилактика рецидивов. С этой целью все случаи попыток должны быть подвергнуты психиатрическому обследованию •с обязательным привлечением районного психиатра в б-ницу, на пункт скорой помощи или в жилище покушавшегося; эти случаи диспан-чзеризируются, т. е. покушавшиеся берутся на учет. Здесь сестрам соц. помощи должна быть предоставлена широкая возможность для урегулирования целого ряда вопросов общественно-трудовой жизни. Самоубийство вообще говоря представляет собой реакцию одинокого человека, это—б-нь эпохи господства индивидуализма, частной конкуренции. Еще в 1781 г. философ Гельвеций говорил, что «расстройство финансов и изменение конституции государства распространили всеобщее уныние. Многочисленные С. в столице являются этому печальным доказательством». Аналогичное явление наблюдалось в предреволюционной России 1902—03 гг., в период реакции; 1906—07 гг. и потом до самого начала империалистской войны. Экономический кризис, связанный с невиданным обнищанием масс, колоссальной безработицей и т. д., дал почти повсюду значительный прирост самоубийств. И если в Германии в 1923 г. зарегистрировано было самоубийств 8 904 мужских и 4 245 женских, то уже в последующие годы мы имеем нижеследующую прогрессию (таблица 9): Табл. 9. Годы Мужчины Женщины г I Муж-10ДЫ 1 ЧИНЫ Женщины 1921 1925 1926 10 418 10 932 11846 3  920 4  291 4634 1927 1928 11 327 11239 4S47 4 795 И в последующие годы вплоть до наст, времени С. на Западе непрерывно растут. На протяжении этих лет свирепствующего экономического кризиса газеты ежедневно приносят десятки сообщений о С. целых семей, когда матери с Детьми бросаются в воду или под поезд, чтобы избавиться от голода и безнадежности, или отцы семей, отчаявшись найти работу и не вынося долее страданий семей, лишают себя жизни. Острота проблемы С. в наст. время на Западе полностью отражает кризис капиталистического мира. Это увеличение С. является благодарной темой для социально-экономического анализа. За это время несомненно произошли «...серьезнейшие изменения в жизни народов и государств» (Сталин). «Если охарактеризовать в двух словах истекший период, его можно было бы назвать периодом переломным. Он был переломным не только для нас, для СССР, но и для капиталистических стран всего мира» [Сталин, Политический отчет ЦК ХVІ съезду ВКП(б), в кн. «Вопросы ленинизма», 9 изд., стр. 487]. Но, как будет указано ниже, качественное различие этого перелома у нас и на Западе совершенно иначе отразилось на движении С. «...для капиталистических стран перелом означал поворот к экономическому упадку» (там жз). «... мировой экономический кризис развертывает свое разрушительное действие, спуская ко дну целые слои средних и мелких капиталистов, разоряя целые группы рабочей аристократии и фермеров и обрекая на голод миллионные массы рабочих...» (там же, стр. 491). Статистические ежегодники, отчеты Лиги наций и сан. бюллетени крупных городов, отмечая С. в рубрике причин смерти, сообщают нам лишь голые цифры, предоставляя догадываться о мотивах и причинах всех этих многочисленных уходов из жизни. Но догадки тут же сменяются полной уверенностью, при самом поверхностном ознакомлении с многочисленными газетными сообщениями, к-рые, несмотря на цензурные препятствия, появляются в зап.-европ. прессе. Кроме многочисленных индивидуальных С. на почве безработицы и голода сообщаются нередко случаи коллективных самоубийств (супругов и целых семей). Ярким контрастом экономическому и общественному развалу капиталистических стран является СССР, социально-экономические условия к-рого находятся в стадии непрерывного совершенствования. «У нас, в СССР, экономический подъем и рост производства во всех отраслях народного хозяйства... У нас, в СССР, подъем материального положения трудящихся, повышение заработной платы рабочих... У нас, в СССР, вера в свои силы и перспектива дальнейшего улучшения положения» (Сталин, там же, стр. 535 и 536). И если так. обр. труд (и все, что с ним связано) в капиталистических странах служит источником непрерывной травматизации, понижения жизненного тонуса, хрон. нервного истощения, то у нас, наоборот, труд, давая материальный достаток и уверенность в завтрашнем 54(? дне, есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства (Сталин). Это обстоятельство приводит к тому, что количество сколько-нибудь квалифицированных работников (будь это работники производства, служащие, специалисты и др.) составляет самый незначительный процент покушающихся на С, для к-рого в этих редких случаях всегда можно найти какие-либо причины или мотивы чисто личного или же явно пат. порядка. Значение общего профилактического момента, коренящегося в бодрящей, богатой перспективами общей работе построения бесклассового общества, иллюстрируется между прочим на результатах анализа нескольких сотен «незаконченных» самоубийств, произведенного на материале Института им. Склифосовского в Москве, куда доставляется наибольший процент покушавшихся (Греблиовский). Представляется т. о. совершенно очевидным, что тенденция к изживанию С. непрерывно укрепляется по мере роста социалистических форм труда и быта. Новые условия жизни способствуют уменьшению С. еще и другим путем, поскольку они являются мощным фактором в борьбе с нервными и псих, заболеваниями, на долю к-рых падает значительный процент С. Даже при отсутствии безработицы и всех других видов социальной трамватизации, приводящих на Западе к С. не малое число полноценных личностей, повсюду имеется больший или меньший контингент неустойчивых индивидов, с трудом находящих свое место в жизни и рискующих очутиться, даже при удовлетворительной обстановке,"в положении либо безработных либо неудовлетворенных своей трудовой деятельностью. Этот фактор, особенно с присоединением к нему каких-либо добавочных неблагоприятных моментов (семейных, личных), столь легко создаваемых психопатическими личностями, часто ведет за собой сугубо индивидуальную реакцию в специфической форме С. Принимая во внимание, что такие лица, несмотря на их астеничность, представляют все же иногда значительную общественную ценность (специальные виды одаренности), необходима выработка мер к их поддержке в трудные минуты. Здесь частная профилактика С. должна быть направлена по линии не-вро-психиатрической диспансеризации, т. е. учета, надзора и попечения за «пограничниками», их трудового устройства и т. д. Указанная задача падает на единые диспансеры, здравпункты, психогигиенические консультации на предприятиях, вузах, школах всех ступеней. В отдельных случаях профилактическое значение имеет своевременное стационирование лиц с теми или иными реактивными состояниями или эндогенными вспышками, обусловливающими суицидальные тенденции. Лит.: Бруханский Н., Самоубийцы, Л., 1927; Бычков И. и Рачковский С, Самоубийства в РСФСР посредством отравления за 1920—24 гг., Труды II Всеросс. съезда суд.-мед. экспертов, Ульяновск, 1926; ГернетМ., Преступность и самоубийство вовремя войны и после нее, М., 1927; Гиляровский В., К психопатологии детских самоубийств, Психопатология и психопрофилактика детского возраста, стр. 66—82, M., 1929; ДюркгеймЭ., Самоубийство (социологический этюд), СПБ, 1912; Ж б а н к о в Д., Травматическая ^эпидемия в России (февраль 1905—июнь 1907), Практ. врач, 1907; Кризис и самоубийства в Германии, Сов. врач, газ., 1932, № 17—18; Крюков А., К вопросу о причинах самоубийств, Неврол. и психиатр., т. I, вып. 1, 1923; о н ж е, О дегенерации черепа у самоубийц, Суд.-мед. экспертиза, 1925, № 1; о н ж е, О значении дегенерации при определении причины скоропостижной смерти, Труды II Всеросс. съезда суд.-мед. экспертов, Ульяновск, 1926; ПрозоровЛ., Самоубийства душевнобольных в больницах, Совр. псих., 1911 и 1913; о н ж е, Самоубийство в тюрьмах и около тюрем по данным 1906 и 1907 гг., Мед. обозр., т. LХХ, вып. 12, 1908; Самоубийства в СССР—1922—25, вып. 1, М., 1927; Самоубийства в СССР в 1925 и 1926 гг., М., 1929; Серебренников П., Несколько замечаний к статье проф. А. И. Крюкова «О дегенерации черепа у самоубийц», Суд.-мед. экспертиза, 1928, № 7; Теодорович М., Самоубийство, Указатель литературы на русском языке, M., 1928 [приложе-. ние к журн. «Социальная гигиена», 1928, сб. № 2—3 (12—13) (369 назв.)]; В а г t е 1 J., Zur pathologischen Ana-tomie des Selbstmordes, Wiener klinische Wochenschr., 1910, № 14; Heller A., Zur Lehre vom Selbstmorde nach 300 Sectionen, Munch, med. Wochenschr., B. XLVІI, 1900; Hoffmann F., Suicide problems, New York, 1928; MiloslaVІch E., Ein weiterer Beitrag zur pathologischen Anatomie der militarischen Selbstmorder, VІrchows Archiv f. patholcgische Anatomie, B. CCVІII, 1912; Pf eiffer H., Uber den Selbstmord, eine patho-logisch-anatomische und gerichtlich-medizinische Studie, Jena, 1912; Host H., Bibliographie des Selbstmordes, Augsburg, 1927.                10. Каннабих, М. Греблиовский.

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • САНАРТРИТ, экстракт из животных хрящей, прозрачная, желтоватая, коллоидная жидкость для внутривенных вливаний. Будто бы оказывает специфическое действие на пораженную ревматизмом хрящевую ткань суставов. Применяется при хроническом и деформирующем артрите, суставном ...
  • САНАТОГЕН, белый порошок, содержащий 95% казеина и 5% глицерофосфорнокислого натрия. Применяется как питательный препарат, по чайной ложке.
  • САНАТОРИЙ, тип лечебно-профилактического учреждения, отличающийся от б-цы составом больных и методами леч.-профилактического воздействия. Контингент С. составляют главн. образ, выздоравливающие после перенесенных тяжелых заболеваний и операций, а также б-ные с недалеко ...
  • САНАТОРНЫЙ ЛАГЕРЬ юных пионеров, оздоровительное учреждение для детей школьного возраста, расположенное за городом и находящееся в системе и ведении органов здравоохранения. От обычных, т. н. массовых пионерлагерей (см. Лагерь) С. л. отличаются ...
  • САНАЦИЯ ПОЛОСТИ РТА, систематическое излечивание наличных и заблаговременное пресечение вновь возникающих пат. процессов в полости рта, а также регулярное врачебное наблюдение над ней за весь период формирования постоянных зубов, т. е. с ...