Большая Медицинская Энциклопедия

Слух


СЛУХ. Устройство и функция слухового органа—см. Ухо, Среднее ухо, Внутреннее ухо, Кортиев орган. О проводящих путях и центрах см. Слуховые пути, центры. Звуковые колебания окружающей среды доходят до периферического слухового рецептора гл. обр. через наружный слуховой проход, в глубине к-рого они встречают барабанную перепонку («телефонную мембрану» с определенным периодом собственных колебаний—ок. 800-—900 в 1 сек.), отчасти же звуки проникают в ухо и при закрытых ушных отверстиях; на этом основан способ Лю-це-Деннерта для обнаружения скрываемого слуха; далее колебания передаются через цепь слуховых косточек (с уменьшением в амплитуде и выигрышем в силе)на лабиринтную жидкость, в к-рой помещается Кортиев орган (см.). По гипотезе Гельмгольца волокна его основной перепонки могут резонировать, как струны фортепиано, на колебания различных периодов, т. е. звуки различной высоты, и т. о. во внутреннем ухе совершается разложение сложных звуковых образов на элементарные ощущения (простых синусоидных волн). Если принять эту гипотезу, то нужно понимать дальнейший ход восприятия звука таким образом, что элементарные раздражения доходят по нервным проводам до мозговых центров слуха, где совершается обратный процесс—синтезирование сложных звуковых образов (рис. 1).

Рисунок 1. Схема проводящих слуховых нервных путей (по Аствацатурову): 1—височная доля большого мозга; 2—ядра боковой петли; 3—боковая петля; 4—продолговатый мозг; 5—трапециевидное тело; 6—пучок Гельда; 7—верхняя олива; 8—улитка; 9— кохлеарная ветвь слухового нерва; 10 — вентральное и 11— дорсальное ядро этой ветви; 12—веревчатое тело; 13—ядра глазодвигательного нерва; 14—заднее четверохолмие; 15— медиальное коленчатое тело.

Каким образом механическое раздражение волосатых клеток Кортиева органа превращается в нервный процесс—остается пока загадкой. П. П. Лазарев объясняет это изменившейся концентрацией ионов калия и кальция (см. Ионная теория возбуждения). Витмаак придает большое значение переменам в гидростатическом давлении и наблюдал при действии раздражителей набухание и отбухание отдельных клеток и волокон (теория лабиринтного гипо- и гипертонуса). По гипотезе Е. Купфер продольные волны в лабиринтной жидкости сопровождаются электрическими явлениями на волосках слуховых клеток Кортиева органа. Вторым непонятным обстоятельством является колоссальная разница, в миллион и более раз, в чувствительности уха к различным звукам, напр. если сравнить порог ощущения для звука малой частоты (50 колебаний в 1 сек.) и средней (2 000 колебаний в 1 сек.). По Лазареву это должно объясняться сходством слухового процесса с взрываемостью некоторых химических веществ, например йодистого азота, к-рый детонирует избирательно только при определенном числе механических колебаний, ему сообщенных. Все упомянутые свойства придают Кортиеву органу известное сходство с микрофоном и катодным реле. Здоровое человеческое ухо начинает реагировать слуховыми ощущениями на звуковые колебания, когда их число не менее 10 в секунду, и перестает ощущать звук при частоте приблизительно в 15 000—20 000 в секунду. Помимо ощущения высоты и силы звука различают еще и тембр сложных звуковых образов, т. е. имеется способность разбираться в звуках сложного состава, отличать не только основной, но и дополнительные призвуки, в частности характеризующие тембр обертоны. При этом фазы колебаний повидимому не различаются, по крайней мере если говорить о выслушивании одним ухом. Но при бинауральном выслушивании обнаруживается свойство чувствовать неодновременность попадания одной и той же фазы звука в правое и левое ухо (порог этого свойства измеряется в абсолютных единицах ничтожной величиной в 0,00003 сек.). Феномен взаимной маскировки звуков в значительной мере нарушает сходство между объективным раздражителем и субъективным его отражением в нашем восприятии. Маскировка может быть бинауральной (опыт Штенгера) и моноаураль-ной, когда даже в одном и том же ухе удается обнаружить затушевывание одних звуков другими. Кроме восприятия особенностей внешних звуков ухо обнаруживает способность: 1) ощущать их производные, напр. т. н. разностные и суммовые тоны, к-рые обязаны своим происхождением, как думают, несимметричной упругости барабанной перепонки, 2) выделять из гармонических сочетаний (аккордов) составляющие их тоны, 3) угадывать величину интервала между двумя тонами и даже 4) абсолютную высоту данного звука (см. Абсолютный слух). Все эти качества С. свойственны далеко не всём людям и характерны для т. н. музыкального слуха. Другим характерным его свойством служит чувствительность к диссонансам (см.). Для того чтобы звук был воспринят как нечто определенное по высоте, необходимо, чтобы он не выходил из т. н. зоны музыкальных звуков в пределах приблизительно от 32 до 5 000 колебаний в 1 сек. и кроме того он не должен быть слишком коротким по продолжительности. Если слабый звук становится очень коротким, то он вообще ускользает от восприятия; на этом основан опыт с «хронаксией», под которой условно подразумевают минимальное время (обычно порядка десятых долей сигмы), при котором исследуемый начинает слышать звук, если на его ухо действует ток с напряжением, в два раза превышающим то, к-рое было бы достаточно, чтобы вызвать вообще первое слуховое ощущение. Кроме хронаксии при действии тока можно определять такую же хронаксию непосредственно от звукового воздействия—минимальное время действия звука, достаточное для вызова пер-,вого ощущения. Костной проводимостью, остеоакузией, называется способность слухового органа ощущать колебания, передаваемые непосредственно через твердые образования тела (напр. если приставить ножку камертона к темени). Она объясняется или тем, что любое механическое воздействие должно вызывать в слуховом нервном аппарате слуховое ощущение по закону адекватности раздражителей, или же тем, что и при костной проводимости колебания в конце-концов передаются б. или м. обычным путем, т. е. через воздух наружного слухового прохода, барабанную перепонку, косточки и лабиринтную жидкость (Шпехт), или же сокращенно—через кости черепа, пластинку стремени и лабиринтную жидкость (Бецольд).—Для объяснения слухового механизма было пред- ложено много других гипотез, кроме вышеупомянутых. Их можно разделить на несколько групп. К первой относятся варианты гипотезы Гельмгольца, в к-рых преобладающее значение все-таки отводится основной перепонке, причем, по Майеру, она колеблется участками разной протяженности в зависимости от силы звука, а по Тер-Кюиле только выпячивается неравномерно и в зависимости от сложности звука. По Эвальду на основной перепонке образуются при действии звуков стоячие волны, также думает и Валлер. В гипотезах второй группы придается большое значение покровной Кортиевой перепонке, имеющей нек-рое сходство с основной, а также и с отолитовыми мембранами (Kishi, Shambaugh, Prentiss И др.)-Третья группа приписывает главную роль игре давления в лабиринте, к-рое и регистрируется Кортиевым органом (Bonnier, Marage), преимущественно его клетками (Rutherford), причем анализ звуков может происходить не в периферическом органе, а в слуховых центрах. Исследование слуха (акуметрия) имеет целью определить остроту различных свойств слуховой способности. Под качественным исследованием понимается установка крайних пределов слышимых звуков по высоте и непрерывность восприятия их по всему протяжению доступного для исследуемого лица звукового объема («тоншкалы»). Количественными называются те приемы, к-рыми мы определяем степень чувствительности к звуку данной высоты. Оба метода взаимно связаны, т. к. при качественном исследовании нельзя обойтись без учета силы применяемого источника звука, а с другой стороны, усиливая произвольно пробные звуки, мы можем качественно же расширять звуковой объем (до известной степени). Приборы для измерения чувствительности к силе звука строятся по принципу звуковых молоточков Люце и Полицера, звукового маятника Стефанини. В акуметрах Полицера и Сте-фанини однородность силы достигается падением груза с определенной высоты; Люце использовал постоянство действия пружины, Цвардемакер — крутильное зеркальце, малые углы поворота которого в потоке проходящих звуковых волн пропорциональны энергии исследуемого звука. Современным универсальным прибором для обоих видов акуметрии является т.н. отоауди-он (рис. 2) (не нужно смешивать со схожими по названию приборами других систем или другого назначения) [аудиометр тонвариатор,аудифон (см.)]; в нем электрические колебания большой частоты в 2 системах колебательных контуров так комбинируются между собой, что в результате получается пульсирующий ток с любым числом колебаний в пределах объема человеческого слуха. Этот ток превращается в звук посредством телефона, громкоговорителя или же особого передатчика в виде штифта, специально предназначенного для исследования костной проводимости. Аппарат питается или аккумуляторными батареями или же от уличного тока; высота и сила звуков регулируется крайне просто—вращением особых стрелок по циферблатам. К отоаудиону придается усилитель, устроенный по типу катодного реле и придающий пробным звукам большую мощность (важно при исследовании очень, плохо слышащих). Громоздкость прибора искупается экономией во времени, а также тем, что здесь отсчет можно вести не только от сильного раздра- жения к слабому, но и, наоборот, от слабого к сильному, и этим обеспечивается более точная установка порога еле заметного ощущения. Нужно заметить однако, что само по себе это понятие растяжимо и на практике было бы вернее говорить о «пороговой зоне», к-рая даже у одного и того же исследуемого может охватывать широкую полосу в слуховом объеме. Невозможность определить резкий переход от полной неслышимости к едва заметному ощущению зависит от адаптации слухового аппарата к звуку, если высота или сила его по-

Рисунок 2. Отоаудион (модель фирмы «Аудион-Крафт» в С.-Блазиене): 1—основной катодный генератор звуков; 2— аккумуляторные батареи для него; 3—выпрямитель уличного тока для зарядки аккумуляторов; 4—катодный усилитель звуков; 5—его аккумуляторные батареи: 6 — громкоговоритель-динамик; 7—звучащий стержень для исследования костной проводимости; 8—микрофон и телефон для исследования тугослышащих речью.

степенно нарастают, или тем более—если убывают; адаптация в свою очередь зависит или от разложения особого звукочувствительного вещества (Лазарев) или от изменения возбудимости самих нервных окончаний. Если же силу или высоту изменять резкими скачками, то порог при этом нащупывается также лишь приблизительно (ошибка в сторону превышения его уровня над истинным). Порог определяется в абсолютных или относительных величинах. Первые имеют особое значение при разработке теоретических вопросов, архитектурной и технической акустики и физиологии слуха.. Вторыми очень часто пользуются в медицине, т. к. при диагностике болезней уха и определении работоспособности слухового органа важно сравнить здоровое и пат. состояние слухового органа. При обоих методах результаты графически изображаются в виде слуховых кривых или рельефов; в том и другом случае по оси абсцисс откладываются различные частоты звука, выбранные для исследования (напр. уровни высоты тона с желаемыми интервалами в 1 или х/а октавы и т. д.), а ординатами служат величины, указывающие на абсолютный или относительный порог ощущения. Масштаб берется при этом чаще всего логарифмический; слуховые пороги здорового уха или вычерчиваются в виде кривой соответственно абсолютным величинам, или указаниям акуметрического прибора, или же принимаются за 100% и располагаются все на одном горизонтальном уровне диаграммы. Пат. данные изображаются в первом случае также в виде кривой, а во втором— в виде «рельефа», б. или м. непохожего по форме на упомянутый 100%-ный рельеф здоровья. Более упрощенная схема включает определение- лишь двух или трех основных порогов (для наиболее характерных участков тоншкалы), напр. одного тона из басовой и одного из дискантовой зоны тоншкалы, и одного тона средней высоты для измерения костной проводимости. Определение басовой и дискантовой глухоты до известной степени аналогично определению зоны нижней и верхней границы тоншкалы (в пат. случаях имеется сближение этих зон). Все только-что сказанное является основной формой, от к-рой возможны различные отклонения и спецификации, в зависимости от цели исследования. Так, в практике ушного врача наиболее распространенным акуметрическим прибором до сих пор еще являются камертоны (см.) благодаря их крайней простоте, портативности, возможности легко регулировать силу звучания и постоянству этой силы; по чистоте тона они конкурируют с катодными генераторами (отоаудионом, тонвариатором). Другие образчики слухоизмерительных приборов — ор-

Рисунок 3. Упрощенный набор камертонов для исследования слуха (поВ.И.Вончеку) :1—безобертонный каме тон с числом колебаний около 100 в сек.; 2— большая лупа для непосредственного отсчета амплитуды при оптическом способе измерения слуховой остроты по Градениго-Стрейкену; 3—малая лупа с сильным увеличением (для малых амплитуд); 4—камертон с числом колебаний около 1 000 в сек.; 5—камертон с грузиками (дает около 250 колебаний в сек.)—удобен для ориентировки в костной проводимости; 6—перкуторный молоточек, приводящий в звучание камертоны; 7—заглуши-тель Барани для определения полной односторонней глухоты.

ранные трубки, Галътона свисток (см.), монохорд Стрейкена, гармоника Урбанчича, аку-метр Полицера, карманные часы. За неимением инструментария острота С. поддается измерению голосом исследующего (шопотом, разговорной речью, криком). При этом возможно не только количественное определение остроты С. (по наибольшему расстоянию), но и качественное—путем подбора известных слов (таблицы Воячека, таблицы Паутова). Упрощение записи результатов состоит в том, что данные отмечаются не графически, а просто заносятся на бланк т.н. «слухового паспорта», где в средней колонке помещены названия отдельных приемов исследования и формы, а налево и направо ©т нее—данные, соответствующие правому и левому уху. Для исследования костной проводимости пользуются или тем же отоаудионом (с к-рым соединяется особое приспособление—звуковой электромагнит Барани) или же камертонами (рис. 3) и монохордом Стрейкена. Количественное определение остроты слуха при костной проводимости обозначается обычно как опыт Шва-баха, сравнение этой проводимости с воздушной соответствует опыту Ринне; наконец определение лятерализации звука,т. е. восприятие его на одной какой-либо стороне, называется Вебера опытом (см.). Опытом Желле называется определение чувствительности слуха к переменам давления в наружном слуховом проходе (при костной или воздушной проводимости). При профотборе пользуются чаще всего исследованием речью, нередко еще и специальными методами применительно к той профессии, годность к к-рой желательно определить; так напр. при работах с радиоаппаратами наиболее характерно обследование звуками той высоты, на к-рой обычно производится сигнализация; для работающих со звукоулавливательными приборами особое значение имеет ототопика, т. е. способность верно угадывать место источника звука (ориентация по звуку); нарушение ее называется paracusis loci. Слух у животных. На низших ступенях развития слуховая функция настолько уподобляется другим видам механического и вибраторного чувства, что ее почти невозможно диференцировать от этих последних. Т. о. если говорится, что животные, имеющие отолитовый или статолитовый аппарат, «слышат», то это настолько же верно, насколько является и известной натяжкой—переносом термина, заимствованного из человеческой физиологии, на отдельные зоологические виды. Очевидно, что и у насекомых нек-рые органы могут быть с полным правом названы виброакустическими в том смысле, что они чувствительны к колебаниям окружающей среды (хордотональные и тимпанальные органы кузнечиков и др. жесткокрылых). Слух у рыб, не имеющих улитки, также в значительной степени должен основываться на способности отолитов реагировать на вибрации среды и следовательно только приблизительно соответствует акустической способности других позвоночных, напр. птиц, имеющих слуховой сосочек, и млекопитающих, с их уже вполне выраженным Кортиевым органом, иногда даже включенным в более сложно, чем у человека, извитую улитку. Что нек-рые птицы могут улавливать хоть приблизительно оттенки звуков человеческой речи, доказывается подражательной способностью попугаев и др. «говорящих» птиц. Объективно восприятие различных звуков животными может регистрироваться двояко: 1) по методу условных рефлексов, причем у собак обнаружен т. о. более высокий уровень верхней границы тоншкалы, доходящей до 35— 50 тысяч колебаний в секунду; посредством той же методики проф. И. П. Павлова можно было подтвердить ряд подробностей слуховой физиологии, напр. локализацию коркового слухового аппарата, зависимость ототопики от бинаурального слуха (перерезка мозолистого тела нарушала ориентировку) и резонаторную теорию Гельмгольца (ограниченное повреждение улитки сопровождалось потерей С. в определенных участках тоншкалы); 2) посредством токов действия—у кошек при отведении от слухового нерва акционных токов удавалось проследить связь этой функции нервов со звуковыми воздействиями, причем можно было снова превратить токи в нерве в звуки и т. о. как бы чувствовать непосредственно, что должна слышать кошка. При опытах с токами действия попутно получено много других данных, нередко парадоксальных, напр. о том, что барабанная перепонка является не проводником звуковых колебаний, а лишь регулятором внутрилабиринтного давления и т. д. Безусловные рефлексы на звук у животных часто бывают выражены заметнее, чем у человека (напр. настораживание ушей, повороты головы, сокращение мышц барабанной полости и т. д.). Под названием кохлеарных рефлексов обычно имеют в виду рефлекторные движения туловищных и лицевых мышц (вздрагивание, мига\ ние век—ауропальпебральный рефлекс), а также игру зрачков, которые являются реакцией на неожиданные и сильные звуки и которые пробовали применять в диагностике симуляции глухоты. Расстройства слуха зависят от заболеваний и повреждений различных отделов аппарата, особенно, если они касаются среднего уха или лабиринта (см. Глухота). При процессах на ушной раковине обычно С. сам по себе не страдает, но могут наблюдаться расстройства ототопики, т. е. ориентации по звуку; б-ни, связанные с закупоркой просвета, напр. слухового прохода, влекут нек-рое ослабление С. при воздушной проводимости, приблизительно равномерное для всех участков тоншкалы, и более отчетливое восприятие звуков на более пораженной стороне при костной проводимости. Тем же характеризуется расстройство С. при заболеваниях барабанной перепонки, барабанной полости и Евстахиевой трубы, хотя здесь степень его может быть сильнее. При лабиринтных процессах и процессах в слуховом нерве слуховая функция изменяется количественно в любой степени, доходя до полной глухоты, а качественно дает нередко извращение типичной формулы, т. е. чувствительность к звукам дискантовой зоны падает заметнее, чем к звукам басовой зоны; в восприятии тоншкалы наблюдаются перерывы и костная проводимость оказывается более отчетливой на менее пораженной стороне. Лабиринтное расстройство С. является неотъемлемым признаком глухонемоты (см.) и составной частью т. н. Гетчинсонов-ской триады при врожденном сифилисе. При расстройствах функции мышц барабанной полости и трубы иногда наблюдаются своеобразные симптомы, а именно, при параличе стременной мышцы—гиперакузия или оксиа-койя (повышенная слуховая чувствительность), при судороге тензора барабанной перепонки—■ субъективные ощущения (хлопанье или тиканье в ухе) и при зиянии Евстахиевой трубы—т. н. аутофония, т. е. повышенная чувствительность к собственному голосу. Лабиринтные заболевания также нередко сопровождаются извращенными ощущениями (дизакузиями) разного характера, в том числе диплакузией, когда один и тот же внешний звуковой раздражитель ощущается неодинаково по высоте или неодновременно в том и другом ухе; в первом случае имеем дисгармоническую диплакузию, во втором—эхообразную. Если один и тот же тон вызывает в ухе два различных ощущения, это называется paracusis duplicata. Способность некоторых б-ных, напр. отосклеротиков, лучше слышать при внешнем шуме, замеченная впервые еще в 17 в. Виллизием, называется по его имени paracusis Willisii. Резкое несоответствие в высоте ощущаемого звука, в частности в сторону его понижения, и замедленная реакция восприятия называются соответственно бари-и брадиакузиями. Эти последние симптомы по всей вероятности зависят не от периферических слуховых рецепторов,а от неправильного функционирования самих центров С, так же как и своеобразные субъективные симптомы—фони- змы—ощущение звуковых образов без внешнего звукового раздражителя (простейший вид слуховых галлюцинаций) и слуховые фотизмы, т. е. световые ощущения под влиянием внешнего звука; другие термины для обозначения подобных симптомов: психохроместезия, цветной слух, auditio colorata. Акузалгией (см.) обозначают симптом болезненного восприятия тонов и мелодий. Т.к. Кортиев орган связан проводящими путями и с правым и с левым полушариями,то корковая глухота возможна только в тех случаях, когда не функционируют оба слуховых центра; чаще всего это происходит на почве истерии или травматического невроза. Не исключена возможность глухоты при симметричном поражении центров в обеих половинах мозга или же при локализации процесса (кровоизлияние, опухоль) в мозговом стволе, где проводящие слуховые пути или подкорковые центры расположены относительно близко друг к другу. Для центральной глухоты характерна потеря способности к звуковому анализу и синтезу, напр. невозможность для б-ного разбираться в сложных звуковых образах, при удовлетворительном ощущении пробных тонов (наблюдалось при сыпном тифе В. Ф. Ундрицем), потеря слуховой памяти, музыкального слуха, резкое несоответствие между воздушной и костной проводимостью—Ваннера симптом (см.). Расстройства слуха бывают часто связаны с субъективным симптомом—ушными шумами, причем они не находятся в строгом соответствии, и иногда бывает так, что шум или звон в ушах б-ного продолжает существовать несмотря на наступившую, полную глухоту, а с другой стороны, шумы могут ощущаться'людьми, имеющими вполне хороший слух (шумы при вазомоторной лябильности, при неврастении, климактерии и т. д.). В смысле диференцйальной диагностики считают, что высокие шумы характерны для б-ней внутреннего уха, а шумы низкого тембра— для среднего уха. Особыми видами расстройства слуха можно считать пресбиакузию, т. е. появление симптомов старческого слуха (см. Внутреннее ухо, патология) в относительно раннем возрасте, без предшествовавшего определенного заболевания внутреннего уха или слухового нерва. Аналогично этому иногда наблюдается также запоздалое развитие слуха у ребенка, причем за норму принимают, что грудной младенец начинает явственно реагировать на звуки не позже чем на втором-третьем месяце жизни. Профессиональным называется расстройство С, получающееся в результате очень продолжительного воздействия на слуховой орган связанных с производством шумов или хотя бы и однократного, но очень сильного воздействия звуковой волны. Такие расстройства наблюдаются чаще всего в т. н. шумовых цехах различных заводов, в особенности у котельщиков, далее в мастерских, где выверяются аэроплан-ные моторы, у текстильщиков, железнодорожных служащих, артиллеристов и т. д. (Профилактику см. Защитные приспособления на производстве). Об ослаблении С. при отдельных клин, формах см. Отит, Лабиринтиты и Отосклероз. Борьба с расстройством С. совпадает с предупредительными и леч. мерами против соответственных б-ней. При стойких формах ослабления С. применяются аппараты для тугоухих, перевоспитание слуха и др. приемы (см. Глухота).                                                    В. Воячек. Развитие слуха слуховыми упражнениями имеет целью возбудить деятельность слухового органа, бездействующего вследствие или врожденного недоразвития или болезненного процесса. Для слуховых упражнений, играющих лечебную роль, применялись разнообразные по устройству приборы, отразившие на себе последовательность развития акустической техники. Особенно популярны были в свое время гармоника Урбанчича, набор камертонов с резонаторами, кинезифон Мориса и др. Наряду со специальными приборами применялись и сейчас не потеряли своего значения упражнения человеческой речью. Современная аппаратура, используя новейшие достижения радиотехники, построена на иных принципах и обладает качествами, недоступными многим прежним приборам. Метод лечения тугоухости слуховыми упражнениями в СССР получил широкую известность благодаря работе в этом направлений Ленинградского научно-практического ин-та по болезням уха. носа, горла и речи, где проф. Н. В. Белоголовов создал свою школу. Общими для всех приборов, применяемых в слуховых упражнениях, являются следующие требования: 1) прибор должен давать определенного тона простой или сложный звук или работать с определенным диапазоном тонов, 2) сила звука, создаваемого прибором, должна изменяться в широких пределах. Согласно этим требованиям каждый прибор состоит из след. главных частей: 1) генератора, являющегося источником звука, 2) деградато-ра—регулятора громкости звука и связанного с последним, 3) приемника, непосредственно подводящего звук к уху пациента. В наст, время вошел в практику ряд электрических приборов, для к-рых и приводятся основные технические и эксплоатационные данные. Кенотрон — прибор для упражнений низкими тонами в 50 и 100 герц (периодов в сек.). По схеме кенотрон представляет собой преобразователь частоты переменного тока, осуществленный при помощи двуханодной выпрямительной лампы. Питание производится от осветительной сети переменного тока напряжением 120 вольт и частотой 50 герц. Выход кенотрона снабжен регулятором громкости, дающим возможность изменять силу звука в присоединенных к нему телефонах. Кенотрон рассчитан на нагрузку в 10—20 высокоомных двуухих телефонов, соединяемых параллельно.—А к-т и в а т о р предназначается для слуховых упражнений тонами речевого диапазона частот. Существуют две разновидности активатора: электромагнитный и ламповый. Первый построен по принципу электромагнитного прерывателя (зуммера) и рассчитан на узкий диапазон частот. Обычный телефонный зуммер дает частоту порядка 200—400 герц. При сочетании в одном аппарате нескольких зуммеров получается более широкий диапазон частот. Так, кинезифон Мориса, построенный по этому принципу, имеет диапазон от 80 до 3 500 герц. Ламповый активатор строится по принципу генератора основных колебаний с фиксированными частотами. В приборе, выпускаемом Ленинградским научно-практическим ин-том, выбраны частоты: 128, 256, 512, 1 024 и 2 048 герц. Питание лампового активатора производится целиком от осветительной сети. Активатор дает плавно регулируемую мощность, достаточную для очень громкой работы 20—30 телефонов. В случае необходимости активатор может быть \ использован и для испытания слуха.—Тон-вариатор (см.) служит для слуховых упражнений во всем диапазоне звуковых частот 16—10 000 герц. Усилитель речи предназначается для упражнения С. разговорной речью и музыкой. Усилитель является важнейшим прибором, т. к. упражнения речью играют решающую роль в развитии С. От усилителя требуется безукоризненная, без искажений, передача речи и музыки. Усилитель в основном рассчитывается на работу от микрофона. От микрофона в сильной степени зависит качество передачи. Наиболее подходящим по простоте обслуживания и достаточному качеству является т. н. мраморный микрофон. Особого внимания заслуживает применение усилителя к граммофонным записям, которое производится через адаптер—специальный прибор, служащий для электрического воспроизведения звука, записанного на граммофонной пластинке. Применение передачи граммофонной записи для упражнения слуха имеет широкие возможности, т. к. используются обычные пластинки, специально наговоренные, и т. н. тонпластинки с записанными отдельными чистыми тонами или диапазоном тонов. Достаточная мощность усилителя на 10—20 телефонов. Питание усилителя возможно осуществлять от аккумуляторных батарей и осветительной сети (при помощи выпрямителя). Оборудование установки для упражнения С., носящей название сурдо-тера-певтической станции, включает перечисленные приборы и ряд вспомогательных приспособлений, служащих для облегчения управления приборами и кабинетами для приема процедур. Прием процедур пациентами производится на телефонах с индивидуальными деградаторами. При их помощи пациент самостоятельно подбирает по слуху необходимую силу звука. Деградаторы строятся двух типов: с одной регулировкой сразу на оба уха и с двумя на каждое УХО отдельно.          Л. Кудрявцев. Лит.: Беликов П., Речь и слух, М.—Л., 19 27; Богданов-Березовский М., Вспомогательные средства слуха, СПБ, 1913; ВоячекВ., Практические способы исслелованиялабиринтной функции, Вестн. ушн., нос. игорл.б-ней, 1915,июнь—-июль; Оздоровление труда и революция быта, Труды Ин-та по изуч. проф. б-ней им. В. Обуха, вып. 18—Профессиональная патология органа слуха и верхних дыхательных путей, под ред. Н. ГПней-i дера, М., 19 27; Ржевский С„ Слухи речь в свете современных физиологических исследований, М.—Л., 1928; Сборник работ по профессиональной патологии органа слуха, под ред. Н. Шнейдера, М., 1929; ТрудыЛе-нинградского научно-практ. ин-та по б-ням уха, носа, горла и речи, Л., с 1933; Хилов К., Об элементах абсолютного слуха, Журн. ушн., нос.и горл, б-ней, 1924, № 9—10; Handbuch der Hals-N^sen-Ohren-Heilkunde, hrsg. v. A. Denker u. O. Kahler, B. VІ—VІII, В.—Miin-chen, 1926—27.

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • СЛУХОВОЙ НЕРВ, см. Acusticus nervus.
  • СЛУХОВЫЕ ПУТИ, ЦЕНТРЫ. Слуховые пути состоят из нескольких невронов. Первый неврон—п. cochlearis (наружный корешок п. acustici)—как всякий чувствующий нерв берет начало в периферическом ганглии—ganglion spirale, s. Cortii, расположенном в улитке лабиринта. ...
  • СЛЮННЫЕ ЖЕЛЕЗЫ. Полость рта является первым этапом в пищеварительном тракте, где пища подвергается переработке. Измельченная зубами она перемешивается здесь с помощью языка со слюной и приобретает свойство легко проглатываемого пищевого ...
  • СЛЮНООТДЕЛЕНИЕ. Благодаря непрерывной деятельности мелких слюнных желез, заложенных в слизистой оболочке полости рта,. последняя остается всегда влажной. В этом постоянном снабжении слюной крупные железы не принимают участия; деятельность их обнаруживается ...
  • СЛЮНОТЕЧЕНИЕ, синонимы: salivatio (от лат. saliva—слюна), siaiosis, sialorrhoea (от греч. sialon—слюна и rheo—теку) polysialia, ptyali-smus, патологически повышенное выделение слюны, симптом многих, очень различных по своему характеру, локализации и происхождению болезненных ...