Большая Медицинская Энциклопедия

Физиология


ФИЗИОЛОГИЯ, одна из основных ветвей биологии (см.), задачами к-рой являются: изучение закономерностей функций живого, возникновения и развития функций и переходов от одного типа функционирования к другому. Самостоятельными разделами этой науки являются Ф. растений и Ф. животных. Последняя делится на общую Ф., изучающую закономерности свойств живого, сравнительную Ф., изучающую закономерности функций животных в их сходстве и различии. Имея непосредственное отношение к практическим вопросам медицины и зоотехники, Ф. также органически включает в свою проблематику разработку вопросов Ф. человека и Ф. сел.-хоз. животных. До самого последнего времени Ф. в значительной степени включала факты и выводы в отношении лишь небольшой группы лабораторных животных, и потому возможности действительного использования этих данных в интересах практики медицинской и зоотехнической были ограничены. Отсюда значительные ошибки и заблуждения, проистекающие от недостаточно критического перенесения данных Ф. лабораторных животных на сел.-хоз. животных и человека. Органической частью Ф. на современном уровне являются биологическая химия (см.), изучающая физиолого-хим. процессы, а также в нек-рой части фармакология (см.). Существующие т. н. физиол. дисциплины являются ветвями Ф., выросшими на самых различных почвах. Так напр. наиболее развиваемые в настоящее время отрасли Ф., как биологическая химия, биологическая физика (см.), физико-хим. биология, в основе своей отличаются лишь методами исследования физиол. явлений (химический, физический, физико-химический); сюда же должна быть отнесена еще до настоя-■ щего времени выделяемая в самостоятельный раздел электрофизиология (см.). Помимо вычленения особых ветвей Ф. на основе введения новых методов исследования этот процесс шел и по линии выделения в самостоятельную дисциплину отдельных глав Ф. (см. ниже). Из совершенно иных оснований выросли специальные дисциплины, как Ф. питания и Ф. труда, возникшие в конце 19 в. и начале 20 в. как области Ф., специально развиваемые из потребностей рационализации труда и задач сельского хозяйства. Ф. сравнительна я—одна из наиболее слабо разрабатываемых ветвей Ф. и биологии в целом. За более чем столетнее существование сравнительная Ф. (включая сравнительную биохимию) накопила огромный материал, имеющий большое значение как теоретическое, так и практическое. Сравнительные исследования функций современных организмов, исследования функций на различных стадиях индивидуального развития тех же животных, сравнение и сопоставление этих данвых, а также едва начинающиеся исследования функций вымерших животных («палеофизиология») дают тот остов, на к-ром может быть построена эволюционная Ф. как наука об истории развития сложш йших физиол. актов, наука, изучение к-рой необходимо для правильного использования данных Ф. в интересах практики. Особенно демонстративна роль сравнительной Ф. в области зоотехнических наук, где широкие исследования физиол. явлений у сел.-хоз. животных дают возможность уверенно управлять процессами у этих животных, и в области медицины, где в значительной степени использовались данные Ф. лабораторных животных, некритически переносимые на человека. Знание же истории развития физиол. процессов позволяет из надежных оснований научно-биол. характера делать заключения о природе тех или иных функций, об их происхождении, об их корреляциях с другими функциями и т. д. Основныеэтапы развития Ф. В развитии Ф. могут быть намечены в основном три периода: 1) период до Гарвея; 2) период от Гарвея до Лавуазье; 3) период от Лавуазье до наших дней. Это деление конечно нельзя понимать строго хронологически. Периоды лишь характеризуют основные этапы развития науки, захватывая огромные исторические отрезки времени. Первый период. Этот период, обнимающий время около 2 тыс. лет (от греков до Гарвея),вмещает в себе различные исторические этапы в развитии Ф.: а) период основателей греческой философии и науки, б) период непосредственно до Гарвея—вторая половина 15 столетия, «от которой датируют современное естествознание» (Энгельс). В древнем мире, когда медицина в своих теоретических взглядах находилась полностью под влиянием умозрений философии (см. Медицина) и почти не пользовалась экспериментом, физиол. представления были абстрактными представлениями, выводимыми из той или иной философской системы, частью являлись «гениальными догадками» отдельных наблюдателей, лишенных всяких орудий и методов научного исследования в нашем современном смысле. Сюда нужно отнести: опровержение Галеном мнения об отсутствии крови в артериях; нек-рые догадки, как напр. допущение циркулярного вращения крови у Гиппократа, у к-рого имеется следующее место: «Из одного сосуда происходят многие; где его начало и где его конец, не знаю, ибо, когда образовался круг, нет возможности найти начало». В области пищеварения Аристотелю было известно действие сычуга; Гален описал переход растворенной пищи в кишку через привратник, а также движения желудка и кишок. В области Ф. дыхания Аристотель пытался установить связь между частотой дыхания холоднокровных и теплокровных животных; Гален проделал ряд основных экспериментов, вскрывших механизм движения легких, роль диафрагмы, внутр. и наружных межреберных мыши и нервов. Имели также огромное значение отдельные наблюдения античных врачей о параличе после нарушения целости определенных участков центральной нервной системы.—Средневековая схоластика с ее рабским преклонением перед авторитетом древней науки ничего не внесла в Ф, вплоть до эпохи Ренессанса, когда в Ф.,как и в других областях знания, возникает революция в научных взглядах (см. Медицина). Работы Сервета, автора трактата «Re-stitutio Christianismi», в к-ром дано было опровержение учения древних о механизме кровообращения, а также труды ряда крупнейших врачей, анатомов и физиологов (Цезальпинуса, Везалия, Фабрициуса и др.) имели огромное значение для дальнейшего развития науки, в частности как подготовительные этапы к работам Гарвея, с именем к-рого связано возникновение Ф. как науки. Сюда же относятся рабо- ЙОГ» физиология бвб ты выдающегося врача Ван-Гельмонта, давшего первые основы для понимания механизма дыхания и представление о химизме бродильных процессов; его взгляды легли в основу т. н. иатрохимической школы, рассматривающей процессы в организме с чисто хим. точки зрения. В конце же 16 в. были заложены первые основы т. наз. иатромеханической школы. Второй период (от Гарвея до Лавуазье). Для этого периода характерны следующие моменты: решительная борьба против схоластической науки средневековья как отражение борьбы против феодальных устоев и мощный толчок к развитию экспериментального естествознания в целом и экспериментальной Ф. в частности (см. Медицина). Вместо абстрактного умозрения в науку внедряются опыт и наблюдение, вводится количественный подход к изучению физиол. явлений; выдвигается характерная для эпохи проблематика в области Ф., заключающаяся во всемерном введении механики в область Ф. Теоретическая работа Декарта поставила вопрос о животных машинах; Декарт попытался истолковать ряд физиологических явлений на основе законов механики и физики. В своей книге о движении животных Борелли привел наиболее■яркие примеры иепользовы-вания физ. законов для объяснения физиол. явлений (физ. основы перкуссии, модель кровообращения на основе законов гидравлики и др.). Наконец появились блестящие, непревзойденнее до наст, времени широтой охвата экспериментальные работы Гарвея. В дальнейшем на протяжении более чем 100 лет не ■было подобных крупных физиол. исследований, и в основном господствовала мелкая кропотливая работа по собиранию отдельных ■физиол. фактов как отражение общего состояния метафизического естествознания 17 и 18 веков. «В области биологии занимались гл. обр. накоплением и первым отбором колоссального материала как в ботанике и зоологии, так и анатомии и собственно физиологии» (Энгельс). Появление крупнейших работ философов-материалистов (Декарт, Леруа, Ламетри, Гоббс, Дидро и др.) дало толчок дальнейшему развитию Ф.; механистический подход к объяснению биол. явлений, в частности физиологических, стал укрепляться; для этой эпохи характерны увлечения конструкцией моделей живых организмов; авторы их питались надеждой «заменить бренность тела выносливостью стали и меди» (Гельмгольц). Значительное влияние на ■физиологию оказало идеалистическое учение об архее Ван-Гельмонта и развитие так называемого витализма (см.), пытавшегося противопоставить учению о возможности объяснения жизненных явлений законами физики свое учение о «сверхмеханической силе», характерной только для организмов. Свои взгляды виталисты проводили в критике чисто физ. подходов к объяснению физиол. явлений и опирались конкретно на сложность и.недоступность физ. объяснению ряда открытых и описанных ■свойств живых тканей, как напр. явления раздражимости. Особенно интенсивно эти взгляды развивались школой Монпелье. К этому периоду относится обоснование витализма со стороны французов Bordeu, Barthez'a и др. (см. Виталиям). К этому времени трудами Сервета, Незальпинуса, Везалия, Мальпиги и др. была внесена ясность в понимание запутанного дотоле процесса кровообращения вплоть до установления капилярного обращения. Довольно ясно представлялся уже механизм дыхания, а после открытия Ван-Гельмонтом угольной к-ты, сочинений и соображений, высказанных Мейоу об идентичности дыхательного процесса и процессов горения, высказывались догадки о химизме дыхания, который и был открыт в конце 18 в. Лавуазье. Было заложено основание учения о функции и строении пищеварительных органов. Галлер, установив влияние желчи на перистальтику кишок, выяснил частные функции печени. Упрочивалось мнение о пищеварительном процессе как процессе химическом. Еще Декарт установил значение желудочного сока. Шварц и Галлер на основании опытов и вивисекции достаточно ясно наметили характер моторной и секреторной деятельности желудка. Особенно подробно было исследовано образование хилуса и анатомия хилусовых лимф, сосудов. В опыте Листера уже отчетливо было показано всасывание веществ из кишечника в хилусо-вые сосуды, а оттуда и в кровь. Старые представления школы Галена о теплообразовании в сердце, а также представление Ван-Гельмонта об обмене веществ как о процессе бродильном вслед за развитием химии с середины 18 в. становились на хим. базу. Галлер считал, что за счет питательных веществ, поступивших в организм с хилусом, происходит теплообразование, которое уже прозорливый Мейоу ставил в зависимость от окислительных процессов, процессов горения. Бургав как представитель иатромеханической школы склонен был теплообразование объяснять трением крови о сосудистые стенки. Природа нервного тока была еще неясна, хотя уже в 1743 г. выпита работа лейпцигского ученого Ганзена, к-рый сделал некоторое предположение об электрическом характере нервного тока, а несколько позже (1757—1765 гг.) вышли соответ. работы Кальдани и Фонтана, непосредственных предшественников Гальвани. Кратценштейн (в 1745 г.) применял уже статическое электричество при лечении параличей. Благодаря совместной работе врачей, анатомов и физиологов были установлены основные сведения о нервных волокнах. Уже были описаны в основном головные пары нервных волокон. Каатен (1673 г.) описывает точно передние и задние корешки, и, как известно, Декарт впервые вводит понятие рефлекса. Цезальпинус показал зависимость между нервной системой и кровообращением, отметив, что прекращение кровообращения лишает соответственную область чувствительности, а Ван-Гельмонт еще в начале 17 в. указывал, что болевые раздражения воспринимаются периферическими нервами. Головной и спинной мозг изучались гл. обр. анатомами, а врачи дали ценные для Ф. наблюдения. Галлер отметил расстройства движений после повреждений мозга. Лори (17G0 г.) впервые изучал состояние голубей после прокола мозжечка. Шнейдер проделал первые опыты взвешивания мозга различных животных. Положительная роль борьбы революционной буржуазии конца 18 в. во Франции выдвинула Францию в лине Лавуазье и в особенности Мажанди на первое место, и здесь впервые возникла новая научная Ф. 19 века. Работы Лавуазье, Мажанди явились т. о. не только завершением той огромной работы, к-рая была проделана блестящей плеядой французских философов и ученых 18 в., боров- в68 шихся за материалистическое понимание жизненных явлений против всяких остатков схоластической науки феодального строя, но и послужили фундаментом для дальнейших работ в этом направлении. Особенно необходимо отметить роль Парижской академии в эпоху Великой франц. революции, взявшей почин в работе по строго научному исследованию ряда спорных вопросов Ф. путем объявления премий. Сюда относятся вопросы о животной теплоте, о животном магнетизме и др. Работы Лавуазье и Лапласа относительно природы животной теплоты, направленные к хим. трактовке физиол. явлений в организме, легли в основу современных представлений об обмене веществ и энергии в организме животных, а работы Мажанди и в особенности его историческая книга «Учебник физиологии» послужили началом к объективному экспериментальному изучению физиол. процессов. К эпохе же Великой революции относится и известное открытие Гальвани в Италии, давшее впоследствии основу изучения Ф. нервов и мышц. Из Франции новые течения в области Ф., покоящиеся на строго научных исследованиях жизненных процессов, проникли и в др. страны и в первую очередь в Германию, где в первой четверти 19 в. господствовала натурфилософская физиология и в значительной степени в загоне было экспериментальное изучение физиол. процессов. На исходе Великой французской революции, в эпоху все более усиливающейся реакции, выдвинулось в лице Бита новое виталистическое направление (см. Медицина и Витализм). Для третьего периода характерны следующие этапы: 1) Бурный рост науки и необычайное богатство открытий в самых различных областях Ф. в эпоху буржуазных революций и мирного развития капитализма. 2) Возврат к идеализму на основе «физиологического идеализма» 19 в. в эпоху упадка капитализма и империалистического периода его развития как отражение общей «тенденции застоя и загнивания», характерных для этой эпохи, при которой «-исчезают До известной степени побудительные причины к техническому, а следовательно и всякому др. прогрессу, движение вперед» (Ленин). 3) Мощный толчок к новому расцвету Ф. на новых основах, созданных в СССР практикой социалистического строительства и идеологической борьбы в направлении диалектико-материалистической разработки ее проблем. Следующие основные моменты характерны для этого периода: 1. Крупнейшие успехи естествознания в целом сделали возможным возникновение Ф. как «истинной науки». Для Ф. решающее значение имели во-первых необыкновенное развитие органической химии, во-вторых появление микроскопа, а также и три великих открытия 19 в.: доказательство превращения энергии, открытие клетки и формулирование теории развития органического мира Дарвином. Сформировались основные физиол. школы, послужившие началом физиол. школам мира. Сюда относятся школы: И. Мюллера, Людвига, Дю-буа-Реймона, Гельмгольца, Кл. Бернара. Были открыты и формулированы основные закономерности физиол. явлений, легшие в основу современной Ф. и ставшие достижением теоретического естествознания в целом. Выкристаллизовались два направления Ф.: идеалистическое («физиологический идеализм») и матери- алистическое (о борьбе этих течений—см. Медицина). Установилась тесная связь Ф. с практическими дисциплинами—медициной и зоотехнией—и перестройка научных дисциплин этих областей соответственно характеру экспериментальной Ф. 19 в. (см. Патологическая физиологии). Огромное значение имели эти области для развития самой Ф. (роль клин, наблюдений в возникновении и углублении ряда глав Ф., напр. эндокринологии); большую роль они сыграли и в понимании отдельных физиол. процессов и в построении новой области—Ф. человека. 2. Разработка и распространение ряда методов. физиод. исследований (вивисекционного, физико-химического, биохимического, физического и др.) создали арсенал современных физиол. методов, бурно развившихся в 19 в. параллельно с прогрессом в различных областях техники. Ф. отделилась от анатомии, были созданы специальные кафедры Ф. в высшей школе и создались специальные физиол. лаборатории в ряде стран, ставшие зародышами крупных мировых школ Ф. Появилась и широко развилась специальная периодическая литература во всех крупных странах мира, освещающая вопросы Ф. и смежных областей. Возникли физиол. общества. Стали: систематически созываться международные физиол. конгрессы, объединяющие работу физиологов всего мира. Появилось интенсивное дробление Ф. и возникновение ряда т. н. физиол. дисциплин на самых различных основаниях: применение тех иди иных методов исследования (химического, физического, фи-зико - химического) — биохимия, биофизика,, электрофизиология; разрастание материала отдельных глав Ф.—эндокринология; практических задач гигиены, рационализации труда,. сельского хозяйства: физиология питания, Ф. труда, зоотехническая Ф. (эти последние физиол. дисциплины, созданные в условиях капиталистического развития, испытали в СССР полную перестройку); по объектам исследования—т. п. сравнительная физиология (зоологическая Ф.; отчасти физиол. эмбриология). В развитии научных проблем Ф. в 20 в. схематически могут быть отмечены следующие узловые моменты и направления. 3.   Крупные достижения в области синтеза органических веществ и изучения химизма их (Вёлер, Либих), «новосозданная органическая химия, научившаяся получать из неорганических веществ т. н. органические соединения и устранившая благодаря этому последний остаток загадочности этих соединений» (Энгельс). Работы Лавуазье, Вёлера, Либиха легли в основу создания специального направления в области Ф.—направления, представленного в наст, время биологической химией (см.). Гоппе-Зейлер, Бунге, Гофмейстер, Фишер, Коссель, а в новейшее время Эйлер, Гулевич,. Вильштеттер, Абдергальден и др. явились продолжателями этого хим. направления, создавшими наши современные представления о химии веществ как входящих в состав живого вещества, так и специфических для организмов: гермонов, витаминов и ферментов, и наконец химии происходящих в организме процессов. В наст, время синтезировано не только громадное количество органических веществ, но проведен синтез веществ, вырабатываемых специализированными органами животных, как напр. синтез нек-рых гормонов (адреналин, С70 тироксин); вскрывается хим. природа витаминов и сходство их с некоторыми химически известными веществами (каротины), а также искусственно получены вещества витаминной природы (эргостерол); все больше и больше проясняется хим. природа ферментов, а применение Метода очистки позволяет различать роль активной группы фермента и его носителя (см. Ферменты). Работы, начатые Лавуазье в наиболее важной области Ф.—физиологии дыхания, велись интенсивно дальше, и благодаря ряду новейших исследований (Варбурга, Мейер-гофа, Гопкинса, Баха, Тунберга, Палладина, В, И. Виланда, Костычева и др.) современная Ф. имеет строго научное представление о химизме окислительных процессов. Особенно большую роль сыграли открытие окислительных ферментов, самоокисляющихся веществ (в частности открытие Гопкинсом глютатиона), открытие клеточного дыхательного пигмента—цитохрома (Keilin); описание опытов с окисляющимися моделями, с одной стороны, и выяснение роли целостности клетки для дыхания—с другой; детальное изучение аноксибиотической и оксибио-тической форм дыхания, соотношения между этими типами дыхания и распространения их между различными животными и наконец подробное исследование крови различных животных в отношении способности ее насыщения кислородом и диссоциации, в отношении регуляции углекислоты крови явились тем фундаментом, на к-ром покоится современное учение о дыхании как физиолого-хим. процессе. Опыты Лавуазье и Лапласа поставили на строго научную почву также и изучение процесса обмена веществ в организме животных и вопрос о т. н. животной теплоте, к-рая до этих работ рассматривалась как особый вид жизненной силы. Эти работы показали энергетическую роль питательных веществ и заложили основы для дальнейших работ по обмену энергии в организме, с одной стороны, и механизму дыхательных процессов — с другой. Односторонний энергетический взгляд на питательные вещества был в дальнейшем дополнен учением Либиха о пластической роли питательных веществ. В направлении, указанном работами Лавуазье и Лапласа и в дальнейшем Либиха, велись интенсивно работы ряда физиологов 19 в. (Пфлюгер, Цунц, Фонт, Рубнер, Этуотер), что привело к современным представлениям о питательных веществах как источнике т. н. животной теплоты и о связи энергетики физиол. процессов с законом сохранения энергии. Эти строго научные достижения оказались возможными лишь благодаря работам в области органической химии и открытию закона сохранения энергии, а усложнение и уточнение методик исследования обмена веществ и энергии в организмах дали возможность в точной форме выразить процессы энергетики живых организмов и теплопродукцию их. Наиболее яркими достижениями современной Ф., завершающими этот круг исследований в части теплообразования в нервной системе, являются работы школы англичанина Хилла, достигшего предела чуткости современных тонких приборов в определении теплообразования в мышцах и нервах. Достижения физиологии в 19 в. навсегда решили проблему животной теплоты в сторону ее материалистической трактовки. Поднятый новейшими идеалистами вопрос о невозможности энергетической, тепловой оценки работы нервной систе- мы (Бунге) был выяснен современными работами об особых хим. превращениях в нервной системе во время ее работы. Энергетическое направление в изучении процессов обмена веществ отодвинуло несколько изучение качественной роли питательных веществ, к-рое было начато по преимуществу в конце 19 в. (открытие витаминов, выяснение роли отдель-. ных питательных веществ, в частности белков и т. д.); именно эта сторона является центральной проблемой обмена веществ в современной Ф. наряду с дальнейшими исследованиями в области энергетики обмена. В Германии выдающаяся роль принадлежит И. Мюллеру. Его деятельность связана с окончанием т. н. натурфилософского периода в Ф. в первой четверти 19 в» в Германии. Этому в значительной степени способствовало проникновение из Франции новых идей экспериментальной Ф., которые проводил Мажан-ди. Натурфилософы, занимаясь гл. обр. словесным, логическим обсуждением ряда физиол. категорий, тем самым отодвинули на задний план экспериментальный метод в Ф.,и в их толковании физиол. явления представлялись в мистифицированной, непонятной форме (ана-логизирование органов животного с отдельными низшими животными; толкование животного> магнетизма в учении о полярности и т. д.). Но Энгельс справедливо отметил, что хотя в старой натурфилософии «много нелепостей и сумасбродства, однако не больше, чем в современных не философских теориях эмпирических естествоиспытателей, а рядом с этим она содержит и много серьезного и разумного, как это стали признавать со времени распространения теории развития. Так, Геккель с полным правом признает заслуги Тревира-нуса и Окена. Последний в своем учении о первоначальной слизи и первом пузырьке выставил в качестве постулата биологии то, что позднее было открыто в форме протоплазмы и клетки». Немецкая натурфилософская школа имела безусловно положительное значение в постановке целого ряда теоретических проблем биологии. Именно эта положительная сторона имела свое влияние на И. Мюллера, этого крупнейшего физиолога-мыслителя. Он сумел на широкой основе развернуть огромную экспериментальную работу как в области Ф., так и в др. областях биологии и на этой основе создал школу, из к-рой вышли все наиболее крупные основоположники Ф. 19 в. Являясь философским последователем Канта, И. Мюллер, исходя в основном из сформулированного им закона специфической энергии чувств, создал систему новейшего идеализма в Ф., т. н. физиологический идеализм, против к-рого полемизировал Л. Фейербах. Идеализм Мюллера состоял в том, что, исследуя механизм наших органов чувств в их отношении к ощущениям и указывая напр., что ощущение света получается при различного рода воздействиях на глаз, он склонен был отрицать то, что наши ощущения суть образы объективной реальности. Эту тенденцию к «физиологическому идеализму», т. е. к идеалистическому толкованию известных результатов физиологии, Л. Фейербах схватил чрезвычайно метко. «Связь физиологии с философским идеализмом, преимущественно кантианского толка, долгое время потом эксплоатиро-валась реакционной философией» (Ленин). Эта сторона учения И. Мюллера сыграла огром- «71 еую роль в дальнейшем развитии идеалистических тенденций в Ф. вплоть до наших дней, что особенно ярко представлено в работах современного физиолога-идеалиста ИкскюЛя. И. Мюллер в своей конкретной работе показал всю важность сравнительнофизиолог. исследований, явившись основоположником этого направления в новейшей Ф. Он составил двухтомный учебник физиологии человека, сыгравший крупную роль в истории Ф. Ученики И. Мюллера — Дюбуа-Реймон, Гельмгольц, Людвиг, Вирхов—стали на путь физического и физико-хим. направления в исследовании физиол. явлений и достигли в этом отношении огромных результатов. К периоду деятельности этих ученых относится формулирование закона сохранения энергии Р. Майером—Гельм-гольцем; открытие клетки, изучение основных свойств нервно-мышечной системы; начало работ в области Ф. органов чувств на основе физ. законов оптики и акустики и др. Дюбуа-Реймон и Гельмгольц создали новейшую электро-■физиологию. Во Франции продолжателем линии, начатой Мажающ, явился Клод Бернар, к-рый положил •основание широкому применению вивисекционного направления. Будучи блестящим экспериментатором, он сделал ряд крупнейших открытий в области физиологии. Работы этих ■крупнейших ученых, имевшие огромное положительное значение в своей конкретной исторической обстановке, определили однако на длительный период чисто механическое направление в анализе физиологических процессов, та это вместе с энергетическим подходом к изучению обмена веществ в организме и изучению фиэиол. процессов изолированных частей организма создало тот теоретический уровень •Ф., к-рый характеризует Ф. второй половины 19 в. и носителем к-рого явились т. н. вульгарные материалисты (Бюхнер, Фохт, Моле-шот и др.). «После режима гегелевских диадохов, к-рый привел,—пишет Маркс,—к господству чистой -фразы, естественно наступила эпоха, в к-рой положительное содержание науки снова перевесило ее формальную сторону. Но в то же время Германия набросилась с исключительной энергией на изучение естественных наук, что •соответствовало ее мощному буржуазному развитию со времени 1848 г.; и по мере того как стали входить в моду эти науки, в к-рых спекулятивное направление никогда не достигало ■большого значения, снова распространилась также и старая метафизическая манера мышления, вплоть до самых крайних пределов воль-фовской пошлости. Гегель был забыт, развился новый естественнонаучный материализм, к-рый теоретически почти ничем не отличается от материализма 18 в. и имеет по большей части только то преимущество, что располагает более -богатым естественнонаучным, именно химическим и физиол. материалом. Мы находим доведенное до величайшей плоскости воспроизведение этого органического филистерского способа мышления докантовского периода у Бюхнера и Фохта; и даже Молешот, к-рый слепо верит Фейербаху, каждую минуту за-•бавнейшим образом запутывается в самых простых категориях. Неповоротливый тяжеловоз обыденного буржуазного рассудка конечно останавливается в затруднении перед рвом, отделяющим сущность от явления, причину ■от следствия, но когда собираются на охоту с гончими по чрезвычайно изрытому рвами полю отвлеченного мышления, тогда как раз нельзя садиться на тяжеловозов». К концу 19 в. большим распространением пользовались чисто термодинамические подходы к пониманию физиол. процессов, неправильность к-рых своевременно сигнализировал Энгельс. «Кажется, нек-рые ученые были бы не прочь перенести термодинамическую категорию работы обратно в политическую экономию, как это сделано в дарвиновской борьбе за существование, причем в итоге получилась бы только чепуха. Пусть попробуют выразить какую-нибудь skilled labour в килограммометрах и попытаются определить на основании этого заработную плату. С физиол. точки зрения человеческое тело содержит в себе органы, к-рые можно рассматривать в их совокупности, как термодинамическую машину, к-рая получает теплоту и переводит ее в движение. Но, предположив неизменными условия остальных органов тела,—спрашивается, можно ли исчерпывающим образом выразить произведенную физиол. работу—даже работу поднимания—просто в килограммометрах. Ведь в теле одновременно совершается внутренняя работа, к-рая не проявляется во внешнем результате, ведь тело не просто паровая машина, испытывающая только трение и изнашивание. Физиол. работа возможна только при наличии постоянных хим. превращений в самом теле и она зависит также от процесса дыхания и от работы сердца. При каждом сокращении и ослаблении мускула в нервах и мускулах происходят химические превращения, которых нельзя отожествлять с превращениями угля в паровой машине. Конечно можно сравнивать между собой две физиол. работы, происходящие при прочих равных условиях, но нельзя измерять физиол. работу человека по работе какой-нибудь паровой машины и т. д.; можно сравнивать их внешние результаты, но не сами процессы, если не сделать при этом серьезных оговорок» (Энгельс, Диалектика природы, стр. 38—39).—Дюбуа-Реймон, проделав огромную работу по бдрьбе с идеализмом, скатился затем к агностицизму, провозгласив знаменитое «Ignorabimus». Гельмгольц, «крупнейшая величина в естествознании, был в философии непоследователен, как и громадное большинство естествоиспытателей. Он склонялся к кантианству, но и этой точки зрения не выдерживал в своей гносеологии последовательно». Учение Гельмгольца об ощущениях как о знаках или символах, не имеющих никакого сходства с вещами, сыграло большую роль в дальнейшей борьбе идеалистического и материалистического направления в гносеологии (см. Ленин, Материализм и эмпириокритицизм). Огромное значение в материалистическом понимании этого вопроса сыграли работы И. М. Сеченова, и в наст. время в виду исключительной остроты вопроса вопросы физиологии органов чувств являются одной из самых актуальных проблем современной Ф. и в особенности советской Ф. Созданное трудами Дюбуа-Реймона и Гельмгольца на основе работ Гадьванй, Вольта, Маттеучи электрофизиол. направление в Ф. в наст, время достигло огромных результатов в смысле тонкости исследования, а также в смысле большого количества собранного фактического материала. Благодаря работам крупных физиологов 19 в. (Пфлюгера, Фика, Германа, Флетчера, Энгельмана, Бернштейна) «73 была всесторонне разработана глава о Ф. мышц и нервов, а также положено основание к изучению Ф. акта движения в целом.. Современная Ф. ищет все больше адекватных биол. раздражителям раздражении, понимая ограниченное значение электрического тока как источника раздражения; все больше и больше .раскрываются специфические особенности процессов, протекающих в нервном волокне и мышцах, и помимо электрических явлений изучаются хемодинамика нервного проведения и мышечного сокращения (см. Мышцы, Нервы). Работами Люкаса, Лапика, Введенского и Ухтомского раскрываются интимные стороны процессов возбуждения в нервной системе, в современном учении о хронаксии (см.), в теории парабиоза (см.) Введенского, законе «все или ничего» (см.), в учении о декременте и т. д. Экспериментально-вивисекционное направление, блестяще начатое франц. физиол. школой, получило всемирное развитие и представлено в современной Ф. целым рядом новых приемов исследования живого: метод переживания изолированных органов (Кравков), метод тканевых культур (Каррель), методы микроскоп, исследования физиол. явлений в живых органах и тканях и т. д. Особое место занимает дальнейшее развитие собственно вивисекционного направления, к-рое благодаря трудам Гейден-. гайна и особенно И. П. Павлова выросло в новое хир. направление, позволяющее исследование процессов на нормальном, оправившемся от операции животном. Открытие Павловым . условных рефлексов поставило на совершенно новую основу изучение Ф. высшей нервной деятельности. Благодаря работам Бейлиса, Старлинга и Павлова были выдвинуты проблемы нервно-гуморальной регуляции в организме. Сложнейшая проблема интеграционной роли центральной нервной системы была поставлена и разработана благодаря работам Шеррингтона, Павлова, Магнуса (см. Магнус-Клейна рефлексы). Наконец необходимо специально отметить, что с хронологическим за-, позданием именно в 19 в. впервые были поставлены вопросы в направлении эволюционной разработки Ф. Изучая закономерности функции в 19 в., Ф. боролась за познание физики и химии жизненных процессов, но, будучи исторически необходимым прогрессивным этапом в развитии Ф., этот период вместе с тем таил в себе зародыш задержки развития науки в дальнейшем, выразившийся в расхождении путей Ф. и морфологии, Ф. и эволюционной науки, к-рое не преодолено еще и до настоящего времени. Лишь : с начала 20 в. систематически разрабатываются вопросы общей сравнительной Ф. и сравнительной Ф. сел.-хоз. животных; интенсивно , разрабатываются вопросы Ф. и биохимии в , онтогенезе животных; ставятся вопросы новой области Ф.—«палеофизиологии», Ф. вымерших форм (Я. Самойлов, 1917; Вильзер, 1932), , и наконец ряд крупных биологов-морфологов и физиологов ставит собственно проблему эволюционной Ф. (Северцов, Люкас), в направлении к-рой ведутся конкретные исследования нек-рьши работниками лишь в последние годы. Все эти характерные для 20 в. физиол. проблемы являются проблемами синтетического порядка . в отличие от преобладающего аналитического направления Ф. 19. в. Процессы организма . как целого в своих связях, в своем индивидуальном и историческом развитии стоят в поде зрения современной Ф. На действительно научной материалистической основе эти задачи выдвигаются и разрешаются советскими физиологами. Это обеспечивает СССР и в дальнейшем ведущее место в мировой Ф., достигнутое трудами акад. И. П. Павлова. Физиология в СССР. Корни советской Ф. уходят в ряд физиол, школ 19 б. и начала. 20 в. в России. Основоположником русской Ф., ставшей на уровень европейской науки, является бесспорно И. М. Сеченов, он же был создателем группы крупнейших учеников-профессоров Ф. (В. В. Пашутин, Ворошилов, Тарханов, Н. Е. Введенский, Н. П. Кравков, С. С. Салазкин, М. Н. Шатерников, А. Ф. Самойлов). В создании ленинградской физиолог. школы надо отметить роль Ф. Циона—учителя акад. И. П. Павлова; казанской школы— Г. И. Ковалевского. Историческая роль в развитии русской Ф. принадлежит акад. И. П. Павлову, создавшему многочисленную школу физиологов, являющихся руководящими работниками советской Ф. (И. С. Цитович, Л. А. Орбели, В. В. Савич, Н. А. Рожанский, Г. В. Фольборт, П. С. Купалов, К. М. Быков, И. П. Разенков, А. И. Смирнов). Трудами Сеченова, Циона, Ковалевского и особенно Павлова были созданы первые физиол. лаборатории в России, ими же было заложено основание научно-экспериментальной разработке вопросов Ф. (вивисекционной, физ.-химической, фи-зиодогохимической) в противоположность русской Ф. первой четверти 19 века с ее низким уровнем. В основном, являясь учениками корифеев германской физиол. школы (Людвига, Дюбуа-Реймона, Гейденгайна), они перенесли в Россию лучшие стороны точного экспериментального направления в развитии Ф. в Европе. Трудами Сеченова и Павлова были намечены и специфические черты развития Ф. в России. Это, прежде всего, в области теории—четкая, непримиримая борьба с идеализмом в области изучения проблем поведения; благодаря этому был заложен фундамент строго научной Ф. центральной нервной системы, а в области практики была создана органическая связь Ф. с клиникой, разработка физиол. вопросов в связи с задачами медицины. Крупное значение в дальнейшем развитии Ф, в разных центрах России имели Н. Е. Введенский (Ленинград), А. Н. Миславский (Казань), А. Я. Данилевский (Харьков). С именами этих ученых связано создание ярко выраженных школ, разрабатывающих свои специальные проблемы. Особенно необходимо отметить роль Н. Е. Введенского, давшего большой толчок для глубокой разработки проблем нервно-мышечной Ф. не только в России, но и за ее пределами. Непосредственным продолжателем работ Введенского является А. А. Ухтомский—глава физиол. школы ленинградского ун-та, разрабатывающей основные проблемы нервно-мышечной и центральной нервной системы. Один из старейших учеников Павлова Л. А. Орбели явился создателем целой серии работ в области Ф., до него мало разрабатываемых в русской Ф. (вегетативная нервная система; экскреция; центральная регуляция координатор-ных актов и др.), положив начало одной из ведущих школ советской Ф. Крупную роль в развитии точнейших методов исследования мышц и нервов сыграл Самойлов А. Ф. Работы в области газообмена и Ф, питания были поставлены и разрабатываются М. Н. Шатернико- Б. М. Э. Т. XXXІII. «75 »7в вым и его учениками. Новые области исследования в советской Ф. были намечены и разрабатываются Л. С. Штерн в организованном ею Институте физиологии НКПроса (проблема окисления, проблема гемато-энцефалического барьера). Самостоятельное значение имеют работы П. С. Беритова и его школы, работающей над проблемами Ф. нервной системы и поведения животных. Работами В. Ю. Чаговца и П. П. Лазарева были положены основы физ.-хим. разработки физиол. проблем, в частности проблем возбуждения (см. Ионная теория возбуждения). Огромная группа вопросов, поднятых и поставленных Павловым, развивается дальше его ближайшими учениками: вопросы пищеварения (Разенков, Фольборт), вопросы трофики (Орбели, Сперанский), вопросы условных связей в организме (Анохин, Андреев, Асратьян, Быков, Никитин, Петрова и др.). За время после Октябрьской революции Ф. в СССР имеет огромные достижения в области как теоретических работ, так и научного строительства. Задачи социалистической практики (социалистическое животноводство, советская медицина) открыли совершенно новые области, до того не разрабатываемые в России: зоотехническая Ф. (М. и Б. Завадовские, Кржиш-ковский и др.), вопросы Ф. труда и Ф. питания; советская наука поставила перед Ф. ряд новых теоретических проблем, к-рые стимулировали разработку новых разделов Ф., как напр. сравнительная, эмбриональная и эволюционная Ф. (Орбели, Коштоянц), проблема Ф. человека, вопросы Ф. органов чувств, вопросы генетики высшей нервной деятельности, вопросы термодинамики и хемодинамики мышц и вервов и др. На территории СССР было открыто много специальных физиол. научно-исследовательских ин-тов, насчитывавшихся в старой России единицами. Широкие мероприятия по подготовке аспирантов создали большое количество новых физиологов. Так, на I Съезде физиологов в 1917 г. было всего лишь несколько десятков участников, а на V Съезде в 1934 г.— около 700. Помимо указанных выше центральных по преимуществу школ и лабораторий была организована и интенсивно развивается научная работа физиол. учреждений ряда городов Союза. Открытие широкой сети физиол. лабораторий Ин-та животноводства Ленинской Академии с.-х. наук, развертывание громадной сети физиол. и родственных лабораторий в ВИЭМ'е, специальные постановления и мероприятия для обеспечения работы акад. И. П. Павлова и его сотрудников явились той организационной базой, на к-рой оказался возможным расцвет Ф. в СССР, активируемый теорией и практикой социалистического строительства. Физиологические конгрессы, съезды, конференции. Международные конгрессы. Начиная с 1888 г., с интервалами в среднем в 3 года, происходят международные физиол. конгрессы, объединяющие работу физиологов, биохимиков и фармакологов. За время с 1888 г. имело место 15 конгрессов в разных центрах Европы и Америки. Последний (XV) международный конгресс состоялся в Ленинграде и Москве в августе 1935 г. Международные физиологические конгрессы являются наиболее авторитетными и наиболее многочисленными среди других биолог, конгрессов. На XІV Конгрессе (1932 г.—Рим) было 1 200 участников, а на XV Конгрессе (1935 г.—СССР) число участников достигло 1600 человек. Число участников конгрессов от СССР растет от конгресса к конгрессу. Международные физиол. конгрессы имеют огромное значение как организация, содействующая знакомству и взаимному обсуждению отдельных вопросов, разрабатываемых разными учеными в самых разнообразных странах мира. Большое значение имеют труды конгрессов, к-рые.обычно выходят в виде специального номера физиол. или биол. журнала данной страны. Верховным органом международных физиологических конгрессов является перманентный организационный комитет с представителями нек-рых стран (США, Франции, Англии, Германии, Италии, Швеции, СССР) в числе 7 человек. В состав его входит представитель СССР—акад. И. П. Павлов. Вопрос о месте созыва конгресса решает пленум конгресса. Для конкретной работы по организации и проведению международных конгрессов в соответствующих странах избирается специальный оргкомитет по созыву данного конгресса из физиологов данной страны. Съезды и конгрессы в СССР. 6—8 апреля 1917 г. в Ленинграде состоялся I Съезд российских физиологов им. И. М. Сеченова. На этом съезде было вынесено решение о работе вновь организованного Общества российских физиологов им. И. М.Сеченова и состоялись выборы правления этого общества (см. ниже); было вынесено решение об издании нового журнала—«Русский физиологический журнал им. И. М. Сеченова»—и утверждено положение об этом журнале. Помимо того I Съезд физиологов вынес специальную резолюцию по докладу проф. Б. И. Словцова «Участие физиологов в вопросах питания населения», в к-рой отмечается необходимость 1) создания комиссии для коллективной разработки вопросов питания и 2) «учреждения научного ин-та для планомерной разработки вопросов питания». II Съезд физиологов состоялся также в Ленинграде в 1925 г.; III Съезд—в 1928 г. в Москве; IV Съезд—в 1930 г. в Харькове; V съезд—в 1934 г. в Москве. Число участников съездов резко увеличивается от съезда к съезду: так, на III Съезде было около 450, а на V Съезде — около 700 участников. Па Всесоюзных съездах " физиологов принимал участие ряд крупных иностранных ученых. Труды и материалы съездов (II, III, IV и V). изданы специальным изданием в виде «Трудов>. На III Съезде (1928) был принят Устав Всесоюзной ассоциации физиологов. На VСъезде (1934) избрано Правление Всесоюзного общества физиологов. Краевые съезды. Помимо всесоюзных съездов физиологов созываются также съезды физиологов отдельных республик и краев. Так, в 1929 г. состоялся I Всеукраинский съезд физиологов, на котором приняло участие около 200 членов. Съезд, помимо за-слушания и обсуждения специальных докладов, много внимания уделил обсуждению проблем Ф. в связи с задачами общественного питания. Особенно интенсивно проходят работы съездов кавказских физиологов (с конца 1926 г. было уже пять). Последний (VІ) съезд был созван в Эривани в октябре(11—17октября) 1934 г. Этот съезд собрал многих работников РСФСР и Украины и в значительной степени перерос размеры и значение краевого съезда.— Конференции по частным вопросам. Помимо периодического созыва всесоюзных, республиканских и краевых съездов,. В77 878" обсуждающих ряд вопросов, созываются также конференции по определенным физиол. проблемам. Сюда относятся конференции по вопросам физиологии труда; конференции по вопросам питания (1928); конференции по проблеме белка и белкового обмена (1933); по углеводному обмену (1933); 1-е совещание по проблемам сравнительной Ф. (1934) и много других. Общества физиологов. Существует ряд специальных физиол. обществ в крупных странах Европы, Америки, Азии. Устав первого Общества российских физиологов им. Сеченова был утвержден 16/XІ 1916 г. Общество российских физиологов им. Сеченова, издававшее свои труды («Труды Общества российских физиологов им. И. М. Сеченова»), существовало как таковое до 1930 г., после чего в связи с развитием деятельности местных физиол. обществ в крупных центрах, республиках и краях и постановлением III Всесоюзного съезда физиологов об организации филиалов республиканского общества продолжает работать как Ленинградское общество физиологов им. Сеченова. Крупное интенсивно работающее Общество физиологов, биохимиков и фармакологов было организовано в 1928 г. в Москве. Имеются общества на Украине (с сетью филиалов), в Белоруссии, Закавказьи, на Сев. Кавказе и др. После V Физиол. съезда работа местных обществ объединяется правлением Всесоюзного Общества ФИЗИОЛОГОВ.                           X. Коштоянц. Физиология труда—отдиференцировавшаяся ветвь общей физиологии, а также гигиены труда, изучающая физиол. изменения в организме человека, вызываемые процессом труда, и ставящая себе как одну из задач организацию труда в соответствии с требованиями физиологии. Предметом ее исследований являются все виды труда, преимущественно труд с преобладанием мышечной деятельности, вызывающей ббльшие сдвиги в физиол. функциях организма, чем т. н. умственный труд. Ведению физиологии труда подлежат гл. обр. труд производственный (промышленный), затем строительный, сельскохозяйственный, военный и т. д. Отделы физиологии труда выделяются либо по системам организма: физиология кровообращения и дыхания, энергетика труда, физиология органов чувств, центральной нервной системы, физиология трудовых движений и биомеханика, либо по изучаемым проблемам. В частности она изучает проблемы: физиологич. проф. подбор, проф. обучение и. тренировка, работоспособность и утомление, физиология отдыха. Роль возраста, типовых и индивидуальных отличий изучается во всех отделах. Физиология труда теспо примыкает к ряду наук, в частности к психологии труда или психотехнике (см.), т. к. в наст, время при все возрастающей механизации и автоматизации процессов труда возрастает роль центральной нервной системы, в особенности коры полушарий, за счет непосредственной деятельности мышц, сердечно-со-. судистой, дыхательной и других' вегетативных систем. Неразрывно связана физиология труда и с гигиеной труда (в частности в медвузах преподается в курсе последней), поскольку все трудовые процессы должны быть так организованы, чтобы давать максимум продуктивности при полном отсутствии вредных воздействий на здоровье и при максимальном развитии всех физических задатков, заложенных в человеке. В технике выводами физиологии труда пользуются техническое нормирование, техника безопасности, отчасти машиностроение. Мед. клиника интересуется Ф. труда в весьма большой степени, т. к. очень многие заболевания кровеносной, костно-мынгечной и нервной систем являются результатом неправильной организации труда, перегрузки, переутомления. Связь физиологии труда с мед. науками все более возрастает по мере развития самой физиологии: труда. Для примера можно указать на значение-физиологии трудовых движений и биомеханики для анатомии, ортопедии, хирургии, невропатологии и т. д. История Ф. труда может быть начата с первых годов 20 в., когда И. М. Сеченов выпустил свой известный «Очерк рабочих движений человека», но еще до этого им был написан ряд работ, в к-рых проводился анализ роли органов чувств в процессе труда. Вообще говоря, до Сеченова проф. труд не привлекал к себе внимания физиологов и только ходьба и марш изучались с биомеханической (Брауне и О. Фишер) и энергетической (Цунц и Шум-бург) точек зрения. В 1905—15 гг. профессиональным трудом заинтересовались французы Эмбер и Амар (Imbert, Amar), систематизировавшие в своей книге «Le moteur humain» значительную часть фактов, добытых к тому времени физиологией. Термин «Ф. труда» появился позднее, когда оформилась в самостоятельную дисциплину со своими методами, проблемами и установками самая физиология труда. Э. Ацлером и Г. Леманом (Atzler, Lehmann) был создан в Берлине институт физиологии труда, перенесенный затем в Дортмунд, ближе к Рурской области, промышленному центру Германии, где он сейчас обслуживает интересы крупных промышленников, за счет к-рых он в основном и содержится. Интерес к Ф. труда со стороны производственников во всех странах возник во время войны, когда вопросы интенсификации труда были особенно остры в связи с неслыханными запросами фронтов и когда на фабрики и заводы были привлечены женщины, старики и подростки. В Англии был организован «Комитет исследования промышленного утомления» (Верной и др.), во Франции на заводах бездымного пороха ставили исследования Марсель Фруа и его сотрудники, и динамометрическими и энергетическими методами изучал инвалидов войны Амар. По окончании военных действий с особой остротой встали; вопросы проф. подбора и переобучения демобилизованных, но Ф. труда оказалась неподготовленной к их научному разрешению. Капиталистическая рационализация промышленности, вызванная конкуренцией между государствами и внутри последних, поставила перед Ф. труда задачу всемерного повышения производительности труда рабочего. Под этим углом зрения и велись многие исследования в Германии и Англии и с этой точкой зрения связаны и механистические взгляды на человека как на машину и игнорирование соц. момента в труде. В Англии, США и Франции нет специальных лабораторий по физиологии труда и кроме Германии только Япония имеет в центре текстильной промышленности, в Курашики, специальное учреждение, где ставятся психологические и физиол. исследования. В России первый институт труда (Об-ва моек, научного ин-та) возник еще в 1916 г. в составе экономического и физиологического (зав.—проф. В. А. Анри) отделений. Отсюда вышли первые физиологи-трудоведы. После •22 «79 .Октябрьской революции вопросы Ф. труда стали разрабатываться в Моск. психоневрологическом ин^ге (1920—25 гг.), в Центральном ин^ге труда ВЦСПС (1921—25 гг.), в Ин-те охраны труда (с 1925 г.), в ин-тах гигиены и патологии труда в Москве, Ленинграде, Харькове и других городах Союза и в многочисленных лабораториях и институтах (НКПС, НКЗдр., НКСО, военное ведомство и др.). Огромную экспериментальную и систематизирующую работу, выполнил Ин-т питания (проф. М. Н. Шатерников и О. П. Молчанова), разработавший и собравший ряд норм пищевых рационов и данных о расходе энергии при различных производственных работах (обработка металла, строительные работы, хим. промышленность, сел .-хоз. работы и пр.). Из известных работников в области Ф. труда следует отметить: Н. А. Бернштейна, создавшего оригинальную школу биомеханики и разработавшего ряд интересных методов изучения движений, М. И. Виноградова {Ленинградский ун-т), подготовившего большое число молодых фи-.зиологов труда, Э. М. Кагана, руководителя физиол. лаборатории Всеукраинского института гигиены и патологии труда, С. И. Каплуна, теоретика физиологии труда, организатора Центрального ин-та охраны труда, К. X. Кек-чеева, руководителя отдела Ф. труда во Всесоюзном ин-те эксперим. медицины, М. Е. Маршака, внимание к-рого направлено преимущественно в сторону изучения среды и ее влияния на трудовой процесс, Э. Симонсона, германского физиолога, ряд лет работающего уже в УССР, и Д. И. Шатенштейна, заведующего фи-зиол. лабораторией НИИСИ РККА.—Т. о. советская Ф. труда является самой сильной как по количеству исследовательских учреждений и работников, так и по числу выпускаемых работ, и широта постановки проблем и глубина проработки вопросов советскими физиологами выгодно отличают их, как это показано ниже, от иностранных ученых. Самостоятельного научного об-ва физиологи-трудоведы не имеют; в СССР они объединены в секции физиологии труда или физиологии человека соответствующих республиканских или областных филиалов Всес. об-ва физиологов. На всех всесоюзных съездах физиологов (1926, 1928, 1930 и • 1932 гг.) работали многолюдные секции физиологии труда и прочитывались десятки специальных докладов, свидетельствовавших об интенсивной исследовательской работе в СССР. На Международном конгрессе физиологов в Ленинграде в 1935 г. работала секция физиологии труда, на которой из 8 докладов—7 принадлежало советским делегатам. Преподавание Ф. труда. В медвузах имеется небольшой теоретический и практический раздел Ф. труда в курсе гигиены труда; на биол. факультетах в Москве и Ленинграде работают специальные отделения, где ведется также- педагогическая и исследовательская работа с аспирантами. Не решен еще окончательно вопрос о профиле специалиста-физиолога труда: должен ли он быть обязательно врачом или же он может стать физиологом труда только по окончании биологич. факультета. Современное состояние Ф. труда определяется в идеологическом отношении отказом советских физиологов от механистических установок, господствующих .за границей и господствовавших еще недавно у нас в СССР. Взгляд на работающего человека- как на машину, на механизм, стремление нормировать его труд на основании данных энергетики и по коеф. полезного действия, игнорирование соц. характера человеческого труда, недооценка псих, и соц. факторов, определяющих трудоспособность и работоспособность человека, непонимание роли ударничества и соцсоревнования— все это те ошибки, которые были присущи почти всем работникам Ф. труда по 1931 г. и которые в основном советской Ф. труда преодолены. За границей же вследствие буржуазного характера этой науки и соответствующих соц. заказов и полной беспомощности работников Ф. труда в области философии часто встречаются взгляды механистического или идеалистического характера. Методология и проблематика здесь тесно связаны одна с другой, и в СССР поэтому подход к проблемам Ф. труда принципиально иной, нежели за рубежом. Основной проблемой является проблема работоспособности и нормирования труда, тесно связанная в ее физиол. трактовке с проблемой утомления (см.). С проблемой работоспособности и утомления теснейшим образом связана проблема отдыха и процессов физиол. восстановления в организме (действие отдыха на организм утомленного человека, пассивный и активный отдых, роль эмоций, дозировка отдыха, режим работы и роздыха и т. д.). Проблема типовых и индивидуальных вариаций работоспособности только еще намечается в Ф. труда в связи с малой разработанностью диференциальной Ф. Ее значение для Ф. труда огромно, т. к. люди разных конституциональных типов и индивидуальностей совершенно по-разному реагируют на разновидности труда. Также мало изучен т. н. физиол. проф. подбор; близкие к нему по содержа-нию психотехнический и медицинский проф.подбор и проф. ориентация разработаны б. или м. подробно (см. Профессиональный подбор). В связи с проблемой типовой и индивидуальной вариативности и проблемами физиол. упраж-няемости и методов работы стоит проблема «качества» работы; физиологи, изучающие эту проблему, ставят себе целью выявление физиол. причин производственного брака и способов улучшения качества продукции, учитывая в своем анализе соц.-бытовые моменты. Наконец одной из самых важных проблем физиологии труда является проблема обучения, рассматриваемая с физиол. стороны,—упраме-няемостъ (см.). Процесс приобретения навыков изучен в наст, время только с психологической и педагогической точек зрения, а между тем воспитание движений и соответствующих вегетативных систем, тренировка организма почти целиком входят в компетенцию Ф. труда. Ускорение процесса обучения, лучшая фиксация приобретаемых навыков представляют огромный интерес для школ, где идет обучение проф. труду. Наконец проблема режима рабочего дня, отдыха и нормирования труда, одна из самых трудных и сложных в физиологии труда, находится в настоящее время в центре внимания последней. Из приведенного видно, что все проблемы советской физиологии труда являются весьма актуальными с точки зрения интересов социалистического строительства и в то же время представляют очень большой теоретический интерес.                           К. Кекчеев. Лит.: Руководства и справочники.—В е р и г о Б., Общий курс физиологии_ншвотных и человека, М.—Л., «81 1924; Данилевский В., Физиология человека, т. I—Ш, II., 1913—15; К р а в к о в Н., Основы фармакологии, т. I—II, М.—Л. ,1933; Кржишковс кийК., Физиология животных, Л., 1925; Леонтович А., Физиология домашних животных, М., 1927; Ц и о н И., Курс физиологии, т. I—II, СПБ, 1873—74; Чуев-ский И., Физиология животных и человека, М.—Л., 1925; Эголинский Я., Операции и опыты в физиологии, Томск, 1930; Abderhalden E., Lehrbuch der physiologischen Chemie, В.—Wien, 1931 (поел. рус. изд.—М.—Л., 1934); А г thus M., Precis de physiolo-gle, P., 1927; Bayliss M., Principles of general-physiology, L., 1931.; Bernard C, Lecons de physio-logie experimentale, v. I—II, P,, 1855—56; С u s h n у А., Textbook of pharmacology and therapeutics, Philadelphia—N. Y., 1934 (рус. изд.—М.—Л., 1930—31); Gaut-relet J., Elements de technique physiologique, P., 1932; G 1 e у E., Traite elementaire de physiologie, v. I—II, P., 1928; Handbuch der Biochemie des Menschen und der Tiere, hrsg. v. C. Oppenheimer, в. I—VІII, Jena, 1924—27; Handbuch der biologischen Arbeits-methoden, hrsg. т. E. Abderhalden, B.—Wien, с 1921; Handbuch der experimentellen Pharmakologie, hrsg. v. A. Hefrter, B. I—III, В., 1923—34; Handbuch der norma-len und pathologischen Physiologie, hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann, E. Embden u. A. Elllnger, B. I—XVІI, В., с 1925 (лит.); Handbuch der Physiologie, hrsg. v. L. Hermann, Lpz., 1879—82 (рус. изд.—Одесса, 1893); H е-d о n E., Precis de physiologie, P., 1932 (последнее рус. изд.—М., 1920); J u 1 1 i e n A., Travaux pratiques de physiologie et principes d'experimentation, P., 1935; La n d о i s L., Lehrbuch der Physiologie des Menschen, B.—Wien, 1925 (рус. пер.—Берлин, 1921); Lehrbuch der Physiologie des Menschen, hrsg. v. N. Zuntz u. A. Loewy, Lpz., 1920; P о u 1 s s о n E., Lehrbuch der Pharmakologie, Lpz., 1920 (рус. пер.—П., 1917); R о n a P., Prak-tikum der physiologischen Chemie, B. I—III, В., 1926—29; Rost F., Pathologische Physiologie des Chirurgen, Lpz., 1920; Starling E., Principles of human physiology, L., 1920 (рус. пер.—M.—Л., 1931); Tabulae biolo-gicae, hrsg. y. C. Oppenheimer und L. Pincussen, B. I—V, В., 1925—29; Tigers ted t R., Handbuch der physiologischen Methodik, Lpz., 1910; Traite de physiologie uormale et pathologique, sous la dir. de G. Roger et L. Bi-net, v. I—XІ, P., 1928—35; Verworn M„ Allgemeine Physiologie, Jena, 1922 (рус. пер.—M., 1897). Периодические издания.—Архив биологических наук, СПБ—Л., с 1892; Биологический журнал, М., с 1932; Вестник эндокринологии, М., с 1925; Журнал экспериментальной биологии, М.—Л., с 1925; Журнал экспериментальной медицины, М., с 1928; Медико-биологический журнал, М.—Л., с 1925; Реферативный биологический журнал иностр. лит., М., с 1933; Русский физиологический журнал им. Сеченова (в дальнейшем—Физиологический журнал СССР), Л., 1917; Успехи биологической химии, Л., с 1923; Успехи современной биологии, М„ с 1932; Успехи экспериментальной биологии, М., 1922— 1929; American journal of physiology, Boston, с 1898; Archiv fiir experimentelle Pathologie u. Pharmakologie (hrsg. v. Naunyn, Schmiedeberg ii. Klebs), Lpz., e 1873; Archiv fiir Physiologie, Lpz., с 1877; Archives de physiologie normale et pathologique, P., с 1868; Archives Internationales de physiologie, Liege—P., с 1904; Archives nferlandaises de physiologie de l'homme et des animaux, La Haye-Haarlem, с 1866; Archivio dl fisiologia, Firenze, с 1903; Berichte iiber die gesamte Biologie, Abt. A—Berichte fiber die wissenschaftliche Biologie, В., с 1926; Abt. В— Berichte fiber die gesamte Physiologie und experimentelle Pharmakologie, В., с 1920; Biochemical Journal, Liverpool, с 1906; Biochemische Zeitschrift, В., с 1906; Biochemisches Zentralblatt, B.—Lpz., с 1902; Chinese Journal of physiology, Pekin, с 1927; Comptes rendus hebdomadalres des seances et memoires de la Societe de biologie, P., с i883; Ergebnisse der Physiologie, Wiesbaden, с 1902; Hoppe-Seylers Zeitschrift fur physiologische Chemie, Strassburg, с 1877; Journal de physiologie et de pathologie generate, P., с 1899; Journal de physiologie experimentale, P., с 1821; Journal of biochemistry, Tokyo, с 1922; Journal of biological chemistry, N. Y., с 1905; Journal of experimental medicine, N. Y., с 1896; Journal of experimental Zoology, Baltimore:—Philadelphia,с 1904; Journal of general physiology, Baltimore, с 1918; Journal of physiology, L.—Cambridge, с 1878; Pfliiger's Archiv fur die gesamte Physiologie des Menschen und der Tiere, Bonn—В , с 1868; Physiological abstracts, L., с 1916; Physiological rewiews, Baltimore, с 1921; Physiological zoology, Chicago, с 1928; Protoplasma, Lpz., с 1927; Rivista di biologia, Roma, 1919; Rivista di biologia generale, Torino, 1901; Rivista di biologia sperimentale generale, Genova, с 1913; Skandinavisches Archiv fur Physiologie, Lpz., с -1889; Virchow's Archiv f. pathologische Anatomie und Physiologie und fur klinlsche Medizin, В., с 1847; Zeitschrift fur allgemeine Physiologie, Jena, 1902—1923; Zeitschrift Шг die gesamte experimentelle Medizin, В., 1913; Zeitschrift fiir experimentelle Pathologie und Therapie, В., 1905—1921; Zeitschrift fiir Psychologie und Physiologie der Sinnesorgane, Hamburg—Lpz., с 1890; Zeitschrift fur wissenschaftliche Biologie, В., с 1924 (Abt. А—по морфологии и экологии животных, Abt. В—по изучению клетки и микроскопич. анатомии, Abt. С—по сравнит. физиологии, Abt. D—по механике развития); Physiologie, Lpz.—Wien, с 1887; Zoologische Jahrbiicher, Jena, с 1886. Физиология труда.—Б ейнбридж Ф., Физиология мышечной деятельности, М.—Л., 1927; К е к ч ее в К., Физиология труда, 2-е изд., М.—Л., 1930 (рец. С. Каплуна в ш-ле «Гиг., безоп. и патология труда», 1931, № 3—4); К о н р а Д и Г., Современные проблемы физиологии труда, Л., 1931; Atzler E., Korper und Arbeit, Lpz., 1927. Периодические издания. — Гигиена труда, Москва, с 1923 (в дальнейшем под названием—Гигиена, безопасность и патология труда); Советская психиатрия, Москва, с 1932; Arbeitsphysiologie, В., с 1930; Travail hurnain, Р., с 1934.

большая медицинская энциклопедия Смотрите также:

  • ФИЗИОТЕРАПИЯ, физиатрия, физикальная терапия, физ. методы лечения, является научно-практической дисциплиной, имеющей задачей изучение влияния различных физ. агентов на здоровый и больной организмы и применение их с профилактической и лечебной целью. ...
  • ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА. Содержание: I. История Ф. к.................    687 II. Система советской Ф. к.............    690 «Готов к труду и обороне» ..........      — Ф. к. ...
  • ФИЗИЧЕСКАЯ ХИМИЯ, «наука, объясняющая на основании положений и опытов физическую причину того, что происходит через хим. операции в сложных телах». Это определение, к-рое ей дал первый физико-химик М. В. Ломоносов в ...
  • ФИЗИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НАСЕЛЕНИЯ является важным показателем сан. состояния человеческих коллективов. С характеристикой физ. развития связан ряд областей врачебной деятельности: освидетельствование призываемых на военную службу и повторное обследование воинских контингентов; врачебный контроль над массовой ...
  • ФИЗОСТИГМИН (эзерин), алкалоид, действующее начало кадабарского боба, Physostigma venenosum Balfour (сем. Papilionaceae), проси, СО-0-^\-----С----|СН2 взрастающего в Африке. Ан ^/\/сн\/СНа |  ...