Большая Медицинская Энциклопедия

Утилизация


УТИЛИЗАЦИЯ, использование отбросов и отходов для различных целей в промышленности, в сельском хозяйстве и животноводстве. У. играет большую роль как один из способов борьбы с потерями на производстве. В условиях народного хозяйства СССР утилизация имеет важное значение как один из источников мобилизации внутренних ресурсов. Способы У. чрезвычайно разнообразны, как разнообразны виды отбросов. Различают следующие виды У.: 1) утилизация отходов промышленности и сельского хозяйства; 2) У. твердых городских отбросов (мусора) путем выделения из них тех частей, к-рые могут быть использованы в промышленности в качестве сырья; 3) У. фекалий и других животных отбросов в сельском хозяйстве в качестве удобрения и биотоплива; 4) У. кухонных отходов и пищевых остатков в животноводстве и птицеводстве в качестве корма для скота и птиц; 5) У. трупов животных и пищевых конфискатов путем переработки их на утильзаводах. У. заслуживает особого внимания в сан. отношении, т. к. имеет дело с отбросами, к-рые представляют опасность в сан. и эпидемическом отношениях (см. Отбросы, Мусор). Вместе с тем обработка отбросов в процессе их У. связана с целым рядом вредностей сан. порядка: выделение зловонных газов, образование сильно загрязненных и зараженных сточных вод и т. д. Поэтому при У. необходимо соблюдение самых строгих сан. условий, регулируемых специальными обязательными постановлениями, и за всеми стадиями ее должен вестись самый тщательный сан. надзор. В случае невозможности по техническим или экономическим причинам выполнения этих требований У. не должна допускаться и отбросы должны подвергаться уничтожению. Во время эпидемий У. нек-рых видов отбросов может быть временно прекращена по требованию сан. инспекции. У.отходов промышленности и сельского хозяйства имеет целью или уменьшение потерь производства путем наиболее полного использования сырья или использование отходов в качестве сырья для подсобных производств и в других отраслях промышленности. Первый вид У. осуществляется путем наиболее полного использования всех веществ, применяемых в производстве, выделения полезных частей из сточных вод, отходящих газов, улавливания пыли, содержащей частицы ценных веществ. Сюда же можно отнести регенерацию смазочных масел путем их очистки, обтирочного материала и пр. Второй вид осуществляется или путем использования отходов одного производства в другом в качестве сырья (напр. использование отходов текстильного производства или т. н. концов— старого обтирочного материала—для производства бумаги) или путем организации утильцехов на самом производстве (напр. организация производства предметов ширпотреба из металлических отходов тяжелой промышленности, производство игрушек из отходов деревообделочных фабрик и т. п.). Организация сбора отходов сельского хозяйства—костей, рогов, шерсти, щетины, тряпья, птичьего помета (гуано)—может осуществляться или путем сбора отходов в колхозах и совхозах через специальных сборщиков, доставки их на сборные пункты и отправки для У. в соответствующие производства или путем организации самих производств непосредственно в совхозах и колхозах. Последнее является наиболее желательным, т.к. при этом устраняется транспортировка отходов, а У. их становится дополнительным источником повышения доходности сельского хозяйства и дает возможность наиболее полного охвата отходов благодаря хозяйственной заинтересованности колхоза и совхоза. Однако соблюдение надлежащих сан. условий при У. трудно достижимо в мелких предприятиях, поэтому У. должна осуществляться в первую очередь в наиболее крупных хозяйствах. У. городских твердых отбросов обычно заключается в выделении из мусора костей, бумаги, металла, текстиля, бутылоку пробок, веревок, резины, кожи. Количество утильсырья в мусоре резко колеблется в зависимости от состава городских отбросов "и способа сбора его. При тщательном механическом анализе мусора в лаборатории количество предметов, входящих в ассортимент утильсырья, нередко доходит до 20% по весу от всей массы, между тем при сборе на свалках мусорщиками это количество редко поднимается выше 1,5— 2%. Это объясняется тем, что не все предметы, находящиеся на свалках, идут на утилизацию, т. к. значительная часть их уже обесценивается при лежании в мусорном ящике и затем на. с. и. э. т. хххш. свалке.—Способ сбора утиля на свалках и из мусорных ящиков тряпичниками, до сих пор еще не изжитый окончательно, является недопустимым по сан. соображениям и должен быть заменен более совершенными. Единственно допустимыми способами сбора утиля следует признать сбор его на месте образования (в квартирах и учреждениях) или разборку мусора на специальных механизированных установках, куда мусор свозится с целого района города и где происходит выборка ценного утиля до сжигания мусора или уничтожения его другим методом. Первый способ, т. н. подомовая сборка утиля, осуществляется путем установки в домах и учреждениях не менее двух посуд для сбора отбросов. В одну из них складывается утиль, в другую остальной мусор. Подомовая сборка дает утиль, не загрязненный гниющими отбросами, рабочим не приходится копаться в зловонной массе мусора, кроме тото при этом наиболее полно охватывается т. н. бытовой утиль, к-рый обычно в мусорный ящик не попадает: старая одежда, макулатура, бутылки и пр. Для того чтобы избежать необходимости иметь две организации, занимающиеся сбором и удалением отбросов, и придать всей системе наибольшую регулярность, подомовая сборка утиля должна осуществляться одновременно с организацией коммунальной очистки города силами коммунального хозяйства. Для успешности сбора желательно заинтересовать домоуправления, комендантов и домашних хозяек хотя бы небольшой платой за собранный утиль. Количество утиля при подомовой сборке составляет 5—6% всей массы мусора. Разборка мусора на центральных станциях допустима только при условии их механизации и надлежащем сантехническом оборудовании (вентиляция, души для рабочих и пр.). Наиболее часто встречающаяся схема мусо-роутилизационных станций или заводов такова: сначала отсеивается из мусора мелочь при помощи сит с диаметром отверстий не более 20 мм. Мелочь идет на удобрение или как строительный материал вместе со шлаком мусоросжигательной печи. После отсеивания мусор поступает на конвейер, двигаясь по к-рому, он подвергается разборке частично вручную и частично при помощи механизмов: так напр. выборка бумаги происходит при помощи сильного эксгаустера, выделение металла—электромагнитом. Остаток мусора поступает или в печь или идет в сельское хозяйство. В нек-рых городах имеются более сложные установки, местами ударение делается на использовании мусора как удобрения (Вистер в Голландии, станции в Берлине, Пухгейме), или же отбросы подвергаются сложной обработке для получения промышленного сырья или топлива (система Sutom, станция в Манчестере, Париже, Кельне). На этих станциях не только отбираются ценные предметы-^-утиль, но и органические остатки сортируются, прессуются, обрабатываются на специальных аппаратах для получения т. н. мусорного волокна (идет на подстилку скоту, для производства картона, толя и т. д.). При этом производство становится настолько сложным, что, принимая во внимание также и наличие необходимых дополнительных цехов—мойки тряпок, бутылок и т. п., следует такие установки называть уже мусоро-утилизационными заводами. В СССР проектируется устройство таких заводов в крупных городах.—Из более редких способов обработки мусора можно упомянуть способ извлечения жира из отбросов путем обработки их паром в специальных аппаратах совместно с веществами, извлекающими жир, или путем прессования. Способ этот, одно время применявшийся в США, в наст, время оставлен, так как оказался нерентабельным и очень антисанитарным. Количество ценных предметов, получающихся на мусороутилизационных станциях или заводах, очень сильно варьирует в зависимости не только от состава мусора, но и от применяемых методов. На опытной установке, устроенной в г. Москве при мусоросжигательной станции в 1929/30 г., на к-рой мусор подвергался отсеиванию во вращающемся барабане и разборке вручную при прохождении его на конвейере, количество отсева было около 50%, а утиля не свыше 5% по весу от всей массы мусора. Использование мусора в сельском хозяйстве может иметь место или для удобрения полей (норма внесения для средней полосы Союза 100—200 m на 1 га) или в качестве биотоплива в парниках и теплицах (норма 2 мя мусора на 1 раму или на 1 м2 площади теплицы). Иногда производится переработка мусора на удобрение в специальных камерах способом Беккари (см. Мусор). Обработка мусора в камерах и использование его в парниках и теплицах являются наиболее безупречными в сан. отношении, т. к. высокая t° способствует гибели -патогенных микробов, причем соприкосновение мусора с овощами почти не имеет места (мусор в парниках перекрывается навозом и' землей) (рис. 1). Кроме того при закладке мусора в

Рисунок 1. Разрез парника с мусором.

парниках осенью и весной перегной идет на удобрение, т. е. используются не только физические (биотопливо), но и хим. свойства мусора. Парниковый и камерный способ У. мусора должен найти в СССР самое широкое распространение, как удачно сочетающий задачи санитарные с У. Широко применяется в наст, время сбор пищевых отбросов (отходов кухни и стола) для скармливания скоту, гл. обр. свиньям. Обязательным является организация сбора этих отходов во всех местах общественного питания. Количество отходов общественного питания зависит от качества и способа изготовления пищи и колеблется от 150 до 200 г на 1 обед. При индивидуальном питании оно выражается примерно в 250 г на 1 человека в день. В б-цах, санаториях и т. п. количество отходов еще больше: от 300 до 500 г на койко-день. По питательному значению 3 кг пищевых отходов равняются 1 кг овса (1 кормовой единице). Примерна | на 1 свинью в день идет около 10 кг отходов. Для сбора отходов в местах общественного питания устанавливаются металлические, герметически закрываемые баки, для чего должно быть выделено специальное помещение. Баки удаляются по системе сменной посуды. На свиноферме отбросы или варятся или идут в пищу свиньям в сыром виде. Наиболее полно из всех видов отбросов утилизируются трупы павших животных и пищевые конфискаты, обработка которых происходит на установках заводского типа. Устройство их является совершенно обязательным при бойнях. В современных бойнях как составной части мясокомбинатов имеют место следующие виды У.: 1) утилизация условно годного мяса путем засолки, копчения или стерилизации паром в специальных аппаратах (Геннике); 2) У. крови: получение гемоглобина как лечебного средства, для осветления вина, сиропов, приготовления сушеной крови, употребляющейся как кормовое средство, изготовление из альбумина кровяной сыворотки красок, клея, химикалий, употребляющихся в хим. производствах; 3) У. каныги: получение топлива брикетированием и удобрения компостированием в ямах с навозом, кровью и т. п.; 4) У. внутренностей и отдельных частей животных: рубца, сетки, летошки, сычуга, голья (голова, ноги, сердце, почки, легкие, печень, гортань, трахея); используются как пищевой продукт, кормовое средство и перерабатываются в удобрительные туки; 5)  У. сала: переработка сала-сырца на технические цели путем варки в котлах (салотопки) или обработки паром, производство маргарина; 6)  У. костей для получения клея; 7) У. рогов, копыт, щетины, волоса, кожи для получения клея, туков, в производстве роговых изделий, щеток и в кожевенном производстве; 8) У. эндокринных и секреторных желез для получения мед. препаратов; 9) У. трупов животных на специальных заводах с довольно сложной аппаратурой (система Де-ля-Круа, Поде-виль, Геннике, Гартмана и др.). Основной процесс заключается в термической обработке трупов паром под большим давлением. Совершенные аппараты (например Гартмана) дают возможность обработать труп при t° в 150° и давлении 5 атмосфер. Высокая t° и давление в утилизационных аппаратах дают полную гарантию в смысле обезвреживания трупа, в том числе и животного, павшего от сибирской язвы, что позволяет рассматривать утилизационные заводы как установки сан. порядка. В отличие от обыкновенных салотопок, в к-рых выварка трупа происходит в открытых котлах при t°

Рисунок 2. Утилизационный завод московских городских боен.

не свыше 100°, на утилизационные заводы в обязательном порядке должны направляться все трупы, в первую очередь заразные, что даст возможность уничтожить скотомогильники. Устройство утильзавода обязательно при всякой благоустроенной бойне {рис. 2). В средних и небольших городах должны устраиваться утильзаводы, к-рые могли бы обслужить не только данный населенный пункт, но и район. Утильзавод даже самого совершенного устройства должен рассматриваться как вредное производство и располагаться вне границ населенного места (2 км от жилья). Входя в состав мясокомбината, утильзавод должен устраиваться на изолированном участке и иметь самостоятельные подъездные пути. Лит.: Афанасьев Л., Вопросы развития сельского хозяйства пригородной зоны, Большевик, 1932, 19; Ашбрух Ф. и Вильсон А., Скармливание отбросов свиньям, М., 1930; Бейнарт А., Утилизационный завод Московских городских боен, М., без года; Бруттини А., Утилизация отбросов и отходов, М.— Л., 1931; Виноградов Н., Куда девать отбросы в совхозах и колхозах, М.—Л., 1933; Грузиков Г., Городские отбросы и нечистоты, как удобрение, М., 1931; Гусев с, Использование отходов промышленности и сельского хозяйства для удобрений, М.—Л., 1932; Гюн-т ер Г., Борьба с потерями, М., 1930; Д ему ров М., Корма для свиней, Ж.—Л., 1931; Инструкция по содержанию, откорму свиней и формированию маточного стада, М., 1930; Козырев Ф., Животные отходы и отбросы, М.—Л., 1931; Картель Г., Утилизация отбросов мясной промышленности, М.—Л., 1931; Никитин А., Мусороутилизациониые заводы, М., 1934; Никол и н Я., Уничтожение, обезвреживание и утилизация отбросов скотобоен, Томск, 1910; О р л о в А., Современные методы обработки, утилизации и удаления осадков сточных вод, М.—Л., 1931; Савостянов П., Поля орошения и биологические станции, как база для создания огородов и молочных ферм, М., 1931; Семенов В. и Ш в е р М., Борьба с потерями в общественном питании, М.—Л., 1931; Справочник по утильсырью, М.—Л., 1931 (официальное издание); ХаевМ. и Шере-метьевскцйП., Парниковое овощеводство, М., 193 3; Швецов К., Фекальные массы, как удобрение, М., 1929. См. такще лит. к ст. Мусор и_Отбросы.В. Горбов. ~УТ0МЛ ЕНИ Е,~йз1лёне11ие"сост6яни'я™организ-ма, наступающее в результате работы и выражающееся в изменении реакции организма на рабочую нагрузку, следствием чего является снижение работоспособности. Было бы однако совершенно неверно делать отсюда вывод, что утомление и есть пониженная работоспособность. Последняя может снижаться не только под влиянием утомления, но и ряда других факторов, ничего общего с У., а иногда даже и с работой, не имеющих, как напр. отношение работающего к своей работе, б-нь и т. п. С другой- стороны, возможно сохранение при нек-рых обстоятельствах нормальной работоспособности при наличии подчас довольно высоких степеней утомления. Помимо того и по природе своей У. и работоспособность отличны: первое характеризует состояние организма, в то время как вторая характеризует деятельность человека. Наряду с У. различают еще усталость как субъективное ощущение У. Между У. и усталостью однако не всегда наблюдается параллелизм. Часты случаи, когда усталость не ощущается, несмотря на несомненное наличие У. и, наоборот, нередко бывает, что ощущается усталость, хотя ей не предшествовала никакая работа. Это обстоятельство имеет существенное значение при рассмотрении вопроса о сути У. Картина У., к-рую наблюдают при разных работах, чрезвычайно разнообразна в соответствии с различным характером деятельности организма при этих работах. В практической жизни сталкиваются с У. в основном как с У. промышленным, вернее производственным, или с утомлением при спорте. Картина, к-рую они дают, различна. Повиди-мому и природа их также несколько различна, в первую очередь в смысле значения в общей картине У. местных процессов. Различие между ними характеризуется также и тем, что для •15 УТОМЛЕНИЕ                                                                                          4бв 1 10 1 00 0 90 0.80 «.60 0.40 O.S0 0.20 0.10 0.00 ) 1 1 1 1 г i б 5 Т спорта чрезвычайно большое значение имеет проблема выносливости, т. е. обеспечение максимальной эффективности организма, хотя бы й ценой величайшего напряжения всех его функций. В условиях производственных такая задача не стоит, и те изменения в организме, к-рые вызываются работой, лишь в относительной мере могут итти в сравнение с изменениями функций при спорте.—Промышленное У. гмо-жет быть частично охарактеризовано кривой работоспособности. Если 'регистрировать производительность по часам работы, то оказывается, что она распределяется в соответствии со след. кривой (см. рисунок). На ходе этой кривой сказывается не только утомление, дающее снижение кривой в конце первой половины дня и к концу всего дня, но и такие факторы, как упражняе-мость, обусловливающая то, что максимум производительности достигается не с самого начала рабочего дня, а лишь постепенно. Аналогичную картину дает кривая производи-Кривая производительности тельности труда по труда по насам^работы. (По дшш над|н£* 0бе кривые часто характеризуются подъемом к концу, конечным порывом, который вызван ожиданием конца работы и свидетельствует об исключительном значении псих, фактора как определяющего работоспособность. Ход развития промышленного У. может быть охарактеризован и кривой распределения несчастных случаев по часам работы. Высота производительности труда определяется не только развитием утомления, но и упражняемостыо. Значение психики, в частности эмоций, в развитии усталости общеизвестно. Кто не знает, что маршировать под музыку легче, что во-время сказанное ободряющее слово облегчает работу, что мать может продежурить у больного ребенка несколько суток, не чувствуя усталости, и т. п. Наряду со снижающим У. действием эмоций отмечается и обратное их влияние, напр. сильнейшее У., часто сопровождающее чувство страха. Кроме влияния эмоций известны также случаи влияния на чувство усталости, а повиди-мому и на У., и процессов, протекающих в сфере сознания. Примеры этому можно найти в практике нашего строительства, где стимулирующим фактором является сознание взятого на себя обязательства. К числу наиболее интересных особенностей картины У. следует отнести резкое различие между У. при статической и динамической работе. Известно, что, несмотря на ничтожную по сравнению с динамической работой затрату энергии и часто неуловимые изменения в интенсивности газообмена, в электрических свойствах нервов и мышц и т. д., статическая работа является настолько утомительной, что например держать руку вытянутой в горизонтальном положении больше 3—4 минут оказывается почти невозможным. Многие авторы (Lindhard и др.) пытались объяснить быстро наступающее У. при статической работе тем, что при ней затрудняется отток крови из находящейся в статическом напряжении части тела, вследствие чего ухудшается снабжение ее кислородом и удаление вредных продуктов обмена. Пытались дело объяснить также натяжением сухожилий, надкостницы и т. д. Однако больные кататоники, люди, находящиеся в состоянии гипнотической каталепсии, без всякого У. могут проделывать такую же статическую работу в течение часа и дольше, не испытывая при этом никакого У. Естественно, что здесь должно быть найдено другое объяснение. Интересная особенность У. была обнаружена рядом авторов (Моссо, Ульман и др.): после того как при работе на эргометре достигалось полное У. и прекращение работы, оказывалось возможным электрическим раздражением 'двигательного нерва восстановить работоспособность мышц; после достижения У. от электрического раздражения способность мышцы к сокращению оказывалась восстановленной в порядке произвольной центральной иннервации. Эти опыты несомненно проливают свет на природу У.,т. к. они исключают обоснованность представления о локализации У. в мышцах или нервах. Говоря об У., мы естественно не можем отвлечься от тех изменений, к-рые имеют место в организме при работе. То обстоятельство, что по мере увеличения тяжести работы усиливается и У., заставляло с особой пристальностью изучать эти изменения и в них искать разгадку У. Немудрено, что такого рода исследованиям посвящено колоссальное количество работ. Мы здесь дадим весьма краткий очерк этих изменений. Со стороны сердечно-сосудистой системы отмечается усиление кровоснабжения работающих мышц до 6—9 раз. Это обеспечивается усилением работы сердца, выражающимся в увеличении объема систолы и учащении пульса. При этом у тренированных лиц преимущественно изменяется объем систолы, у нетренированных—частота сокращений. Частота пульса при тяжелой мышечной работе может возрасти в 21/а—3 раза. В отдельных случаях наблюдаются аритмии. Кровяное дав-[ ление (максимальное) во время работы воз* растает, а минимальное падает, так что пульсовое давление возрастает. При этом, чем тяжелее работа и чем меньше в ней тренирован работающий, тем больше возрастает максимальное давление. Продолжительность произвольной задержки дыхания уменьшается. Дыхание при тяжелой работе становится чаще и поверхностней. Частота дыхания достигает 35 и больше. Появляется одышка. Объем вентиляции может возрастать, достигая 60—70 л в минуту. При этом процент использования кислорода повышается. В соответствии с ростом тяжести физ. нагрузки, даваемой данной работой, возрастает и потребление кислорода организмом, его энергетический обмен. Однако потребление кислорода возрастает не только во время работы, но и в восстановительном после работы периоде потребление кислорода остается еще нек-рое время увеличенным в соответствии с величиной «кислородной задолженности». В изучении интенсивности газообмена во время работы и особенностей восстановительного периода пытались найти критерий для оценки У. Попытки эти однако не дали желательного результата, т. к. были основаны на неправильной концепции, что тя- 45S жесть и утомительность работы определяются характеризующими ее энергетическими тратами. Со стороны красной крови и НЬ при работе особых изменений не отмечается. В отношении лейкоцитов отмечаются значительные изменения, выражающиеся в нек-ром лейкоцитозе и значительном изменении морфол. картины. Наблюдаются при работе т.п. миогенные сдвиги, сводящиеся к относительной, а иногда и абсолютной лимфопении и эозинопении при значительном сдвиге влево в группе нейтрофиль-ной. Попытки связать различные типы изменения морфол. картины белой крови с различными .степенями утомления оказались однако недостаточно обоснованными. Резервная щелочность крови при тяжелой работе заметно падает вследствие вытеснения С02 из крови и связывания щелочных ионов молочной к-той. Концентрация в крови молочной к-ты, играющей существенную роль в химизме мышечной деятельности, возрастает во время работы. В последнее время однако имеются данные о ее уменьшении во время работы. Точно так же р концентрация сахара в крови .оказывается величиной весьма изменчивой и не может быть связана с определенной степенью тяжести работы, обнаруживая во время работы как значительное повышение, так и резкое снижение. При тяжелой, утомительной работе, как' например при напряженных видах спорта, часто появляется белок в моче, гиалиновые и даже зернистые цилиндры. При тяжелой работе на фоне пониженного питания в моче обнаруживается ацетон. Относительно мышц известно, что в условиях сохраненного кровообращения они не обнаруживают существенных изменений при утомлении. То же можно сказать и о нервных проводниках. Они, как и мышцы, практически неутомимы. Нервные же центры значительно изменяются при утомлении. Бри сильных степенях его в них обнаруживаются даже морфологические изменения как в протоплазме, так и в клеточных ядрах. Однако почти все описанные выше изменения в различных органах, за исключением разве нервных центров, довольно быстро ликвидируются после прекращения работы, в то время как У. сохраняется значительно дольше. Это расхождение заставляет с чрезвычайной осторожностью относиться к оценке изменений функций различных органов как признаков У. Относительно сущности У. в физиологии накопилось значительное количество разнообразных теорий. Наиболее старая и наиболее элементарная из них теория Шиффа, объясняющая У. истощением органа и исчезновением вещества, являющегося источником энергии, в частности гликогена. Несомненно эта теория навеяна опытами с изолированной мышцей. К тому же и весь феномен утомления она связывает с отдельными органами. Она стоит однако в противоречии с фактами, свидетельствующими, что даже при Ум приводящем к смерти животного, в тканях его обнаруживаются вполне достаточные количества гликогена. То же касается и изолированной мышцы. Если утомленную мышцу промыть физиол. раствором, то она снова приобретает способность к сокращению. Что же касается целого организма, то эта теория игнорирует то обстоятельство, что процессы диссимиляции, являющиеся источником энергии при работе, неразрывно связаны с процессами ассимиля- ции. По существу эта теория является априористической, поскольку она совершенно не подкрепляется фактическими данными. Несмотря на то, что она никак не объясняет изложенных выше особенностей У., теория эта до последнего времени еще имеет своих сторонников. Вторая теория сводит У. к задушению органов вследствие недостатка кислорода. То обстоятельство, что при работе кровоснабжение мышцы увеличивается в 5—6 раз, делает сомнительной возможность такого механизма возникновения У., поскольку значительно возрастает приток кислорода к тканям, чему благоприятствует и возрастание частоты пульса и систолического объема. Эта теория задушения примыкает к Пфлюгеровской теории засорения. Эта теория согласуется с фактом, что для ряда процессов, в частности ферментативных, известно, что накопление продуктов реакции тормозит дальнейшее течение процесса. Правда, в условиях сохраненного кровообращения это обстоятельство имеет более ограниченное значение. При условии усиления кровообращения в работающей мышце трудно говорить о том, чтобы в этой мышце задерживались продукты обмена в большей степени, чем в других участках тела. Скорее можно было бы говорить не о засорении мышц продуктами обмена, а об изменении физ.-хим. состояния мыши. Мы не можем принять в наст, время теорию Пфлюгера, хотя и должны признать возможность привлечения выдвинутых ею положений для объяснения нек-рых явлений при У. Нельзя однако никак согласиться с развитыми на основе этой теории представлениями о связи У. со специальными «веществами утомления». У. связывается с накоплением различных веществ. Особенное внимание в этом отношении было обращено на молочную и фосфорную кислоты как продукты межуточного обмена мышцы. Этого рода теории, приписывая причину У. тем или иным веществам, неправильно освещают физиол. роль этих веществ. Они кроме того приводят к необходимости или признать, что всякое проявление жизнедеятельности организма сопровождается У. или оторвать, наоборот, У. в его существе от процессов, лежащих в основе жизнедеятельности различных органов и систем организма. И то и другое неверно. В последнем направлении особенно крайнюю позицию занимает токсин-ная теория Вейхардта. Он приписывал У. специальному токсину У.—кенотоксину, веществу, не играющему никакой роли в химизме нормальной мышечной деятельности. Эта теория неверна с фактической и с принципиальной стороны, поскольку она рассматривает У. как нечто независимое от физиологических изменений в организме в процессе работы. Ряд авторов, как Моссо, Лагранж, Ньюмен, связывает У. с изменениями в центральной нервной системе. Для всех перечисленных теорий кроме Вейхардтовской характерно, что они рассматривают У. как изолированный процесс в мышцах, в мозгу или в других органах, а не как изменение в целом организме. В этом их основной принципиальный недостаток. Рассматривая изменения в органах изолированно от изменений в организме, эти теории не в состоянии правильно разъяснить сущность У. Теория Левицкого рассматривает У. как общий процесс в организме, как биол. сигнализацию об опасности дезорганизации функций работающего органа на почве дефицита специ- фических источников энергии. У. для него— общее чувство такого же типа, как и чувство голода. Анат. базой для этого чувства является вегетативная система и подкорковые центры. Автономная нервная система обладает, по Левицкому, своим собственным спонтанным ритмом, связанным с ритмами тонких молекулярных процессов. Эти ритмы независимы от деятельности сознательно-волевой сферы. Ритмы вегетативной системы предопределяют ритм нашей деятельности. Если мы зададим организму иные темпы деятельности, то произойдет столкновение между сознанием и его ритмами и ритмами автономной системы, коллизия, приводящая к дезорганизации рабочей функции. Автономная система сигнализирует об опасности этой дезорганизации. Этот сигнал— У. Таким образом У. является, по Левицкому, свидетельством несоответствия нашей деятельности биол. ритмам, нашего пленения этими ритмами вегетативной системы и молекулярных процессов (кстати Левицкий совершенно не разъясняет, что это за ритмы). Рассматривая У. как общее чувство, Левицкий считает, что объективные изменения в организме находятся уже за пределами У. «Те патологические изменения, причину к-рых ищут обычно в У. и переутомлении, зависят не от У., а являются, наоборот, результатом игнорирования У. указателя опасности дезорганизации функций, в них именно и проявляется эта самая дезорганизация функций». Хотя отдельные элементы в развиваемых Левицким взглядах представляют несомненный интерес, общая концепция его страдает априорностью и является в основе своей идеалистической. Она переносит У. только в сферу субъективного, отрывая его от базы объективных изменений в организме. Рассмотрев основные теории У., мы видим, что ни одна из них не является удовлетворительной. Все эти теории не дают сколько-нибудь приемлемого объяснения всех тех особенностей, к-рые характеризует фактическую сторону явлений У., изложенную выше. Мы видели, что почти все они заняты разрешением вопроса, что же утомляется в организме и каковы те изменения в органах, к-рые определяют его У. Разберемся в первом вопросе. Обычно У. связывается с тем органом, к-рый принимает участие в данной работе. Но конечно работающий орган нельзя изолировать от организма в целом. И если какая-либо работа выполняется например группой мышц руки, то в то же время в работе принимает участие и центральная нервная система, и сердце, и легкие, и все остальные органы и системы. Конечно степень их участия при этом неодинакова. Поэтому, когда говорят, что У. есть всегда У. организма в целом, то это не означает, что в разных случаях У. оно будет одинаково. Хотя во всех этих случаях мы будем иметь дело с У. целого организма, но оно будет различно в зависимости от источника У., к-рый определит собой и всю картину, и его различие будет иметь в своей основе разную степень вовлечения в работу разных органов. Поэтому при анализе картины У. мы должны стремиться в каждом случае дать характеристику изменений состояния организма и роли в этом изменении отдельных органов. Разбирая второй вопрос-—о природе изменений, происходящих в органах при У.,—мы должны подойти к нему с точки зрения выяснения специфичности этих изменений для У. Можем ли мы сказать, что в различных случаях У. мы имеем одинаковые изменения, обусловливающие наступление У.? Экспериментальный материал по этому вопросу еще совершенно недостаточен. Постановка такого вопроса возможна только в том случае, если бы У. было связано с наиболее общими процессами, лежащими в основе деятельности различных органов и систем.организма, или же если бы при всем различии во всех случаях У. имело место участие какого-то определенного органа, своими изменениями обусловливающего У. организма. Ряд данных по физиологии центральной нервной системы дает основание предполагать, что она определяет У. Правда, при такой постановке вопроса роль остальных органов сводится к минимуму и утомление организма подменяется У. центральной нервной системы. Роль ее несомненно велика, особенно принимая во внимание новейшие данные по нервной регуляции функций в организме. Ряд недостаточно понятных явлений в области У. значительно разъясняется, если мы будем их рассматривать с точки зрения У. центральной нервной системы. Однако постановка вопроса в такой форме была бы неверна. Мы должны обязательно учитывать и изменения в остальных органах как основу У. Но эти изменения отнюдь не являются специфичными для утомления. Существенным с точки зрения понимания сущности У. является вопрос о том, в каком соотношении находятся изменения, характеризующие У., с изменениями, обычно наступающими в организме в процессе работы. Мы должны рассматривать дело таким образом, что те изменения в различных органах и системах, к-рые возникают в них при работе, при определенном сочетании их и определенной степени этих изменений создают качественно иное состояние организма, к-рое обусловливает и изменение работоспособности его и иную реакцию его на повторную рабочую нагрузку. Таким образом всякое У. связано в своей природе с теми изменениями, которые происходят в организме при работе, но не всегда эти изменения приводят к У. Оно возникает лишь при определенном сочетании и степени этих изменений, в результате к-рых изменится реакция организма на рабочую нагрузку. Самая картина У. будет различна в зависимости от того, изменение функций каких органов и систем привело к У. Изложенным конечно отвергается представление о специфичных изменениях У. Совершенно естественно, что центральная нервная система занимает в этой картине центральное место. Отмеченное выше различие между У. после статической и динамической работы может быть вполне удовлетворительно объяснено тем, что при статической работе имеется длительное возбуждение одной и той же группы клеток нервных центров, возбуждающих деятельность данной группы мышц, в то время как при динамической работе возбуждаются различные группы нервных клеток, связанных с различными группами мышц, принимающих участие в работе. В то время как возбуждается одна группа нервных клеток, другая отдыхает. Это чередование возбуждения различных клеток составляет причину того, что динамическая работа значительно менее утомительна, чем статическая. Что центральная нервная система, и в первую очередь повидимому кора, связана с У. и при динамической работе, иллюстрируется приме- ром паркинсонизма. Он характеризуется непрерывным сокращением отдельных групп мышц, причем У. несмотря на чрезвычайную продолжительность страдания не наступает. Это можно объяснить тем, что эти движения происходят без участия коры. Точно так же движения, приобретающие автоматический характер, являются менее утомительными. Положительное влияние эмоций и псих, состояния точно так же может быть понято как переключение процессов в центральной нервной системе на иные сенсорные участки, благодаря чему уменьшается или даже снимается чувство усталости. Наряду с этим несомненную роль здесь можеть сыграть и симпат. нервная и эндокринная система. Опыты Орбели-Гинецинского, проведенные на нервно-мышечном препарате, выявили важную роль симпатической нервной системы в этом смысле. Уже из изложенного видно, что, несмотря на исключительное значение центральной нервной системы для всего феномена У., оно не может быть связано только с центральной нервной системой. Из изложенных выше данных об У. вытекают и те направления, по к-рым идет выбор методов исследования его. Совершенно естественно, что методы исследования У. «вязаны с теми представлениями о сущности •его, к-рые развиты в различных теориях. Так например попытки характеризовать степень утомления по количеству молочной или фосфорной кислоты в крови, по содержанию их в моче или молочной кислоты в поту безусловно связаны с теорией засорения. С другой стороны, исследование напр. сахара в крови принимается как путь для оценки У., несомненно исходя из теории истощения. Наряду с этим представления, связывающие У. с изменениями в определенных органах и системах, привели к попыткам количественно охарактеризовать У. по изменениям пульса, кровяного давления, состава крови, вентиляции легких, газообмена, изменению состава и свойств мочи и т. д. В самое последнее время усиленно разрабатываются методы, позволяющие оценить состояние нервной системы, в частности центральной, как напр. исследование хронаксии, токов действия, кожных токов или психогальванического рефлекса, порогов органов чувств и т. д. Представляется совершенно невозможным хотя бы даже перечислить все те методы исследования, к-рые уже применялись или могут быть применены в исследовании У. Принимая во внимание, что во время работы изменяются функции всех систем и органов организма, при разных видах труда могут быть использованы различные методы исследования, позволяющие обнаружить изменения функции именно тех органов и систем, к-рые претерпевают наибольшие изменения при данной работе. Поэтому число возможных методов исследования действительно необозримо. Важно только правильно выбрать те из них, к-рые в данном конкретном случае являются наиболее соответствующими. Основная задача заключается в том, чтобы при исследовании обнаружить изменения состояния целого организма. Эта задача может быть разрешена с помощью методов исследования отдельных органов или систем, поскольку каждая отдельная функция испытывает влияние всех других органов и в своем проявлении эти влияния обнаруживает. Важно только детально и всесторонне знать используемый метод, чтобы выявить, в какой мере обнаруживаемые изменения могут быть отнесены за счет местных влияний и в какой за счет общих. Кроме того нужно знать людей, к-рые служат испытуемыми, чтобы суметь выбрать те методы исследования, к-рые у данных индивидуумов в наибольшей мере выявят изменения в общем состоянии организма. Т. о. выбор методов исследования будет зависеть и от вида труда, при к-ром исследуется У., и от особенностей тех испытуемых, которые исследуются. При всех этих исследованиях важно уловить динамику изменений. Поэтому исследование необходимо вести не только во время работы или непосредственно после нее, но и в течение всего восстановительного периода. При этом обнаружилось, что восстановление, исследуемое по отдельным показателям, наступает часто очень быстро, в то время как У. еще не исчезло. Эта диссоциация свидетельствует о том, что все те методы исследования, к-рые, как предполагают, исследуют У., по существу исследуют не его, а те изменения в организме, к-рые обычно сопровождают работу. Принимая во внимание, что У., как это изложено выше, представляет собой сочетание измененных функций, обусловливающее измененную реакцию организма на нагрузку, мы должны для исследования У. применять анализ реакций организма на определенную стандартную нагрузку, т. е. различного рода фнкц. пробы, к-рые и могут обнаружить изменение состояния организма, свойственное У. Одним из весьма плодотворных путей к исследованию У. является анализ количества и качества продукции на разных этапах работы. При этом надо иметь в виду, что на них оказывает влияние не только У., но и ряд других факторов, вплоть до таких, как отношение к труду и т. п. Поэтому использование производительности труда в качестве метода оценки У. должно производиться с тщательным учетом всех сопутствующих факторов и с детальным знанием всех особенностей данного производства, чтобы можно было правильно оценить причины тех или иных изменений в качестве работы. Нек-рые методы были разработаны специально для исследования У. К ним относятся такие, как динамометр, эргограф. Однако методы эти не оправдали возлагавшихся на них надежд, т. к. они служили обычно для исследования такой функции, к-рая не использовалась в процессе работы, и поэтому не могли выявить наступившего У. Кроме упомянутых могут быть использованы для оценки У. методы психотехнического исследования (см. Психотехника). Поскольку У. вызывает снижение работоспособности и производительности труда, чрезвычайно важной является разработка мероприятий по снижению У. Мероприятия эти могут быть двоякого рода. В первую очередь сюда относится разработка рационального режима труда, введение периодических перерывов в работе и рационализация использования этих перерывов, улучшение условий труда и т. д.— все то, что составляет содержание работы по охране труда. Введение своевременных перерывов для отдыха способствует значительному снижению У. и повышению производительности труда. Существенным мероприятием для борьбы с У. является введение физических упражнений в перерывах, т. н. физкультпаузы. Другого типа мероприятиями являются попытки преодолеть уже наступившее У. и повысить работоспособность с помощью различных ве- 4Я4 тцеств, причем нек-рые из них способствуют более интенсивной мобилизации резервных сил организма и усилению его регуляторных механизмов, другие—повышению тонуса организма или отдельных органов и наконец третьи—искусственному возбуждению, связанному с подавлением чувства усталости. К первой группе могут быть отнесены такие мероприятия, как рекомендованная Эмбденом дача фосфорнокислого натрия, призванная улучшить процессы ресинтеза в мышцах. Им предложен для этого специальный препарат «рекрезал». Сюда же следует причислить введение рациональных питьевых режимов с прибавлением соды или хлористого натрия. Последнее имеет преимущественное значение при У., связанном с нарушением теплорегуляции и значительными потерями воды. Многими рекомендуется дача сахара при работах, требующих значительного напряжения сил, причем 100—150 г сахара в ряде случаев весьма резко повышают работоспособность. Ко второй группе веществ относятся такие, как например кофеин, стрихнин и орехи кола. Относительно последних имеются данные, что они обладают свойством значительно повышать работоспособность, особенно при работе со значительным нервно-психическим напряжением. Данные эти однако не являются бесспорными. Наконец к третьей группе относится дача наркотиков, подавляющих чувство усталости благодаря общевозбуждающему влиянию на центральную нервную систему в определенном стадии своего действия. Такого рода средствами в первую очередь являются спирт, эфир и т. п. В капиталистических странах имеет широкое распространение применение разного рода «доппингов», т. е. возбуждающих веществ, вызывающих повышение работоспособности и снижение чувства усталости. Основным недостатком их применения является то, что оно проводится без учета их вредного во многих случаях влияния на организм и что дачей доппингов подменяется обеспечение нормального отдыха рабочего и полное восстановление его сил. В результате происходит быстрое изнашивание организма. См. также Труд, Физиология труда. Лит.: Бенбридж Ф., Физиология мышечной деятельности, М.—Л., 1927; Гинецинский А., Физиологические основы производственного процесса, Л., 1926; Каплун С, Основы общей гигиены труда, ч. 2— Утомление и упражнение, М.—Л., 1 925; К е к ч е е в К., Физиология труда, М.—Л., 1931; Крогиус А., Методы исследования умственного утомления, Саратов, 1929; Левицкий В., Проблемы утомляемости, Гиг. труда, 1926, № 1, 4, 10—И; Моссо А., Усталость, СПБ, 1893; Промышленная "усталость, Л., 1927; О р бе ли Л., Лекции по физиологии нервной системы, М., 1935; Психическое утомление, под ред. А. Нечаева, М., 1928; Ух-томснииА., Физиология двигательного аппарата, вып. 1, Л., 1927; Ша тенштейн А., Физиология труда и процессы утомления, За марке.-ленин. естествозн., 1931, J* 2; Durie A., Die Thcorie der Ermiidung (Hndb. d. Arlieitsphysiologie.hrsg.v.E. Atzler.Lpz., 1927); FennW., Die mechanischen Eigenschaften des Muskels (Hndb. d. normalen u. pathologischen Physiologie, hrsg. v. A. Bethe ■a. a., B. VІII, H. 1, В., 1925).              Д. Шатенштейн.

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • УТОПЛЕНИЕ, закрытие дыхательных отверстий жидкой средой. Такой средой чаще всего бывает вода; У. в нечистотах отхожих мест встречается обычно как детоубийство. Возможно У. и в других жидкостях. Погружение всего тела ...
  • УХО (наружное) состоит из раковины (auricula) и наружного слухового прохода (meatus auditorius externus); развивается из валика, окружающего барабанную перепонку зародыша, расположенную первоначально на уровне кожи. В этом образовании возникает хрящевой остов ...
  • УХОД за больными—целый ряд мероприятий, имеющих целью облегчить состояние больного, устранить лишние страдания и обеспечить правильность течения б-ни и успех лечения. Т. к. самочувствие больного и его псих, состояние имеют большое ...
  • ФАБРИЧНАЯ МЕДИЦИНА, см. Здравоохранение.
  • ФАВОРСНИЙ Алексей Васильевич (1873— 1930), профессор нервных болезней Казанского ун-та. По окончании в 1896 г. мед. факуль-     i тета работал в казанской нервной клинике     < у Л. О. Даркшевича. ...